«Его бросок – это росчерк молнии!»

0

Не стало знаменитого хоккеиста Владимира Петрова
Человек, сложный по своему характеру, Владимир Петров на хоккейной площадке, тем не менее, умел подчинять себя командной игре, отрабатывал за двоих, никогда не повышал голоса на партнеров.

«Наша тройка была неповторима»
Петров родился 30 июня 1947 года в Подмосковье. Сегодня город Красногорск воспринимается чуть ли не спортивным центром, а тогда в послевоенной столице спорт для мальчишек там был один: гонять мяч. Летом – по полю, зимой – по льду. Ближайшая к Красногорску спортивная база находилась километрах в 15, в Тушино. «Не поверите, но когда мы были мальчишками, порой с 4 часов утра по шпалам бежали из Красногорска в Тушино на тренировку, — вспоминал брат Владимира, Юрий. — Ну не ходили так рано автобусы, а нам надо было, и все! Такая прогулка занимала часа полтора. Вот такой энтузиазм из нас шел. Мы же были простые дети рабочих. Кстати, Вовка не только в хоккей хорошо играл, но и в футбол».
Лет в 16 Петрова заметили, позвали в «Трудовые резервы», а после победы его команды на Всесоюзном молодёжном первенстве 1965 года Володя стал игроком «Крыльев Советов». Там-то под руководством Александра Виноградова и Владимира Егорова и начал по-настоящему расцветать центрфорвард Владимир Петров, которому позже суждено было стать двукратным чемпионом Олимпийских игр.
Анатолий Тарасов заметил Петрова в 1967 году. Не сделать это было сложно: пушечный щелчок, мощный кистевой и отличные физические данные – не совсем типичные черты для центрального нападающего. Когда слава о Петрове разойдётся на весь Союз и за его пределы, вратарь московского «Динамо» Владимир Полупанов скажет: «Его бросок – это росчерк молнии!» При том, что и об обороне легендарный форвард, как и положено центру, не забывал. Более того: габариты, цепкость и редкое упорство позволяли ему, остроатакующему игроку, когда нужно – выступать третьим защитником. И ведь не подводил.
В 20 лет оказавшись в ЦСКА, Владимир Петров через два года уже дебютировал за сборную. Тарасов к тому времени подобрал ему в партнёры ровесников, хотя изначально планировал, что Петров будет играть в тройке с Альметовым и Александровым. Однако Альметов после серьёзного конфликта с тренером ушёл из клуба, и его заменил бывший игрок московского «Локомотива» Борис Михайлов. «Тогда наша тройка была Михайлов — Петров — Александров, — вспоминал спортсмен. — Но после того как на турнире в Японии Вениамин Александров получил травму, Тарасов стал срочно искать ему замену. И остановил свой выбор на Валере Харламове. Так в 1968 году родилась наша тройка, которая на протяжении 14 лет была лучшей не только в ЦСКА и сборной, но и в мировом хоккее. Не сочтите меня нескромным, но наша тройка была неповторима. На чемпионате мира в Москве на троих мы забросили 51 шайбу! Не знаю, сможет ли кто-то когда-нибудь это повторить».

«Даже льду становилось жарко»
Они сразу нашли общий язык — как на площадке, так и в жизни. «Вообще, говорить об этих хоккеистах по отдельности очень трудно, да и, пожалуй, неправильно, — рассказывал Владислав Третьяк. — В разные годы по разным причинам первое звено пытались “разбавлять” другими спортсменами, но не знаю, как вам, а мне в его игре тогда чего-то не хватало. Кажется, они родились для того, чтобы встретиться и стать лучшим в мире хоккейным звеном. Лично я в трудные минуты верил только в них. Сколько раз, бывало, они переламывали ход неудачно сложившегося матча, брали игру на себя, забрасывали решающие шайбы. Они были лучшими много лет.
На сборах и турнирах Борис всегда жил в одной комнате с Володей Петровым. Они мало похожи друг на друга. Петров — горячий, самолюбивый, вспыльчивый, любит в глаза резать все, что думает. Бывает, проходишь мимо их комнаты и слышишь — опять спорят. Но эти споры гасли так же быстро, как возникали. Друзья есть друзья. Если Михайлов делал дома шашлык, то, будьте уверены, рядом с костерком возился Петров. Я считаю, что Петров был самым сильным центрфорвардом в мире. Он атлет и всегда крепко держался на коньках. Я, во всяком случае, ни разу не видел, чтобы кому-нибудь удалось свалить Петрова на лед.
Всю эту троицу отличала совершенно неутолимая жажда гола. Им было неважно, кто из них забьет, на кого запишут шайбу и пас, — важно забить. Они просто физически не переносили поражений, даже если играли в футбол или бильярд. Им обязательно надо было побеждать, и только побеждать! Обычно их тактика заключалась в том, чтобы ошеломить, смять, закрутить соперника в бешеной карусели, посеять в его рядах панику и, воспользовавшись этим, красиво забросить шайбу. Каждый из них был уверен в товарище, как в самом себе, и действовали они все без оглядки. Даже на тренировках первое звено не любило уступать. Надо было видеть эти тренировки! Даже льду становилось жарко».
На международной арене и в чемпионате Союза Михайлов, Петров и Харламов гремели, идеально дополняя друг друга. Михайлов брал мощью, Харламов – изяществом, а Петров связывал их воедино, при этом считаясь одним из самых физически сильных центрфорвардов мирового хоккея. Вместе они собрали впечатляющую коллекцию наград: бесчисленное множество титулов чемпионов мира, суперсерии на уровне сборной и клубов и, конечно же, золото Олимпиады в Инсбруке.
Петров часто заходил к Харламову в гости. «Это был незаурядный, интересный человек. С ним было легко и просто — как в обычном общении, так и на ледовой площадке, — рассказывал Петров. — Когда в 1972 году Тарасов перевёл Харламова в звено к Анатолию Фирсову и Александру Рагулину, мы с Борисом Михайловым чувствовали себя людьми, которым отрубили руки. Без Харламова мы буквально впали в депрессию. Понимаете, с ним невозможно было не дружить. Запомнилось, как в 1972 году после суперсерии с клубами НХЛ Валеру в Канаде признали выдающимся мастером современности. После этого руководство Североамериканской хоккейной лиги пригласило его на финальный матч Кубка Стэнли. Вернулся Валерка из Америки с подарками — двумя парами модных женских сапог на платформе: одна пара — для жены Бориса Михайлова, другая — для моей супруги».

«Наше поколение было первопроходцами»
Одним из самых драматичных эпизодов в карьере блестящей тройки стал проигрыш американцам на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде — звено Петрова обвинили в слабой игре. У Владимира было на этот счет свое мнение: «Понимаете, на всех турнирах ведется специальная внутрикомандная статистика. КПД звеньев устанавливается по целому ряду показателей, не только по количеству заброшенных шайб. И поверьте мне, на той Олимпиаде наш КПД был не хуже, чем у других. Другое дело, что вся команда сыграла ниже своих возможностей. И причина — психологическая закрепощенность.
Кроме того, в решающем матче с американцами наш главный тренер допустил грубейшую ошибку, когда заменил Третьяка после двух пропущенных в первом периоде шайб. У каждого вратаря есть свой “процент пробиваемости”. Третьяк свое уже пропустил, а Мышкину это только предстояло. Тем более, Владислав в нужный момент всегда умел собраться, как никто другой, и своей надежностью, своим покоем он заряжал всю команду. А когда Тихонов его поменял, мы сразу почувствовали какой-то дискомфорт, а соперник, наоборот, обрел уверенность. Разбор полетов начался еще в Америке. Тихонов считал, что он не виноват, игроки не проявили воли к победе, не выполнили его указаний. Хотя я считаю, что в поражении всегда виноват тренер, который эту команду готовил».
В 1981 году в сборной перестали выступать Михайлов и Харламов. Тихонов поставил Владимира Петрова в звено с Макаровым и Крутовым. Они стали лучшей тройкой на чемпионате мира, а Петров был признан лучшим центрфорвардом. И хотя физически Владимир мог еще играть на высочайшем уровне несколько лет, да и Тихонов просил его остаться, он ушел. Играл за питерский СКА, окончил с отличием Высшую школу тренеров.
Владимиру Петрову посчастливилось не только играть с одними из лучших партнеров в мире, но и тренироваться под руководством блестящих наставников: Чернышева, Боброва, Тарасова, Кулагина, Тихонова. Лучшим из них он считал Анатолия Тарасова: «Лучше него в нашем хоккее тренера не было и нет. Этот человек поставил наш хоккей на те рельсы, по которым он по сей день движется вперед. Все тренеры в своей работе действуют методом проб и ошибок. Так вот Тарасов почти никогда не ошибался. Пусть это мое субъективное мнение, но я его уже не изменю».
Тарасов был для него и единственным Тренером и авторитетнейшей Личностью. Что не мешало Петрову даже в молодости спорить с мэтром. На тренировках это заканчивалось для хоккеиста лишними километрами кросса, кувырками с блинами и прочими дополнительными нагрузками. Петров это знал и продолжал спорить. Ему важно было все разложить по полочкам, понять смысл занятий. Характер. Тренер это понимал и прощал. «Потом появились другие наставники, но установленный Тарасовым курс оставался прежним. Человек ставил цель — и ради ее выполнения шел на любые средства. Строжайшая дисциплина, огромное количество тренировок — все это было оправданно. Просто наше поколение было первопроходцами. Тренеры шли методом проб и ошибок. Остальные ошибались, Тарасов — нет», — говорил Петров.
По окончании спортивной карьеры, когда в 1992 году была создана Федерация хоккея Российской Федерации, он стал ее первым президентом. Позднее он работал генеральным менеджером в нескольких хоккейных командах — ЦСКА, «Спартаке», питерском СКА, возглавлял фонд «Звезды хоккея». Руководил Музеем хоккейной славы Российской Федерации и обожал эту работу: «Считаю ее очень важной. Обидно, что у нынешних мальчишек очень много кумиров — заокеанские звезды. А своих знаменитостей они не то, что не помнят — просто не знают».
28 февраля 2017 г. легендарного хоккеиста не стало. Он сгорел от рака буквально за полтора месяца. «Это огромная потеря для хоккея, — сказал бывший игрок ЦСКА Александр Пашков. — Петров до последнего дня занимался развитием этого вида спорта. Володя постоянно работал, полностью отдавал себя хоккею. Безусловно, он был выдающимся игроком великого трио: Петров, Михайлов, Харламов, которые навсегда вошли в историю мирового хоккея. Володя был человеком твердых убеждений, человеком с внутренним стержнем, всегда добивался правоты. Таких людей, которые отстаивают свою точку зрения, совсем немного».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Allhockey.ru, «Звездный бульвар» (zbulvar.ru), Mir24.tv, NHL.com

Поделиться.

Ответить