Франсуа Пино: продавец сумочек и друг президентов

0

В бизнес-империи Франсуа Пино смешались, казалось бы, несовместимые вещи: лесопилки и полотна художников-авангардистов, спортивная одежда и духи, торговля сахаром и производство дизайнерских сумочек… Но все, к чему прикасалась рука французского миллиардера, превращалось в золото. А еще французский миллиардер умудряется и с Николя Саркози дружить, и с его антиподом Жаком Шираком…

Папарацци, дежурившие у пристани в порту Сен-Тропе в ожидании звезд, вдруг встрепенулись и разом ринулись к белоснежному кораблю. По мосткам на берег спускался Жак Ширак с супругой Бернадетт, под мышкой у которой замер маленький, словно игрушечный, песик-бишон. За экс-президентом Франции, большим, шумным и улыбчивым, следовал хрупкий, седой человек с глазами-буравчиками и сухим ртом. Репортеры обратили на него внимание только тогда, когда Жако — так любовно зовут французы своего бывшего лидера — представил своего спутника: "Месье Франсуа Пино". И все сразу стало ясно: семейство Шираков этим летом снова отдыхает на яхте миллиардера. В этом весь Пино — он умудряется и с Николя Саркози дружить, и с его антиподом Жаком Шираком.

Согласно последнему рейтингу "Форбса", "самый богатый в мире бретонец", так величают Франсуа Пино во Франции, занимает 39-ю строчку в списке мировых "денежных мешков". Его капитал составляет 16,9 миллиарда долларов. Пино принадлежат футбольный клуб "Ренн" и парижский театр "Мариньи", акции крупной строительной компании "Винси" и телеканала "ТФ-1", еженедельник "Пуэн" и виноградники в Шато-Латур, ювелирная компания "Бушерон" и знаменитая спортивная марка "Пума", самые гламурные бренды в мире моды и аукционный дом "Кристи"… Злые языки зовут его Спрутом за готовность захватывать и поглощать любые фирмы, высмеивают за желание "торговать всем — от скрепки до трактора". На самом же деле Пино просто в совершенстве владеет искусством, которое потомки галлов считают наиважнейшим для делового человека, — он умеет "ставить кастрюли сразу на все конфорки". Таков его принцип — и в бизнесе, и в жизни. Франсуа Пино считает каждый сантим, крестьяне-бретонцы славятся своей рачительностью.

Пилите, Франсуа!

"Никакой романтики" – таково жизненное кредо Франсуа Пино. Вся его жизнь может послужить доказательством этого тезиса. Будущий миллионщик родился в 1936 году в бретонском городке Треверьен, в семье мелкого торговца лесом. Отец готов был вывернуться наизнанку, лишь бы дать сыну диплом парижской высшей школы, но в шестнадцать лет Франсуа бросил учебу и ушел из дома. Потом, много лет спустя, он признался, что самое ненавистное ему слово — это "истеблишмент". Он презирает касты и дипломы: "Мое единственное свидетельство об учебе — это автомобильные права".

Несколько лет упрямый парень перебивался случайными заработками. Но началась алжирская война, и Пино призвали в армию. Там, в Алжире, он и встретил свою первую удачу. Звали ее Луиза Готье. Любовь с первого взгляда? "Удар молнии", — как говорят французы? Может быть, хотя нелегко представить влюбленного Пино. Важно другое — у отца Луизы, первой жены Пино (они прожили вместе пять лет), была лесопилка. Туда и устроился трудиться юный Франсуа, как только снял с себя военную униформу. Не прошло и нескольких лет, как предприятие стало его собственностью. С помощью тестя начинающему бизнесмену удалось получить кредит в банке Credit Lyonnais и приобрести еще несколько фирм. Каким бизнесом занимался в ту пору месье Пино, одному богу известно, но вернулся он в метрополию с деньгами и огромными амбициями. В двадцать семь лет основал Pinault Group, которая занималась в основном торговлей древесиной. Как однажды пошутил Пино: "Пилить доски мне сам Господь велел, ведь у меня фамилия дровосека". И в самом деле, "pin" по-французски означает "сосна", а до Pinault тут лишь шаг.
 
Одна из фирм, входивших в группу Пино, действовала в Оверни. Там бизнесмен познакомился с подававшим надежды политиком по имени Жак Ширак. С чего началась их многолетняя дружба, летописцы умалчивают. Но мне кажется, что Ширака, человека резкого и импульсивного, поразила холодная рассудочность Пино, помноженная на невероятное чутье. Об этом волшебном качестве дровосека от биржи ходят легенды. Так, в 1973 году незадолго до обвала фондового рынка Пино неожиданно для всех взял и продал вполне процветающую Pinault Group за 30 миллионов франков. А через год выкупил свой холдинг обратно за сумму во много крат меньше… И еще пример — правда, из другой оперы, политической. В 1976 году миллионер неожиданно позвонил Жаку Шираку, бывшему тогда премьер-министром, и отговорил его ехать в служебную поездку на поезде. Как в воду смотрел! Террористы заложили под вагон бомбу. Так что Жак Ширак обязан жизнью интуиции Франсуа Пино. Согласитесь: такое не забывается…

Лицо Парижа

Уже скоро Пино стал одним из наиболее успешных брокеров на Парижской бирже. Он покупает одни предприятия, продает другие… Его спекуляции на бирже идут с неизменным успехом. Именно тогда Франсуа Пино познакомился с другим гусаром биржевых баталий — Бернаром Арно. Спустя несколько лет два этих предпринимателя сцепились так, что искры посыпались, а пока Пино купил у Арно сеть магазинов Conforama, где продавались разнообразные товары для дома. Так было положено начало новой фирме — Pinault SA, которая в конце 80-х вышла на биржу.

Между тем Франсуа Пино принимал участие во все новых проектах. В частности, председатель совета директоров CFAO Поль Паоли пригласил Пино поучаствовать в капитале. Войдя в компанию с долей в 20 процентов, месье Пино через несколько месяцев тихой сапой стал владельцем фирмы. Африку он знал давно, как свой карман. Зачем ему были посредники? Старых директоров, включая и Паоли, Пино отправил в отставку. Никаких сантиментов.

В 1991 году банк Credit Lyonnais, бывший тогда государственным, задумал купить американскую страховую компанию Executive Life. Но законы США запрещали банкам — иностранным тем более — покупать более 25 акций страховщиков. Тут-то и подоспел Пино с одной из своих фирм — Artemis: на сделках по продаже ценных бумаг американской страховой фирмы бретонец заработал, как утверждают, до двух миллиардов долларов.

Примерно в то же время Франсуа Пино стал хозяином знаменитых парижских фирм Printemps и La Redoute, торгующих по каталогам, и в 1994 году родился холдинг PPR, что расшифровывается как Pinault-Printemps-Redoute. Вскоре к этой империи присоединились магазины книг, дисков и электронной аппаратуры Fnac. Без Printemps и Fnac представить современный Париж категорически невозможно. Вот и получается, что к середине 90-х Франсуа Пино превратился уже в знаковую фигуру Пятой республики.

Война сумочек

Но особенно широкую известность Пино приобрел в 90-е годы, когда начал покупать компании, выпускающие товары класса люкс. Не зря Франсуа Пино часто называют хозяином мира роскоши.

При этом Пино привнес в люксовый бизнес свой фирменный жесткий стиль. "Он готов на все ради победы, — говорят о Франсуа Пино его сотрудники. — Он устраняет сперва врагов, затем свидетелей своего успеха". Сам месье Пино говорит об этом так: "Мои конкуренты или умрут сами, или я их съем". И одной из жертв абордажного менеджмента стал хозяин империи люкса LVMH Бернар Арно, давний "враг-союзник", с которым когда-то Франсуа Пино обделал немало дел.
 
В конце 90-х дом моды Yves Saint Laurent переживал не лучшие времена. Фармацевтическая компания Sanofi, которой он принадлежал, собралась продать его. Бернар Арно, владелец более семидесяти брендов мира моды, предложил приобрести за 6,4 миллиарда франков и Yves Saint Laurent, и заодно Sanofi. Но затем вроде бы пошел на попятную — попытался сбить цену. И тут, недолго думая, Франсуа Пино купил обе фирмы за 6 миллиардов франков. Разъяренный Арно не успел положить под язык таблетку валидола, как бретонец нанес снобу-сопернику второй удар.
 
19 марта 1999 года в зале заседаний гостиничного комплекса парижского Диснейленда яблоку негде было упасть. Корпорация LVMH проводила ежегодный семинар для топ-менеджеров. Но тут президента холдинга срочно потребовали к телефону. Его ожидало пренеприятнейшее известие. Франсуа Пино установил "дружественный контроль" над компанией Gucci. Арно рассвирепел, но как истинный патриций все-таки попытался сделать хорошую мину при плохой игре. "Пино проник в мир роскоши", — издевательским тоном сообщил он собравшимся в зале.
 
Группа LVMH давно приценивалась к итальянской марке, начала скупать исподволь ее акции. Однако этому сопротивлялся менеджмент Gucci. Директор итальянец Доменико де Соле и главный дизайнер американец Том Форд не хотели быть шестеренками в огромной бизнес-машине Арно. И тут появился Франсуа Пино, предложивший несколько сомнительную, но весьма эффективную комбинацию. Он выложил 2 миллиарда долларов за дополнительную эмиссию акций Gucci и получил за это внушительный пакет акций — 44 процента. При этом доля Арно автоматически размывалась — с 34 до 20 процентов.

"Какое хамство!" — взвыл император люкса, когда узнал, как его обвели вокруг пальца. И началась долгая свара, прозванная журналистами "войной сумочек" — именно дамские сумочки Gucci сделали славу этому модному лейблу. Судебные иски в амстердамском суде, тактические сделки, заведомые утечки информации, кража конфиденциальных данных… Неприглядная распря закончилась только осенью 2001 года, когда на стороне Пино выступили миноритарные акционеры. Согласно мировому соглашению, PPR приобрела у LVMH двадцатипроцентный пакет акций Gucci (около 2,1 миллиарда евро) и довела свою долю до 53 процентов. Шах и мат! Именно после этой победы Франсуа Пино, обычно немногословный, дал свое самое обширное интервью. "У меня не было ни образования, ни денег, ни связей, мои родители были крестьяне, — сказал миллиардер. — Сейчас у меня есть немного денег и некоторые связи, но по-прежнему нет образования".

Покупка Gucci оказалась одной из самых удачных сделок Пино. За семь лет с 1992 года рынок предметов роскоши утроился и вырос до 100 миллиардов долларов. А компания Gucci занимала и занимает на этом рынке далеко не последнее место. За прошедшие пять лет обороты фирмы увеличились на 390 процентов! Чем не типичная "история успеха"? "Я произвожу тонкую настройку бизнеса, чтобы сместить баланс между роскошью и розницей", — утверждает Франсуа Пино. Если раньше его бизнес был большей частью торговым, дистрибьюторским, то сейчас это товары класса люкс. Сегодня Франсуа Пино владеет такими марками, как Sergio Rossi, Balenciaga, Bottega Veneta, Bedat&Co… Но главным украшением в короне вчерашнего дровосека, без сомнения, остается Gucci.

Ценитель прекрасного

Начиная с 2001 года, Пино постепенно передает бразды правления одному из своих четырех детей — Франсуа-Анри, выпускнику парижской высшей коммерческой школы. Сам же, перевалив на восьмой десяток, всецело увлекся искусством. В 1998 году бретонец приобрел аукционный дом Christie's. Впервые иностранец проник в святая святых этого сугубо британского бизнеса. И как!

Франсуа Пино не только перестроил знаменитую штаб-квартиру под отель с бутиками, но и перевел заседания правления Christie's на… французский язык! Почему бы и нет? Через год в руководстве аукционного дома из подданных королевы остался лишь один. Столь же решительно Спрут обошелся и с новым соперником — аукционом Sotheby's, с которым Christie's контролирует почти 90 процентов сделок с предметами искусства. Когда лондонцы передавали дела месье Пино, они сообщили ему между делом, что руководители Sotheby's и Christie's с 1992 года согласовывали размеры комиссионных своих клиентов. Пино тут же увидел реальный шанс потопить конкурента и сообщил о сговоре в полицию. Первые лица Sotheby's угодили под суд. А Пино, как всегда, вышел сухим из воды. Дом Christie's освободили от наказания за "содействие правосудию".

…Впрочем, хватит о низком, потолкуем лучше о возвышенном. Свою коллекцию живописи Франсуа Пино начал собирать в 1990 году — с картины Пита Мондриана, купленной в Нью-Йорке за 8 миллионов долларов. Теперь в ней две с половиной тысячи произведений. Дровосек на пенсии особенно любит абстракцию. 220 произведений из этого уникального собрания переданы миллиардером в венецианский палаццо Грасси, где Франсуа Пино создал из своих средств музей современного искусства. Еще 141 произведение украсит вскоре экспозицию Доганы — морской таможни семнадцатого века, что напротив площади Сан-Марко. Пино предпочитает сегодня вкладывать деньги в меценатство за рубежом.

"Сквозь тернии к звездам", — так он однажды сформулировал свой девиз. Правда, пока что со звездами — с голливудскими — общается только его сын Франсуа-Анри. У него дочь, Валентина Палома Пино, от Сальмы Хайек, одной из самых титулованных латиноамериканских актрис. Приписывают ему и отцовство первенца супермодели Линды Евангелисты — Августина. Не считая давнего романа с Николь Кидман…

Патриарх семейной империи смотрит на похождения сына со снисхождением. У Франсуа Пино другие средства утоления самолюбия. Вот уже два года подряд его признают "самой влиятельной фигурой в мире искусства", по версии журнала ArtReview. Первый человек без диплома, возглавивший этот престижный рейтинг.

Кирилл Привалов, «Итоги»

Поделиться.

Комментарии закрыты