Две жизни Сирано де Бержерака

0

Человек пламенного темперамента, проживший короткую, но чрезвычайно бурную жизнь, полную опасных приключений, поединков и сражений, Сирано де Бержерак еще при жизни был очень знаменит. Но драматург Эдмон Ростан сделал его легендой.

Жизнь парижской богемы

Савиньен Сирано де Бержерак родился в Париже 6 марта 1619 года. Он вовсе не был выходцем из дворянской семьи: его дед, еще в середине XVI века поставлявший рыбу в аббатство Сен-Дени и даже ко двору французского короля, в 1582 году купил в долине Шеврез несколько поместий, позволивших ему присоединить к своей фамилии желанное де Бержерак. Его дети стали законными наследниками значительного состояния. Хотя старший сын Абель никогда не славился умением вести дела, женился он вполне удачно – его избранницей стала дочь казначея Эсперанца Белланже. Она родила ему шестерых детей, среди которых был и Савиньен. Отец его к тому времени был уже в почтенном возрасте, он ведь связал себя узами брака лишь в 47 лет, а уж последний его ребенок родился, когда Абелю было уже за шестьдесят.

Первыми воспитателями Сирано стали священники, которые напрочь отбили у него тягу к зубрежке. Мальчика отдали в закрытую школу, потом он отправился учиться в колледж Бове, который и окончил в 1637 году. Наряду с превосходным знанием древних языков и литературы Сирано вынес оттуда и непреодолимое отвращение к схоластике. По окончании коллежа юноша попадает в среду парижской литературной богемы. Кабачки и таверны Латинского квартала, где проводит почти все свое время молодой Сирано, оказываются для него своеобразной школой философии. Здесь слышит он впервые имя Томмазо Кампанеллы, замечательного итальянского философа, доживавшего в ту пору свою жизнь во Франции. Сирано знакомится с его произведениями; ему открывается увлекательный мир дерзких мечтаний о некоем прекрасном государственном устройстве.

Демон храбрости

Увы, мечтами сыт не будешь. Отец Сирано, весьма недовольный его образом жизни, грозит лишить сына денежной поддержки, и двадцатилетний философ вынужден вступить в королевскую гвардию. Для него, бедного дворянина, военное поприще было не только средством к существованию: в случае удачи оно открывало перед ним блестящие перспективы. Однако карьеры Сирано не сделал — он оказался отважным солдатом, не раз проявлял истинные чудеса смелости, чем заслужил себе прозвище Демон храбрости (demon de la bravoure), но независимый характер и острый язык помешали ему снискать благорасположение начальства.

Ничего, кроме тяжелых увечий, военная служба ему не принесла. В битве при Аррасе он был тяжело ранен в лицо и горло. И, выйдя в двадцать два года в отставку, Сирано возвращается к прежней жизни завсегдатая кабачков Латинского квартала. Только знаменитый его длинный нос, и раньше бывший предметом постоянных насмешек, после ранения кажется еще длиннее, и самолюбивый Сирано то и дело был вынужден требовать сатисфакции у дерзких остряков, напоминающих ему об его уродстве.
Среди своих современников он по праву слывет записным дуэлянтом, дерзким забиякой, лихим картежником. Долгое время все занятия литературой у Сирано сводились к написанию картелей – вызовов на дуэль. Сам он, кстати, вовсе не так часто затевал ссоры, больше выступал как секундант. При этом дуэли во Франции в то время были строго запрещены, но никакие официальные меры не останавливали тех, кто считал себя оскорбленным и требовал сатисфакции. «Грудь колесом, ноги циркулем, плащ через плечо, шляпа до бровей, клинок длиннее голодного дня», — писал о таких Теофиль Готье. Многие из них дрались, получая за это определенную плату, но Сирано не относился к таким людям. Он считался преданным другом, а потому обнажал свою шпагу, лишь защищая справедливость.

Один случай из жизни Сирано позднее пересказывали из уст в уста. Однажды поэт Франсуа Линьер, автор множества злых и метких эпиграмм, чрезвычайно разозлил одного вельможу. Тот решил разделаться с обидчиком, наняв сразу несколько десятков головорезов. Линьер не испугался и решил встретиться с противниками лицом к лицу, с собой он взял только лишь Сирано де Бержерака. Дуэль произошла у Нельской башни, ее итогом стали двое убитых и семеро тяжело раненых наемников. Остальные поняли, что с такими противниками, как Сирано и его друг, лучше не связываться, а потому попросту сбежали. Бержерака с тех пор прозвали Неустрашимым, а само сражение Сверхъестественным.

Вольнодумец и безбожник

Но у такого бретера, игрока и острослова, как Сирано, была и другая жизнь — наполненная углубленными занятиями философией и науками, серьезными раздумьями и напряженным литературным творчеством.

В ту пору в доме богатого откупщика Люилье собирался небольшой кружок молодых людей, изучавших философию. Желая дать своему побочному сыну, впоследствии поэту Шапелю, хорошее образование, Люилье взял его из коллежа и устроил для него и ближайших его друзей своеобразную школу на дому, пригласив в качестве наставника одного из передовых мыслителей эпохи, философа-материалиста Пьера Гассенди.

Узнав о лекциях Гассенди, Сирано де Бержерак, который был знаком с Шапелем, добился права присутствовать на них. Согласно легенде, добивался он этого весьма решительно: явившись незваным в дом Люилье, он будто бы обнажил шпагу, грозя пустить ее в ход, если его желание не будет немедленно удовлетворено. Как бы там ни было, Сирано оказался одним из наиболее прилежных и способных членов этого кружка.

Подобно многим поэтам XVII века, Бержерак был активным участником Фронды, в лагере восставших против королевской власти из рук в руки передавались его полные ядовитого сарказма, мятежные «мазаринады». Однако потом Сирано отошел от Фронды, но все свои чувства, связанные с этим периодом жизни, он выразил в трагедии «Смерть Агриппины», написанной с точным соблюдением всех правил классицизма. Главный герой пьесы — римский полководец Сеян, стоящий во главе заговора против императора Тиберия. Но своего героя Сирано сделал не только политическим бунтарем; этот «солдат-философ», как называет его один из приближенных императора, одновременно смелый мыслитель, автор наделил его собственными атеистическими взглядами, которые Сеян бесстрашно проповедует в пространных монологах.

С помощью герцога д'Арпажона Сирано удалось однажды поставить свою трагедию, но она, не принеся автору ни славы, ни денег, лишь укрепила его репутацию опасного вольнодумца и безбожника. Во время представления враги поэта не без основания усмотрели в речах Сеяна непочтительное отношение к религии и ее служителям, в зале поднялся свист, представление пришлось прервать, и пьеса никогда больше не ставилась. А вот комедия Сирано «Осмеянный педант» имела скандальный успех, так как он вывел в ней под его собственным именем своего бывшего наставника, директора парижского коллежа Бове, аббата Гранже. Известный всему Парижу почтенный аббат был изображен законченным тупицей, а вся пьеса зло и остроумно высмеивала схоластическую педагогику.

Мечты о полете на Луну

Сирано не только пробовал свои силы в трагедии и комедии. Он явился создателем совершенно нового в ту пору жанра. Его знаменитая книга «Иной свет, или Государства и империи Луны» может быть по праву названа первым в европейской литературе научно-фантастическим романом. Здесь у Сирано не было предшественников, не было и соперников — расцвет этого жанра в Европе приходится на значительно более поздние времена. Бержерак жил в те времена, когда идея полета на Луну могла быть лишь дерзновенной мечтой. Но, рассказывая о своем фантастическом путешествии на Луну, Сирано даже этим фантастическим измышлениям стремится придать видимость правдоподобия, создать иллюзию достоверности, черпая свою «научную» аргументацию из арсенала естественнонаучных представлений, доступных образованному человеку XVII столетия.

Автор романа поднимается на Луну с помощью сложной машины с металлическими крыльями, снабженной системой летучих ракет, постепенно сгорающих во время полета. Эта фантастическая машина совсем не похожа ни на будущий самолет, ни на современные ракетные установки. Сирано мечтает не только о летательных аппаратах; его герой обнаруживает на Луне любопытные «книги», являющиеся прообразом звукозаписывающих и звуковоспроизводящих аппаратов наших дней. Чтобы «прочитать» такую книгу, надо лишь поставить стрелку на определенную главу, и тогда из этой маленькой машины начинают литься разнообразные звуки. Есть на Луне также передвижные дома, снабженные сложнейшими механизмами. Сирано мечтает и о многих других усовершенствованиях, которые могли бы сделать жизнь человека легкой и прекрасной.

Замысел романа-утопии родился у Сирано под влиянием различных утопических трактатов, а также книги английского епископа Френсиса Гудвина «Человек на Луне, или Рассказ о путешествии туда, совершенном Доминго Гонсалесом», за два года до появления романа Сирано переведенной на французский язык. Герой Гудвина кастилец Доминго Гонсалес, оказавшись в результате всяческих приключений на острове Св. Елены, занялся дрессировкой диких лебедей, которые перенесли его в конце концов на Луну, откуда после ряда приключений с помощью тех же дрессированных птиц он вернулся на Землю. Но если у Гудвина рассказ о путешествии на Луну – всего лишь басня, то Сирано сделал свою книгу одой остроумию. И, конечно же, не случайно своих «лунных обитателей» Бержерак наделил большими носами, называя это признаком учтивости, приветливости и благородства.

Триумф Ростана

Разгульная молодость, в конце концов, привела Сирано к катастрофе: в 26 лет он заболел сифилисом, вскоре изменившим весь образ жизни писателя. Отошли в прошлое веселые попойки, дуэли, любовные приключения, исчезли понемногу прежние друзья-собутыльники. Больной, с каждым днем все более слабеющий, Сирано становится домоседом; теперь он почти целиком отдается литературному творчеству. Болезнь и жестокая нужда заставляют его искать себе знатного покровителя. Для независимого и гордого поэта это было тяжким, унизительным шагом. Скрепя сердце, он посвящает свои сочинения герцогу д'Арпажону, который принимает услуги «своего поэта» с обидным снисхождением. Однажды, когда Сирано шел к д'Арпажону, со стропил строившегося дома на него свалилась балка. Несколько месяцев спустя Бержерак скончался.

Есть подозрение, что этот несчастный случай был делом рук иезуитов, боявшихся опасного влияния вольнодумца Сирано на умы современников. Но Бержерак оставался верен себе до последних мгновений — он отказался примириться с церковью и умер, как и жил, убежденным атеистом.

Прошло много лет, и как-то в конце декабря 1897 года парижский театр «Пор-Сен-Мартен» объявил об очередной премьере. Автором был никому не известный Эдмон Ростан, а пьеса называлась просто – «Сирано де Бержерак». В ней можно было увидеть множество героев, бывших современниками знаменитого вольнодумца, а уж остроумие Сирано Ростан передал просто блестяще. Но нужно помнить, что драматург, писавший романтическую пьесу, неизбежно должен был наделить своего Сирано высокими чувствами, достойными романтического героя, и облечь их в соответствующие романтические одежды. Так, от начала до конца выдумана Ростаном вся история самоотверженной любви Сирано к его кузине. В действительности Бержерак никогда не испытывал нежных чувств к своей двоюродной сестре Мадлене Робино — особе на редкость безобразной, а в старости превратившейся к тому же в отъявленную ханжу.

Ростан даже не думал, что его пьеса будет иметь успех, перед премьерой он даже просил прощения у артистов за то, что втравил их в абсолютно безнадежное дело. Но после представления зал взревел от восторга. Несколько дней в Париже было только и разговоров, что о новой пьесе, которую тут же издали книгой, ставшей настоящим бестселлером. Так знаменитый дуэлянт и вольнодумец Сирано де Бержерак начал жить новой жизнью – литературного героя, история которого до сих пор волнует людей.

Подготовила Лина Лисицына
По материалам [link=http://www.Biografia.ru]Biografia.ru[/link], [link=http://www.peoples.ru]People’s History [/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты