Елизавета Боярская: Есть вещи, о которых моей маме лучше не знать

0

Недавно на экраны вышла картина «Адмиралъ», рассказывающая о судьбе Александра Колчака. Лиза Боярская сыграла великую любовь предводителя Белого движения России — Анну Тимиреву.

— Лиза, вы говорили, что не сможете себе простить, если не получите роль Тимиревой. И перед пробами старались делать все от вас зависящее, даже колдовали. В чем заключалось колдовство?

— Меня теперь многие спрашивают: «Правда, что вы колдуете?» (Смеется.) Нет, неправда! Про колдовство я говорила, да. Но это — метафора. Я, когда прочла сценарий, поняла, что такая роль бывает раз в жизни! Пробы длились почти полгода. Меня все не утверждали, а я даже мысли не допускала, что мне не будет позволено прикоснуться к истории любви Анны и Колчака. И я полгода беспрестанно думала об этом и невольно посылала мысленные импульсы из Петербурга в Москву. (Смеется.) Как видите, сработало! Вот и все колдовство.

Я даже к съемкам начала готовиться, не дожидаясь, пока меня утвердят. Читала мемуары «Воспоминания морского офицера» Сергея Тимирева, законного мужа Анны Васильевны. Конечно, он в основном рассказывает о себе, но о жене и Колчаке в его книге тоже есть. Читала переписку Колчака и Тимиревой. Писем так много! У меня осталось ощущение, что в разлуке эти люди целыми днями только и делали, что писали друг другу нежные, откровенные и в то же время ироничные письма.

Вообще, сыграв Анну Васильевну, я на многие вещи стала смотреть иначе. Ни в коем случае не смею сравнивать себя с Тимиревой, потому что не стою ногтя этой женщины, но думаю, что способна на поступки, которые совершала она.

 
От родителей съезжать не собираюсь

— Сейчас в основном все пользуются электронной почтой, и, читая какой-нибудь эпистолярный роман, каждый вспоминает, как давно последний раз писал от руки. Под впечатлением переписки Колчака и Тимиревой вы думали об этом?

— Представьте себе, я страшная «бумажница». У меня с собой всегда ручка и куча блокнотов — ежедневник, ролевая тетрадь, дневник. Без них я просто не выхожу из дома. Бывает, видишь человека, который как-то странно себя повел, или насчет него возникают какие-то размышления, или на улице какая-то сценка разыгралась — мне сразу хочется все это записать, чтобы не забыть и, возможно, в будущем воспользоваться, играя какую-либо роль. Иногда сочиняю стихи.


— Анна первая призналась Колчаку в любви. Скажите, а вы бы не постеснялись это сделать?

— Постеснялась? (Смеется.) Что вы, у меня только так и бывает. По натуре я ужасно влюбчива, но, правда, мимолетно. Могу влюбиться в солнечный день, в красивый пейзаж, в молодого человека, который прошел мимо, а мне почему-то захотелось оглянуться ему вслед, а ему — посмотреть на меня. Тогда у меня в голове может разыграться прекрасная романтичная история, которая никогда не произойдет наяву. Но если бы я полюбила по-настоящему, наверное, мне было бы тяжело сказать о своих чувствах первой. По своей сути я все-таки страшная однолюбка.

— Читала, что слово «брак» вгоняет вас в тоску. Это по-прежнему так?

— Пока профессия у меня стоит на первом месте. Но я больше чем уверена, что если в моей жизни появится человек, с которым я захочу связать свою жизнь, то все ценности быстро поменяются.

— Вы живете с родителями?

— Конечно. Да и где мне жить, как не с родителями, с моим сумасшедшим графиком? Не представляю, как бы я приходила в пустую квартиру, холодную и пыльную, потому что меня порой месяцами не бывает дома. Я бы все время испытывала щемящее чувство одиночества. Да и хозяйка из меня пока не самая образцовая — все горит, бьется, ломается. Поэтому от родителей я съезжать не собираюсь. Во всяком случае, пока.

В детстве была мальчишницей, такой и осталась

— С кем вы делитесь своими самыми сокровенными переживаниями?

— С мамой я делюсь почти всем. Но все-таки есть какие-то вещи, про которые ей лучше не знать. (Улыбается.) А вот старшему брату Сереже я могу рассказать абсолютно все. Сережа — главный человек в моей жизни. Я его очень люблю и знаю, что брат меня тоже очень любит. Мы друг за друга стоим горой. К сожалению, с Сережей из-за занятости мы общаемся нечасто, созваниваемся далеко не каждый день, но думаю я о брате постоянно.

— Лиза, мне кажется, вы очень общительный человек. Это так?

— Да, со мной легко найти общий язык. У меня много подруг — дачных, школьных, из танцевального кружка, в который я ходила 13 лет. Но друзей гораздо больше. Я с детства была жуткой мальчишницей, пацанкой, меня как девушку долго никто и не воспринимал. В институте тоже друзей оказалось больше, чем подруг, почему-то так складывается. И, конечно же, у меня появляются новые друзья и дорогие мне люди после каждого фильма.

— А Константина Хабенского, вместе с которым вы сейчас сыграли в «Адмирале», и Сергея Безрукова, с которым играете еще и в театре, вы можете назвать друзьями?

— Хочется надеяться, что да.  Знаете, я могу сказать так: абсолютное счастье работать с такими партнерами, как Константин Юрьевич и Сергей Витальевич. Это действительно так. Правда, думаю, что, услышав это, они тотчас бы прикончили меня за пафос. (Смеется.) Но я и к Сергею, и к Косте отношусь, как восторженный ребенок. Такой они меня порой и воспринимают.

Чувствую, что времени остается все меньше

— Константин рассказывал, что для съемок в «Адмирале» учился верховой езде, брал уроки французского языка. А вам пришлось чему-то учиться?

— Нескольким молитвам, которых раньше не знала. Я верующий человек, но не настолько религиозно образованна, как люди начала прошлого века. Анна Тимирева свободно владела французским языком, а я знаю только английский и немецкий. Я была готова для съемок фильма овладеть хотя бы базовым уровнем французского, тем более что языки даются мне легко. Но единственную сцену, где моя героиня говорила на французском, убрали. А этикет, умение держать осанку, манеру общения, свойственные людям той эпохи, я в какой-то степени впитала от родителей, а в какой-то — почерпнула из книг.

— Лиза, вас на экране состарили с помощью компьютерной графики. Вы, наверное, о старости еще не думаете?

— «Адмиралъ» заканчивается эпизодом съемок картины «Война и мир», и в массовке мы видим уже пожилую Анну Тимиреву. Она действительно снималась в массовке картины Сергея Бондарчука. Любопытно было посмотреть, как я буду выглядеть в старости. Оказалось — не так уж плохо, так что я совсем не испугалась. О старости, кстати, думаю, но не со страхом. Просто стала чувствовать, как быстро летит время. Раньше я этого не замечала. Работы много, время бежит незаметно, понимаю, что его остается все меньше и меньше. По ощущениям на улице все еще лето, которое давным-давно закончилось, а у меня его так и не было. Куда оно делось, я так и не поняла. Поэтому иногда говорю себе: «Лиза, остановись, запомни этот момент!»

Елена Костина,
«Теленеделя»

Поделиться.

Комментарии закрыты