Гаечный ключ к успеху Генри Форда

0

Когда вы ругаете своих чад за то, что они решили проверить внутренности фотоаппарата или магнитофона, вспомните про старину Генри Форда. В детстве он до винтика разбирал заводные игрушки, а со временем открыл первое крупнейшее автомобильное предприятие и заработал на нем $36 миллиардов. Он любил говорить, что ключик к его успеху и богатству «не золотой, а гаечный».

«Не давайте игрушки Генри!»

Будущий автомобильный магнат родился 30 июля 1863 года в семье мичиганского фермера, эмигранта из Ирландии. У Генри Форда было шесть братьев и сестер: все они хлопотали по дому, рубили дрова, пасли свиней, вскапывали, доили, пололи, а Генри к тому же все время что-то свинчивал и развинчивал.
Когда кому-нибудь из детей дарили заводную игрушку, юные Форды пищали в шесть голосов: «Только не давайте Генри!» Они знали, что тот разберет ее до винтика, а после сборки половина деталей окажутся лишними.

5 мая 1876 года Генри Форд увидел паровоз. Пути Господни неисповедимы: встреча Форда с паровозом перевернула мир.

Паровоз был чахлым даже по меркам того века: высокие красные колеса, колокол, в который звонил машинист, чтобы распугать забредших на рельсы коров, куча угля и потеки грязи по бокам. Паровоз тащил за собой две груженые бревнами платформы, пыхтел и ужасно дымил, а Генри смотрел на него и благоговел. В тот день юный Форд дал себе клятву, что посвятит свою жизнь механике.

Во второй раз судьба явилась ему в образе паровой сельскохозяйственной машины. Молотилка стояла у амбара, и вокруг нее суетился до смерти боявшийся чертовой штуковины сосед. Генри вызвался ему помочь — к вечеру он знал молотилку как свои пять пальцев, на следующее утро вывел ее на соседское поле, а через неделю работал на всех, кто мог заплатить ему три доллара.

Много лет спустя, Генри, уже глава «Форд Моторс», дал приказ найти заветную молотилку — и ее, ржавую и заброшенную, разыскали-таки по навсегда запомнившемуся ему номеру 345. Машину разобрали по винтику, вычистили, смазали и доставили в особняк Форда. Генри I забрался на нее и отправился молотить — так мультимиллионер отметил свой 60-й день рождения.

Но до этого еще было далеко, а пока молодой 24-летний Форд колесил по всему штату с чемоданчиком инструментов, являя собой что-то вроде первой в мире сервисной службы. Он начал зарабатывать приличные деньги и обзавелся дорогим костюмом. В придачу к этому, Генри Форд был видным парнем — то, что он недолго останется в холостяках, было ясно, как Божий день. Свою будущую жену Клару он очаровал собственноручно собранными часами, которые – невиданное дело! – показывали и обычное, и поясное время. Черноглазая красавица дала свое согласие. Они поженились и обосновались на ферме, которую им выделил Форд-старший. Вскоре на окнах появились симпатичные ситцевые занавески, в гостиную водворилась уютная плюшевая мебель, банковский счет мистера и миссис Генри Форд начал округляться — но тут в их жизнь ворвался Молчаливый Отто, и фермерской идиллии пришел конец…

Первый шофер Америки

Молчаливый Отто – так называли машину, которая приводилась в действие не паром, а бензином. Эта штука, работавшая на соседнем упаковочном заводе, повергла Генри в состояние восторга — такого компактного и легкого механизма ему еще не доводилось видеть. В уме Генри сразу же оснастил машину колесами и рулем — если над ней чуть-чуть поколдовать, она возьмет да и поедет! В результате, налаженная уютная жизнь разлетелась вдребезги: Генри Форд отправился в Детройт изучать свойства электричества и устроился на работу в Осветительную компанию Эдисона. Верная спутница всегда была рядом с ним.

Генри Форд никогда не пожалел о том, что сделал предложение Кларе. Она была отличной женой: когда он принес домой свой первый мотор, Клара, оставив новорожденного сына Эдсела и праздничный пирог, стала прилаживать восьмидесятикилограммовое чудовище к кухонной розетке (заработав, мотор разнес на куски и плиту, и раковину). Когда Генри собрал свою первую машину, и та не смогла выехать на улицу через слишком узкий дверной проем, Клара схватила кирку и выбила дверную раму. Кирпичи и щепки посыпались во двор, а обомлевшие соседи увидели, как из сарая выехало какое-то голенастое, пыхтящее, звенящее велосипедными цепями чудовище, увенчанное раскрасневшимся мистером Фордом.

Свою первую машину Форд окрестил «квадроциклом». Когда Генри катался по Детройту на этой штуковине, лошади от него шарахались, а прохожие обступали необычную телегу, которая не только сама ехала, но еще и тарахтела на всю округу. Как только Форд оставлял «квадроцикл» на минутку без присмотра, в него тут же забирался какой-нибудь любопытный нахальный господин и пытался покататься. Приходилось во время каждой стоянки приковывать машину цепью к фонарному столбу. Хотя тогда еще не существовало никаких правил дорожного движения, Генри получил разрешение в полиции и стал первым официально утвержденным шофером Америки.
Тем временем, карьера в электрической компании Эдисона шла в гору, и Генри предложили руководящую должность. Однако Форд чувствовал, что, если он хочет воплотить свои мечты в жизнь, ему придется перестать работать на других и отправиться в самостоятельное плавание.

Генри долго не мог найти единомышленников, которые согласились бы вложить деньги в его проекты — отказы сыпались один за другим. Лишь в 1903 году ему удалось зарегистрировать легендарную «Форд Моторс Компани», а самому стать главным управляющим предприятия. Для новой компании он выбрал лозунг: «Если кто-нибудь откажется от моего автомобиля, я знаю, что в этом виноват я сам».

Не роскошь, а средство передвижения

После нескольких неудачных попыток, в 1908 году Генри создал машину всех времен и народов – «Форд Т». Она была легкой, компактной, дешевой и простой. Фермеры ездили на ней за покупками, бутлегеры перевозили контрабандное виски, гангстеры удирали от полицейских — и все они не могли нахвалиться «Фордом Т». Под занавес минувшего века, в 1999 году, авторитетное международное жюри официально присвоило «Форд Т» титул «Автомобиля XX века».

С 1908 по 1927 годы с конвейера сошло более 15 млн. «Фордов» модели «Т». В те годы по планете разъезжало больше «Фордовских» автомобилей, чем всех остальных, вместе взятых.

Секрет успеха оказался прост – Генри всегда говорил, что главной целью всей своей жизни считает «посадить за руль простого американца» и «автомобилизировать Америку», а не ублажать богатых роскошными игрушками на колесах. Но главное, Форд верил в возможность массовой продажи автомобилей в то время, когда к покупке машины относились так, как сейчас относятся к покупке самолета.
Ко всему прочему, Генри Форд делал все для того, чтобы снизить издержки производства. Однажды он обратил внимание на то, что рабочий тратил больше времени на поиск и доставку материала и инструментов, чем на работу. «Если 12 тысяч служащих сберегут каждый ежедневно по десять шагов, то получится экономия пространства и силы в пятьдесят миль», — подсчитал Форд и понял, что необходимо доставлять работу к рабочим, а не наоборот. 1 апреля 1913 г. Форд запустил первый в мире конвейер. Также он первым установил на своих предприятиях минимальный уровень заработной платы и 8-часовой рабочий день. Все эти новшества принесли свои плоды. В один год прибыль настолько превысила ожидания, что Форд добровольно вернул каждому купившему автомобиль по $50: «Мы чувствовали, что невольно взяли с нашего покупателя дороже на эту сумму».

К 50-ти годам Форд превратился в мультимиллионера, а его машина стала одним из национальных символов Америки. После этого он навсегда отказался от изобретательства: «Форд Т» должен был остаться его шедевром. Генри покупал железные дороги и аэродромы, составлял книгу афоризмов и боролся с католицизмом, спасал певчих птиц и пытался остановить Первую мировую войну. Форд вел себя так, как будто он был Богом, и окружающие ему в этом помогали. Простые люди относились к создателю «Форда Т» как к волшебнику — на улице его немедленно окружала толпа, самые смелые пытались его потрогать, а наиболее наглые тут же просили у мистера Форда денег.

Потайной ход к любовнице

А денег теперь у Форда было предостаточно, чтобы жить в свое удовольствие. Новый роскошный дом обошелся Генри в миллион долларов. В парке, окружающем дом, жил рабочий, которого Форд взял исключительно за длинную бороду и румяные щеки. Зимой он заготавливал подарки к Рождеству и изображал Санта Клауса, а летом работал эльфом. В общем, со стороны семья Форда выглядела идеальной, да и сам автомобильный магнат всегда выступал как строгий хранитель морали и устоев семейной жизни.

Вместе с тем, существуют доказательства, что у него был внебрачный ребенок. Об этом в 1978 году заявил Джон Далинджер, выпустивший книгу «Секретная жизнь Генри Форда». Джон, родившийся в 1923 году, утверждал, что приходится основателю промышленной империи сыном. Как пишет Далинджер, Форд сразу обратил внимание на прекрасную молодую девушку по имени Евангелина, когда она начала работать на его заводе. Евангелина была на 30 лет моложе Форда, но влюбленного миллиардера это его ничуть не смутило. Форд устроил так, что девушка вышла замуж за одного из его сотрудников, которого звали Рэй Далинджер. Магнат приказал построить по соседству великолепный дом для молодоженов и сделать в нем потайной ход, который вел прямо в спальню Евангелины. Когда у нее родился ребенок, Форд посетил молодую мать в больнице, устроив своим появлением настоящий переполох среди нянь и врачей. Миллиардер осыпал маленького Джона Далинджера подарками и всевозможными знаками внимания, и малышу всегда разрешалось играть с внуками Генри. Однажды, когда одному художнику понадобилась модель для того, чтобы изобразить Форда в детстве, Генри попросил позировать для портрета именно Далинджера, а не одного из своих внуков. И Евангелина, и ее муж занимали важные должности в компании Форда вплоть до его смерти. В своей книге Джон также заявил, что руководство компании знало все о тайной связи между Фордом и семьей Далинджеров, но постаралось полностью уничтожить все следы и доказательства.

«Хоть бы раз он меня послал!»

Сейчас сложно сказать, знала ли о любовнице верная жена Клара. В любом случае, у нее был еще один повод для беспокойства – то, как Генри обращался со своим единственным законным сыном Эдселом, не поддавалось никаким объяснениям.
Эдсел всегда был хорошим мальчиком: он получал только отличные оценки, слушался папу, был почтителен к его сотрудникам и очень хотел возглавить «Форд Моторс» — словом, делал то, что ему было положено. В 21 год парень получил место в совете директоров. Эдсел на лету ловил папины указания и мечтал сделать самую красивую машину в мире. Но поведение Генри по отношению к сыну всем казалось, мягко говоря, довольно странным. Он отменял распоряжения Эдсела, шпынял его, как мальчишку, увольнял его сотрудников – а сын принимал все как должное и благодарил отца за заботу. Это еще больше заводило Генри Форда — волю сына он закалял, устраивая ему каверзы, и, чем больше Эдсел поддавался, тем сильнее отец на него давил. Дело кончилось тем, что Эдсел вообще перестал принимать какие бы то ни было решения.

В конце 30-х годов Эдсел начал жаловаться на боли в животе. Когда врачи диагностировали рак желудка, делать что-либо было уже поздно. Форду-младшему вырезали половину желудка и попросили домашних приготовиться к худшему, но Генри I решил, что медики по своему обыкновению занимаются ерундой. Он был совершенно уверен, что со своими проблемами сын может справиться сам. Кончилось тем, что секретарь Форда передал Эдселу пространный меморандум, в котором Генри изложил все свои претензии. Отец велел сыну больше работать и подружиться с хорошими, надежными, проверенными людьми, список которых Генри I приложил к своему письму. Оно заканчивалось пафосным призывом: «Восстанови здоровье, сотрудничая с Генри Фордом!» Прочитав эту фразу, Эдсел разрыдался, написал заявление об отставке и уехал домой.

Во время похорон сына старший Форд выглядел не столько сломленным, сколько растерянным. Идя за гробом, он твердил: «Ничего не поделаешь, нужно больше работать». Но Гарри Беннет, исполнительный директор «Форд Моторс», уверял, что его шеф постоянно заговаривал о сыне. Форд так надоел Беннету вопросами о том, не был ли он чересчур жесток с покойным, что в один прекрасный день тот брякнул: «Да, вы были к нему несправедливы. На его месте я бы страшно на вас разозлился!» Услышав это, Генри Форд возликовал: «Вот этого я от него и ждал! Я так хотел, чтобы он хоть раз как следует меня послал!»

После смерти сына в 1943 году Форду опять пришлось стать у руля компании. Однако уже через два года он передал полномочия своему старшему внуку Генри Форду II. Основателю империи было уже за 80, и с каждым годом он становился все более странным. В последнее время старик часто отзывал в сторону малознакомых людей и говорил им: «Знаете, я уверен, что Эдсел не умер!» Он начал собирать Тициана — кто-то сказал ему, что художник создавал шедевры в 99 лет, и Генри I вдохновлялся этим примером. Однако столетний юбилей отпраздновать ему не удалось. Генри Форд умер в 1947 году в возрасте 84 лет.

«Форд Моторс» до сих пор принадлежит наследникам магната. Главный принцип Форда – бизнес для человека – и через много лет будет мощной стартовой площадкой для каждого, кто создает надежное и прибыльное дело.

Подготовила Александра Кралько
по материалам «Люди» , «Путь автомобиля» , Gloryon.com

Поделиться.

Комментарии закрыты