Эммануил Виторган: «Я прожил счастливую жизнь»

0

Известный актер рассказал о детских воспоминаниях, как жена Ирина вернула его к жизни.
— Эммануил Гедеонович, вы с Ириной — очень вдохновляющий союз: и на работе, и дома вместе, и никаких скандалов, только легкость и преданность. Скажите, на ваш взгляд, всем ли дано настолько слаженно жить и идти по карьерной тропе вместе, или это труд над собой?
— Я прожил счастливую жизнь. У меня были замечательные родители-одесситы. У меня была потрясающая супруга Аллочка Балтер, с которой я прожил 30 с лишним лет. После того, как ее не стало, я для себя решил, что мне тоже не стоит продолжать жизнь, и был очень твердо в этом уверен. Потом в мою жизнь вошла молодая и такая прекрасная Ирочка, и через какое-то время я понял, насколько был не прав. Я не имею права сам решать, когда стоит уходить, а когда остаться. Нужно проживать столько, сколько тебе предоставлено в этой жизни. Совсем недавно мне исполнилось столько, сколько, я думал, мне никогда не исполнится — 77! Подумайте! Мне самому страшно, хотя это очень красиво — две семерки рядом.
— И насколько соответствуют друг другу отметка о дате рождения в паспорте и ваш внутренний возраст?
— В общем-то, я чувствую себя достаточно молодым, хотя настроение бывает разным, это нормально, что в этом возрасте происходят какие-то перемены. Но Ирина не дает мне унывать. У такого возраста есть свои плюсы: сегодня я имею возможность сказать, что думаю, при этом я стараюсь добавить тому, с кем говорю: «Пожалуйста, прислушайся». Вы не подумайте, я никогда не настаиваю на своих взглядах. Я считаю, что у каждого человека есть свое мнение, и если он настаивает на нем, я не буду ему препятствовать в этом. Просто наступает время, и мы начинаем понимать, что в какой-то конкретной ситуации нужно было поступить иначе. Не вспылить, быть мудрее. На это понимание уходят время и годы. Это я о себе говорю. В молодости я наделал немало глупостей, в общении с людьми в частности. Это я сегодня понимаю, что не надо спешить с выводами! Единственное, что недопустимо для человечества, — это когда один человек убивает другого, это катастрофа. Я убежден, что это наказуемо. Если не с этим человеком, то с его родными — это наказуемо.
— В одном вашем интервью вы сказали, что приходилось играть в кино и в снег, и в дождь, в самых разных ситуациях, на разных площадках. Среди прочего вам довелось даже трижды ложиться в гроб! Какие это ощущения? Не задумывались в этот момент о вечном?
— Это действительно так. В какой только гадости ни валялся, в каком только болоте по горло. Все это — наша профессия. Поэтому больше относишься не к духу, а к содержанию того, что ты сейчас делаешь.
— Вы как-то отметили, что играть отрицательных персонажей вам куда интересней, чем положительных. Откуда такой интерес к негодяям?
— Это действительно так. Я часто отказывался от положительных героев и почти никогда — от отрицательных. Я не считаю, что отрицательный персонаж выглядит как-то умнее. Но для меня важно, чтобы люди понимали, что это не лучший выход в жизни — так себя вести.
— Фильм «Чародеи» сделал крутейший поворот в вашей карьере, и зрители его любят до сих пор. Скажите, а с братьями Стругацкими, написавшими роман, легший в основу сценария, вам доводилось общаться?
— Когда все только начиналось, мы даже подумать не могли, что столько лет фильм будут любить и помнить. Сценарий был создан из нескольких произведений, созданных братьями Стругацкими. Когда они впервые посмотрели материал, то сначала были очень недовольны, прямо очень! С режиссером у них был какой-то конфликт, но я при этом не присутствовал. В итоге, когда фильм уже вышел, мне позвонил один из братьев Стругацких и поблагодарил, сказал, что ему все понравилось — мне было очень приятно. Это еще раз доказывает, что все конфликтные ситуации, которые происходят в театре и кино, — это абсолютно естественно. Главное — сохранять не очень грубую форму общения и не посылать никого туда, куда не надо ступать людям, а то самого туда затянет (улыбается). Кстати, а какие замечательные артисты собрались! Мы очень хорошо сработались во время съемок, а как мы дурачились в перерывах! К огромному сожалению, нет Саши Абдулова, ушел Миша Светин и много других…
— В экранизации какого романа вам хотелось бы сыграть?
— Я сегодня читаю так много, как я раньше не успевал читать. Несмотря на то, что когда-то я уже прочел «Войну и мир», сегодня это произведение и слова Толстого я совсем иначе воспринимаю. Не знаю, что со мной происходит, может, возраст (смеется). Начал все перечитывать! Так что пока я наслаждаюсь такой формой познания литературы.
Как дела у Максима с Ксенией? Как повлияло на их взаимоотношения появление малыша?
— Я был знаком с отцом Ксении (Анатолий Собчак, мэр Санкт-Петербурга, умер в 2000 году. – Ред.), еще когда она была совсем ребенком. И даже подумать не мог, что она родит мне внука, и что я буду ею так гордиться. Поэтому счастливы они — и я тоже очень счастлив!
— Если бы была возможность вернуться в прошлое, вы бы хотели что-то изменить?
— Я бы вернул близких. Профессией своей я полностью удовлетворен, хоть и самокритичен. А вот близких мне очень не хватает. Часто думаю о маме.

Мария Рубан,
«Сегодня» (segodnya.ua)

Поделиться.

Комментарии закрыты