Евгений Харитонов: «Я открыл для себя другого Толстого»

0

В конкурсную программу международного кинофестиваля «Край света» вошёл новый фильм Авдотьи Смирновой «История одного назначения». В пехотном полку в Тульской области, куда отправляется на службу столичный поручик Григорий Колокольцев, происходит преступление. Обвинённому в нём солдату грозит военный трибунал и расстрел. Колокольцев обращается за помощью к графу Льву Толстому, который решает защитить невиновного. Роль молодого Льва Толстого исполнил актёр Евгений Харитонов. Артист рассказал о том, каково ему было перевоплотиться в великого писателя.

— Если честно, без густой бороды, которую вы носите в фильме, я бы вас тоже сразу не признала. Долго отращивали?
— Она накладная! Над моими волосами и бородой трудилась наш замечательный гримёр Галя Понамарёва. Когда впервые наклеили мне бороду, тут же принялись сравнивать моё фото со знаменитым селфи Льва Толстого. Оказалось, что мы очень с ним похожи.
— И как жилось с этой длинной бородой? Комфортно?
— Ой, непросто. Я в то время ещё параллельно снимался в Минске, где мне тоже постоянно клеили усы. В какой-то момент мне начало казаться, что скоро моя кожа сама начнёт выделять клей. (Смеётся.) Было раздражение жуткое.
— Вы сами предполагали, что окажетесь так похожи на писателя?
— Для меня это было открытием. Мне многие говорили, что я похож на Максима Горького.
— А вот Авдотья Смирнова разглядела в вас Толстого. Кстати, как вы попали в её фильм?
— Она увидела меня на сцене «Гоголь-центра», а спустя время мы встретились на съёмках короткометражного фильма «Чувства и разум». Тогда Авдотья сказала: «Я пишу сценарий, и у меня будет для тебя работа». Я, конечно, обрадовался. Но прошёл год, потом ещё полгода — от Авдотьи не было ни слуху, ни духу. И, когда я уже подзабыл о нашем разговоре, она прислала мне на почту сценарий.
Вы сразу согласились играть Льва Николаевича? Ведь воплощать на экране исторических личностей — это большая ответственность.
— Согласитесь, было бы глупо отказываться от такого предложения. Конечно, в самом начале ответственность давила на меня, мешала работать. Но потом Авдотья помогла мне преодолеть все сложности.
Было сложно нащупать ту эпоху, понять, как и чем жили люди?
— Да, это было непросто. Помню, на одной из первых репетиций Авдотья попросила нас с Ирой Горбачёвой, которая в фильме играет жену Толстого Софью Андреевну, завести семейный диалог. Ира сильный человек, а я — достаточно мягкий, поэтому у нас выходило что-то странное, какое-то больно современное. Авдотья посмотрела на это всё и сказала: «Так, Женя, представь, что ты кавказский мужчина и стопроцентный начальник в доме. А ты, Ира, кавказская женщина!» И только тогда, когда мы поверили в эту историю, у нас начало что-то получаться.
— С Ириной быстро нашли общий язык?
— Да, мы сразу сработались. Ира постоянно заезжала за мной на репетиции. И пока мы ехали до площадки, много общались на разные темы. С ней интересно.
— А с Авдотьей?
— Авдотья просто прекрасна. Она покорила меня с первой нашей встречи. Больше всего мне не хотелось подвести её, хотелось соответствовать её идеям. Я не боялся её как режиссёра.
— Во время работы вы узнали что-то новое для себя о своём герое?
— Я вообще взглянул на Толстого с другой стороны. Раньше я никогда не задумывался над его молодостью — он для нас для всех всегда был стариком. А ведь Лев Николаевич воевал, влюблялся, занимался спортом, разводил хозяйство, играл в карты и поигрывал целое состояние… Он был непредсказуемым, ярким, взрывным и чересчур живым человеком. И я рад, что мы сможем показать Толстого в самом расцвете лет. Таким, каким его ещё никто прежде не видел.
— Многим моим коллегам понравился эпизод, когда ваш Толстой висит с голым торсом на турнике и обсуждает хозяйственные вопросы.
— Да, забавный момент, который дался нам непросто. Пришлось отснять дублей 20. У меня жутко затекали ноги, поэтому каскадёры подвязывали мне их верёвками. И всё у нас что-то не получалось. Так что мой первый съёмочный день, а именно тогда мы снимали этот эпизод, оказался тяжёлым.
— Не боитесь, что после выхода ленты в прокат вас будут обсуждать, критиковать?
— Раньше я, конечно, очень волновался по этому поводу. Днями и ночами думал: «Ох, вот тут я не доделал, а тут надо было бы переснять». Но, когда на «Кинотавре» состоялась премьера, я отпустил свои переживания. История есть, и в ней уже ничего не изменить.

Анна Храмцова
Metro (metronews.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты