Евгений Дога: «Лучшее – это сидеть у рояля и писать музыку»

0

Знаменитому композитору исполнилось 80 лет
Два его вальса вошли в международный рейтинг сайта History Rundown в числе лучших 200 музыкальных произведений всех времен. А вальс из кинофильма «Мой ласковый и нежный зверь» ЮНЕСКО признала одним из четырех музыкальных шедевров ХХ века.

«Бог очень жадный, дает лишь одну жизнь»
Евгений Дога родился 1 марта 1937 года в селе Мокра Рыбницкого района. С самого детства он очень любил кино, постоянно смотрел фильмы, которые тогда показывали не в кинотеатрах, а на открытых площадках. Евгений и его друзья залезали на дерево и смотрели ленты оттуда. «С тех пор я очень люблю музыку Дунаевского, она у него мелодичная, с подголосками», — рассказывает Дога. В школе он хорошо знал физику и вот как-то собрал детекторный радиоприемник. По нему услышал, что в Кишиневе объявляют набор в музыкальное училище, а у Евгения и его друзей уже был дворовой ансамбль. Вместе вчетвером поехали поступать. Денег не было, добирались на попутках. И когда приехали в училище, было уже поздно. Двери закрыты. Сторож ребят внутрь не пустил, так и ночевали на крыльце. Наутро их прослушали и приняли.
«Это, конечно, судьба, потому что можно было пойти в ремесленное училище, куда и предполагалось. Но вышло все иначе, — говорит Дога. — Случайно мы, четверо ребят, пришли в музыкальное училище, которое ныне находится рядом с моим домом. Сейчас это — школа, которая носит моё имя. Первую ночь мы провели под ступеньками этого заведения, спали вместе с Дружком – пёсиком. Для меня это – отправная точка в мир музыки. Но мне везет, и директор училища Давид Григорьевич Гершфельд меня, босоногого мальчика, принял без подготовки. Слава богу, что так случилось. Потом появился итальянец Пауло Бочини. Меня все время окружали хорошие люди. А те, кого мама родила с роялем, где они? Можно с пеленок играть и ничего не добиться, а можно позже начать и чего-то добиться».
Дога всегда говорил, что получил отличное образование: «Сейчас уже нет тех учителей. В то время я прочитал очень много книг. Музыка сочеталась с хорошими введениями в интеллектуальной жизни. Мы ходили на концерты симфонической музыки в Филармонии, кстати, бесплатно. Но я мог пойти по другому пути. Мне нравится всё, однако, к великому сожалению, бог очень жадный, дает лишь одну жизнь, а наклонностей больше. Мне нравится техника, я до сих пор в ней ковыряюсь и, в основном, всё ломаю. Но в этом есть пытливость, потому что нужно всем интересоваться. Меня всё интересует. Я не писатель, но люблю писать. И мне это очень легко дается. У меня была задача – испробовать всё, что есть. Я работал педагогом, редактором в издательстве, пять лет — в министерстве культуры, преподавал, играл в оркестре, четырежды был избран в парламент. И понял, наконец, что лучшее – это сидеть у рояля и писать музыку».

«Моя Наташа сама сделала мне предложение»
Педагоги учили молодого композитора, что мелодия, которую он создавал, должна быть не просто красивой, а заряжаться эмоциональными зарядами, трогающими человеческую душу. Дога писал струнные квартеты, сочинял романсы, кантаты. Причем всегда писал легко, особо не напрягаясь, сразу на чистовик. Его песня «Мой белый город» дала путевку в жизнь певице Софии Ротару. Еще одна певица Мария Биешу тоже впервые вышла в эфир именно с песней Доги.
Больше десятка песен композитора было в репертуаре певицы Надежды Чепраги. Она познакомилась с Евгением, когда тот написал «Веселую свадьбу» – зажигательную песню в народном стиле. Позднее Дога и Чепрага даже стали соседями. «Вы знаете, мы с женой — люди, воспитанные в духе скромной достаточности. И когда мэр города предложил нам взять большой дом, мы подумали: “Зачем он нам такой?” В трех комнатах была какая-то контора, которая собиралась оттуда выехать, и однажды в случайном разговоре я предложил эту площадь Чепраге. Надя загорелась этой идеей, да и задумка была хорошая: она певица, я композитор, работали вместе, всегда друг у друга под рукой».
Со своей супругой Дога вместе уже более полувека. Познакомились они в Кишиневе. Наталья как раз окончила институт и после экзаменов приехала из Москвы отдохнуть к своей тетке. «Провела она в Кишиневе целый месяц и, наверное, каждый день ходила мимо моих окон, но я не смотрел на прохожих, потому что учился тогда в консерватории, у меня было много работы, — рассказывает Дога. — Но в 11 часов вечера, как правило, я выходил на улицу, садился на мотороллер, который приобрел в кредит, и ехал в центр города, потому что сам жил на дальней окраине. И вот однажды выхожу вечером из дома и вижу прогуливающуюся по улице девушку. Я ей в шутку: “Не хотите ли прокатиться?” Думал – откажется, а она говорит: “Почему бы и нет?”»
Как потом выяснилось, это был ее предпоследний день в Кишиневе, она уже должна была уезжать к себе в Москву. Дога до сих пор помнит очень яркую луну, под которой они с Наташей гуляли и разговаривали. Часа через три, когда вернулись к тетке девушки, Наташа вдруг заявила: «Тетя Клава, мы с Женей решили пожениться!» — «Ну ничего себе!» — подумал Дога. Они ведь об этом вообще не говорили. Тетка отвечает: «У тебя есть родители, звони домой!» Наталья звонит в Москву, мама берет трубку – и просто в обмороке. Как Евгению потом стало известно, в Москве у Натальи был парень, за которого она собиралась выходить замуж. Тогда трубку взял ее папа: «Да что ты, доченька, давай приезжай домой!» Но та отказалась, а через неделю приехала уже вдвоем с будущим мужем.
Свадьбу гуляли сначала в Москве, где молодые расписались, потом в Кишиневе у родственников Евгения: «В общем, свадеб у нас с Натальей была целая куча. По специальности Наташа – инженер-технолог легкой промышленности, но работала в НИИ информатики. Дочка наша, Виорика, окончила факультет журналистики в Кишиневе, работала на телевидении режиссером новостных программ. Мой внук родился в день католического святого Доминика, и мы так и назвали его. Второе имя – Дмитрий – дали в честь моего отца».

Вальс написал за одну ночь
Конечно, для многих Дога – прежде всего автор музыки к фильмам. Первая картина с его мелодиями вышла в 1968 году. В 70-е годы автор писал музыку для 7-8 фильмов в год — параллельно. Разумеется, режиссеры об этом не знали. И вот в начале зимы 1978 года Дога договорился с Эмилем Лотяну, что они будут работать над фильмом «Мой ласковый и нежный зверь». К сцене свадьбы Евгений Дмитриевич вначале хотел подобрать музыку 19 века, но ничего подходящего не нашлось. Тогда он решил, что напишет вальс: «Но Штраус создал столько вальсов, какой вальс можно написать после него?! Так что я пока занимался другими фильмами. И вот в 11 часов вечера ко мне приходит режиссер и буквально рявкает: “Вальс!” Послезавтра – первый съемочный день, на завтра уже оркестр заказан, а вальса нет.
Начинаю что-то тренькать. Режиссер кривится. А у меня на полу разбросаны ноты, всякие рабочие варианты. Поднимаю какую-то бумажку, на ней, как сейчас помню, зеленой пастой написано несколько тонов. Я их проиграл, и Лотяну от меня не отстал, пока я не доимпровизировал тему до конца. Он ушел, а я до утра делал партитуру. В ней очень мало нот, нет духовых и ударных инструментов. Думал, потом перепишу. Но не пришлось. На следующий день оркестр сыграл этот вальс, и он вошел в фильм, после чего стал очень популярным. А вот на Западе больше знают вальс “Граммофон” из кинофильма “Без улик”».

«Вдохновения вообще не существует»
Как происходит великое таинство – рождение музыки? Дога не может ответить на этот вопрос: «Многие теоретики про это пишут, музыковеды, а я понятия не имею. То, что она сама не приходит, — это я точно знаю. Её нужно хотеть создавать. Музыка женского рода. И уважающая себя женщина вряд ли будет ходить туда-сюда, она должна быть заинтересована, её надо зазывать. Чем зазывать? Сидением, созданием себе мозолей на одном месте. Труд и движение. Я всё время говорю про движение. Иначе она никогда не придет. Это другой мир, которого нет в нашем окружении. В этом отличие художника от ремесленника. Художественного мира не существует. Его нужно создавать здесь, в голове, а не в парке или где-то на тусовке.
А вдохновения вообще не существует. Вдохновением называют результат какого-то труда, о котором я говорил. Накопление этой энергии — не в парке и не на тусовке, где девушки, а внутри. Не надо никуда ходить. Всё здесь, если, конечно, дано. Мне это интересно, я живу этим состоянием. Если написание музыки оставлю на какой-то период, это желание уже пропадает. Этот процесс должен быть постоянным, его нельзя прерывать. Творчество – беспрерывная субстанция».
У композитора есть крупные музыкальные произведения – три балета, концертная опера. «В 1983 году наше министерство культуры купило балет, потом в 1989 году купили половину второго балета, потом развалили Союз, и половину балета не оплатили. Теперь здесь, в Молдавии, ничего не закупается. Ничего не записывается. Такое негласное эмбарго на творцов. Не только на меня, на всех, — говорит Дога. — Поэтому сейчас можно говорить только о самодеятельном искусстве. Всё, что мы видим и слышим, — всё это именно оно. “Мы профессионалы”, — говорят эти цыпки, которые два дня как вышли на сцену. Им уже не нужно искать репертуар, они сами сочиняют, сами исполняют — это тихий ужас. Когда-то это называли самодеятельностью, а сейчас они – профессионалы.
А где же профессиональное искусство? Оно есть, я знаю очень много своих коллег, которые пишут великолепные вещи, но их никто не слышит. Их не записывают, и, естественно, не играют. Откуда публике их знать? Поэтому спрашивают: “А что композиторы пишут?” С другой стороны, как людей винить, если им не подается хорошая музыка, они её не слышат, а подается всякая ерунда».
Сейчас Дога занят тем, что делает оркестровый вариант двух пьес, которые написал под Новый год. «У меня такой бзик – на стыке смены года я пробую себя – что могу сделать — и написал две вещи, — говорит композитор. — Одну – буквально за несколько минут до окончания года, и вторую — через несколько минут начала нового года. Одна называется “Пробуждение”, другая – “Салон”. В “Пробуждении” столько энергетики. Я вижу жизнь динамичную, хотя сижу в четырех стенах, потому что та жизнь, которую мы хотим, — больше в нашем сознании, виртуальная и, по сути, она побуждает нас искать в реальном мире хоть частицу из этой виртуальной жизни, чтобы чувствовать себя комфортно. Также занимаюсь книгой. Будут две тетради музыкальных произведений. Первая — романсы, арии и песни на стихи Вероники Микле и Михая Еминеску, там 25 номеров. Во второй тетради будет около 30 номеров».
Свой день рождения Дога всегда любит отмечать в пути. Он не любит пышных торжеств и пафосных речей. «Я предпочитаю уйти куда-нибудь подальше, и никого не слышать. Ну, не нравится это мне на самом деле. Недавно была презентация диска в румынском Бухаресте, столько там собралось народу в центральном магазине Muzica, пресса десятками присылает по почте огромные материалы, а мне это портит настроение. Для меня абсолютно нормально то, что я пишу музыку, а кто-то долбит лед. Для меня это — просто труд, — говорит композитор. — Все одинаковы. Выхожу перед публикой и говорю: “Вы чего аплодируете мне? Каждый из вас достоин аплодисментов”».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Noi.md, «Невское время» (nvspb.ru), «Сударушка» (sudarushka.su)

Поделиться.

Комментарии закрыты