Джо Кокер: «Я привносил в чужие песни что-то свое»

0

Его вокал называли «откровением городского бродяги», а поведение на сцене – «работой пьяной ветряной мельницы». Он вошел в десятку величайших соул-певцов мира, будучи стопроцентным британцем.

«Маленький Рэй Чарльз»

Джон Роберт Кокер родился 20 мая 1944 года в Шеффилде, он был младшим сыном государственного служащего Гарольда Кокера. Из-за финансовых затруднений в семье парень оставил школу и пошел работать помощником монтера. «В одной из моих песен есть строчка “я получил все свое образование на улице”. И ведь это почти правда, — говорил Джо. — Нет, я не состоял ни в какой уличной банде и все такое, но все-таки “уличной мудрости” поднабрался. Я не пошел учиться в университет, в отличие от моего старшего брата, который потом стал большой шишкой в одной местной компании. Мы росли в типичном доме для представителей рабочего класса Северной Англии».

Еще в юности Джо увлекся музыкой, начал петь в группе. Родители думали, что это развлечение на время, а потом сын его позабудет. Но для Кокера оно стало образом жизни. По вечерам, меняя рабочую робу на темный костюм и галстук-бабочку, начинающий музыкант выходил на сцену под именем Вэнса Арнолда и исполнял известные поп-песни, соул и блюз. Его любимыми номерами были вещи из репертуара Рэя Чарльза What’d I Say и Georgia оn My Mind. Бэк-музыканты, аккомпанировавшие Джо, именовали себя The Avengers. Час Х для Арнолда-Кокера и его команды наступил в 1963 году, когда они отыграли отделение на сцене шеффилдского «Сити-холла» перед концертом Rolling Stones. Как утверждали очевидцы, Вэнс Арнолд и компания выглядели очень убедительно.

После этого Джо оставил прежнюю работу, а в Англии родился новый артист. В 1964 году он тихо и скромно дебютировал с синглом I’ll Cry Instead, кавер-версией Beatles. «Наша пластинка даже не попала в хит-парады, — вспоминал музыкант. — Тем не менее, мне хватило упорства продолжать свои попытки добиться успеха — но ждать пришлось еще целых пять лет».

Артист собрал новую бэк-группу Joe Cocker Big Blues и отправился знакомиться с публикой. Сначала с английской — на севере Великобритании, потом с европейской — во французской провинции и на воздушных базах США, расположенных на территории Франции. Американские военные, в основном выходцы из южных штатов, радушно принимали голосистого британца. Французы называли его «маленький Рэй Чарльз». К сожалению, возвращение на родину ознаменовалось печальным происшествием: во время одного из концертов под музыкантами провалилась сцена. Хотя артисты отделались синяками и легким испугом, это произвело гнетущее впечатление на фронтмена. Да и вся обстановка в команде не внушала оптимизма. Фактически после этого концерта Joe Cocker Big Blues перестали существовать.

«Голос всех слепых плакальщиков»

Целый год Джо молчал. Не выступал, не записывался, не искал новых музыкантов. Дело сдвинулось с мертвой точки, только когда в его жизни появился Крис Стейнтон, которого Кокер позднее называл величайшим музыкантом в мире. На пару с Крисом они собрали отличную команду The Grease Band. Первые студийные демо-записи передали для знакомства продюсеру Денни Корделлу. Ему очень понравилась вокальная манера Кокера, и он устроил певцу постоянные выступления в знаменитом лондонском клубе The Marquee. Это было в 1968 году. В течение следующего года Джо Кокер из подающего надежды исполнителя блюз-рока шаг за шагом превращался в британскую рок-звезду.

Начало положил первый громкий хит в его сольной карьере, лидер британского хит-парада — сингл A Little Help From My Friends, очередная кавер-версия Вeatles. Кстати, сами музыканты из ливерпульской четверки высоко оценили пение Кокера, Леннон и Маккартни прислали артисту лаконичную телеграмму: «Спасибо. Это даже чересчур. Джон. Пол».

Позднее Маккартни пригласил Джо к себе в гости: «Мне сказали приехать к нему в три часа дня, я приехал в пять минут четвертого, — вспоминал Кокер. – Вышла служанка и на староанглийском сказала мне, что Пол ждал какого-то человека, но тот не явился. И закрыла передо мной дверь. Когда потом меня пригласили в офис Apple Records, я был уже пунктуален».

Через полгода о Джо узнала и Америка. Сколько угодно концертов сами по себе не сделали бы того, что удалось одному-единственному появлению на телеэкране. Кокера пригласили в самое знаменитое на тот момент телешоу Эда Салливана. Певец поразил воображение зрителей своим хриплым голосом и экспрессивным поведением. Реакция прессы на живое выступление Кокера, равно как и на две его первые пластинки With a Little Help from My Friends и Joe Cocker!, уже изданные в США, была неоднозначной, но никому и в голову не приходило отрицать его оригинальный талант. Тем более что аккомпанировали артисту отличные музыканты, включая гитаристов Джимми Пейджа и Альберта Ли.

Обозреватель журнала Life своеобразно охарактеризовал имидж Кокера, назвав его «голосом всех слепых плакальщиков, сумасшедших попрошаек, несчастных калек, которые бродят по улицам. Кокер выразил то, что творится у них в душе и о чем никто не знает, то, что сами они никогда не сумели бы высказать».

Мрачные времена

В 1969 году Кокер произвел фурор на фестивале на знаменитом фестивале в Вудстоке, когда весь мир увидел и запомнил неповторимую манеру поведения Джо на сцене: «Все отбивают ритм ногами, а я чувствую его руками». По легенде, своим мощным рыком Кокер разогнал грозовые тучи над головами собравшихся послушать его хиппи. «Тогда на фестивале собралось более 600 тысяч человек. Это было мое первое вступление перед такой огромной аудиторией, — рассказывал музыкант. — Нас всех объединяло всеобъемлющее чувство любви и поиск гармонии между собой и окружающим миром. Мы были против войны, против социального неравенства.

До Вудстока в моей карьере все шло более или менее. У меня была девушка, которая жила со мной еще со времен Шеффилда, мы путешествовали с ней по миру. А потом все вдруг мгновенно изменилось, я не могу даже вспомнить, что именно закрутило эту спираль успеха. Кстати, с той девушкой мы разошлись после Вудстока, а в 1978-м я встретил свою жену Пэм. Она очень положительно на меня повлияла — воспитывала меня буквально каждую ночь! Ведь до этого середина семидесятых была для меня очень мрачным временем».

Певец был нарасхват, давал по триста концертов в год, а чтобы преодолеть усталость и стресс, выпивал по две бутылки виски в день и выкуривал по три пачки сигарет. Вскоре пристрастился к травке, а потом и к более серьезным наркотикам. Без такого допинга он не мог уже не только выходить к публике, но и работать в студии. Джо вспоминал, что когда писал свои лучшие шлягеры того времени, то «мыслями парил где-то в небесах, в открытом космосе». В конце концов, исхудавший, небритый и с огромной лысиной на голове он все бросил и вернулся к маме с папой в Шеффилд.

Джо жил затворником, пил со школьными друзьями и принимал наркотики в обществе дешевых проституток, зачастую не знавших, кто этот неопрятный верзила с карманами, полными денег. Но благодаря стараниям менеджеров, получавших до 90 процентов прибыли пребывавшей в запое звезды, новые альбомы выходили достаточно регулярно. «Когда у меня спрашивали: “Джо, что же тогда с тобой произошло?”, я даже не мог толком ничего объяснить, — признавался Кокер. — На то оно и “мрачное время”».

Просветление пришло неожиданно – Джо случайно нашел свой старинный сингл и сравнил фотографию на нем с отражением в зеркале. Контраст так поразил музыканта, что он тут же решил «завязать» и за каких-то три дня записал кавер любимого Рэя Чарльза Unchain My Heart, вернувший его на вершины чартов. А вдогонку – старинный хит Рэнди Ньюмэна You Can Leave Your Hat On для фильма «9 1/2 недель». На концерте в «Карнеги-холл» возвращение артиста приветствовали стоя.

Его не смущало, что львиную долю его репертуара составляли кавер-версии: «Поскольку я никогда не играл ни на пианино, ни на гитаре, собственно песни я сочинял редко, — говорил Кокер. — Однако я чувствовал чужую музыку и, как мне кажется, умел переосмысливать чужое музыкальное наследие. Естественно, стараясь при этом привнести в песню что-то новое, как было, скажем, с песней Little Help From My Friends: вместо того чтобы просто перепевать Вeatles, я исполнил ее на три четверти, в стиле Рэя Чарльза. С другой стороны, мне никогда не нравилось само это слово – “кавер-версия”. Речь идет скорее об интерпретации».

«Я выделяюсь из общего ряда, не так ли?»

Вместе с Пэм Джо поселился на ранчо «Бешеная собака» в Колорадо, выращивал помидоры, ловил форель, старался вести здоровый образ жизни: «Я долго боролся с алкогольной зависимостью, нашел в себе силы победить ее, с тех пор спиртное — табу. Также старался есть здоровую пищу, но в турах постоянно налегал на сладкое. Всегда обожал торты, поклоняясь ванильным сладостям и тортам без орехов».

В его копилке была многочисленная коллекция музыкальных премий и наград. Среди наиболее заметных концертов с участием артиста стоит упомянуть шоу Princes Trust Gala, проходившее под патронатом королевской семьи Великобритании, концерт в честь дня рождения Нельсона Манделы, грандиозное шоу в Берлине по случаю падения Берлинской стены. В Америке, ставшей для Джо второй родиной, он выступал на церемонии инаугурации президента Джорджа Буша. 11 сентября 2001 года артист также находился в Нью-Йорке. «Тот день изменил все в том, что касается путешествий по миру. Из-за этого я не получал уже от гастролей такого же удовольствия, как в былые времена, — признавался Кокер. – В аэропортах приходилось снимать обувь, пояс. Однажды случилась забавная история в Германии: сначала они, видите ли, попросили меня снять пояс, а потом потребовали автограф! Вот каков стал мир».

В июне 2007 года Джо стал кавалером Ордена Британской империи. «Насколько я знаю, это команда Тони Блэра посоветовала Букингемскому дворцу вручить мне медаль, — рассказывал певец. — На самом деле, это несколько странно, ведь я столько лет прожил в Штатах, практически иностранец. Но я очень живо представил себе, как мои старинные друзья в Шеффилде поперхнулись пивом в пабе, услышав новость о том, что я состою в списках людей, представленных к награде. Так что я с радостью согласился ее получить!»

Музыкант много занимался благотворительностью, он создал свой фонд Cocker Kids’ Foundation, в котором помогал детям из малообеспеченных семей получить образование. Также был ярым защитником природы и бездомных животных. В 2013 году артист выступил против отстрела бездомных собак на Универсиаде в Казани.

Несмотря на свой возраст, Джо был активным пользователем Интернета. Он вел свои страницы в таких популярных социальных сетях, как Facebook и Twitter. Любил поговорить о музыке, хотя и признавался, что сейчас все здесь очень изменилось: «Когда я был помоложе, то знал практически всех исполнителей, близких мне по стилю, по духу, был в курсе их творчества — все мы были как одна большая семья, и нас было не так уж и много. А сейчас любой может записать компакт-диск за одну тысячу долларов — разве не так? Слишком много народу сейчас пытается привлечь к себе внимание аудитории. Мне повезло в том плане, что за свою долгую карьеру я записал несколько песен, с которыми у многих людей связаны свои личные яркие воспоминания. Я выделяюсь из общего ряда, не так ли? По крайней мере, я надеюсь на это!»

В последнее время Кокер болел раком легких, осенью ему резко стало хуже, а 22 декабря музыканта не стало. «Очень грустно, что Джо ушел, — сказал Пол Маккартни. — Как и многие, я обожал его музыку. И я был очень польщен, когда он решил исполнить мою песню. Я помню, как он пришел в студию и поставил запись. Это было сногсшибательно. Он превратил ее в соул-гимн, гимн души. И я вечно буду ему за это благодарен».

Подготовила Лина Лисицына,

Поделиться.

Комментарии закрыты