Евгений Миронов: «Всегда пробовал экспериментировать»

0

Артист рассказал, как совместить «Чайку» Чехова с современными технологиями, какие проекты он готовит вместе с Тимуром Бекмамбетовым и за что уважает бизнесменов.

– Евгений Витальевич, вы руководите Театром Наций, одна из главных творческих задач которого – «стереть границы между жанрами, стилями и театральными формами». А чем плох классический театр, где трагедия – это трагедия, комедия – это комедия?

– Ничем не плох, такие театры есть. У них свой зритель. А раз есть такие театры, надо делать и какие-то другие. Поскольку я сам артист синтетический, люблю смешение жанров, то всегда пробовал экспериментировать. Всегда! И мне интересны режиссеры, у которых я учусь. Это те, у кого другая форма, другая школа, другая вообще планета. Эймунтас Някрошюс или Боб Уилсон, американский режиссер-авангардист, – это то, чего мы не знаем. Пока есть такая возможность, я имею в виду, пока руковожу Театром Наций, это площадка для тех, кому интересен поиск. Есть, как вы сказали, театры, которые сохраняют традиции, и я прекрасно к этому отношусь. Но мы ищем новые пути, новые формы.

– А какое влияние на театр сегодня оказывают современные технологии? Технический прогресс находит свое отражение в искусстве, и как он его меняет?

– Когда появилось кино, говорили, что театр загнется. Ничего подобного. Это кино может трансформироваться в нечто другое, потому что кино такой эластичный инструмент. Например, сейчас люди в Силиконовой долине в США придумали формат, когда уже и кинотеатр не нужен. Ты можешь надевать дома «новый мир» на себя и в нем путешествовать, покруче, чем в 3D или 5D. А театр – живое искусство.

– Но ведь существуют постановки, где также надевают очки виртуальной реальности? Мюзикл «Пола Нэгри», допустим.

– Ну, наверное. В театре все возможно, но в какой-то момент очки становятся бессмысленны, потому что всегда интересно, что происходит с человеком, а для этого необязательно использовать последние технологии. Я знаю прекрасных режиссеров, которым надоели все эти плазмы, экраны, и вдруг они увлеклись простотой и даже какими-то очень скупыми средствами. Это тоже поиск. Поиск внутри себя, когда вдруг вся шелуха отлетает.

Хотя и технологии интересны. К примеру, недавно Тимур Бекмамбетов предложил нашему театру новый проект. Мы еще не пришли к тому, что это будет за материал, но будет классическое произведение, где люди общаются между собой, используя сегодняшние технические средства. Мне просто тоже интересно посмотреть, каким образом «Три сестры» или «Чайка», где люди страдают, умирают, стреляются – и все это в смс-сообщениях, все это в «Айфонах». Они общаются, как мы сейчас, в принципе. Но картинка уже для меня стала трагической, когда я представляю: люди в библиотеке сидят и читают не книги, а листают страницы на экране планшета.

– А вы все по старинке? Читаете печатные книги?

– Да, я по старинке. Надо мной смеются. Хотя у меня есть, безусловно, все гаджеты. Но я не так часто ими пользуюсь.

– В 2017 году выходит фильм «Время первых», где вы с Константином Хабенским сыграете космонавтов Леонова и Беляева. Как считаете, то, что в последние годы часто стали снимать фильмы про великих спортсменов, ученых, других выдающихся людей, может изменить сознание молодежи? Чтобы ребята мечтали стать космонавтами, героями, а не бизнесменами и побольше заработать денег.

– Ну, во-первых, стать бизнесменом и зарабатывать в наших условиях деньги честно – это тоже подвиг. И я могу сказать, что это серьезное дело – зарабатывать деньги, когда система не совсем готова для этого. А к людям, которые этого добиваются, особенно молодые, 30-летние, так я к ним очень уважительно отношусь. Серьезные ребята, очень умные, и за ними будущее. А что касается фильма «Время первых», я в нем выступаю не только как артист. Мы вместе с Тимуром Бекмамбетовым его продюсируем. Когда увидел документальный фильм о Леонове, понял: как же мы невнимательны к своим героям! Эту картину давно бы снял Голливуд. Реально тогда случилось восемь внештатных ситуаций. Космонавты должны были погибнуть много раз. Тем не менее, они вернулись. Сама история потрясающая! А что же насчет примеров для молодежи? Порой, чтобы разобраться в себе, стоит посмотреть назад и понять ценность героизма, потому что сейчас он часто надутый, пафосный, в который я не верю. «Слова, слова, слова» – как говорил Гамлет. А я верю в людей, которые делают настоящее дело.

Дарья Власова,
«Вслух»

Поделиться.

Комментарии закрыты