Геннадий Хазанов: «На самом деле я против ремейков»

0

За свою карьеру он не очень часто снимался в кино и сам признается: «У меня есть только две работы в кино, которые врезались в память: это первая моя проба в большом формате — фильм Николая Досталя “Маленький гигант большого секса” и работа на съемочной площадке в “Ералаше”».

«Мой театральный дебют освистали»

Геннадий Хазанов родился 1 декабря 1945 года в Москве. Он с детства чувствовал себя обделенным, рос в семье без отца, ни разу в жизни его не видел и долго даже не знал, какую фамилию тот носит. Лишь потом узнал, что звали отца Виктор Григорьевич Лукачер, он работал инженером в области радиосвязи и звукозаписи и, как оказалось, жил с сыном в одном доме на улице Димитрова.

Мама Хазанова, Ираида Моисеевна, с юных лет была подвержена депрессиям, у нее был трудный характер. Она не одобряла желание сына стать артистом, а тот не видел своего будущего без выступлений. В 1965 году Хазанова приняли в Государственное училище циркового и эстрадного искусства, и вскоре он вышел уже на большую сцену. Потом работал конферансье в оркестре Леонида Утёсова, пробовал себя и в пародии, и в клоунаде, но в итоге стал артистом разговорного жанра. Но именно эстрадный штамп мешал Хазанову много играть в кино, как он хотел.

Правда, были роли, которые он сам упустил: «Я жалею, что когда-то отказался от предложения Эльдара Рязанова сниматься в фильме “Гараж”. Он очень расстроился, держал обиду долгие десятилетия. А я тогда просто подумал: “Зачем мне это нужно? У меня так все хорошо складывается на эстраде, чего я пойду в эту компанию. Да я и не умею с партнерами играть — я один”. Вот этот поступок во многом оторвал у меня киношные возможности себя реализовывать. А может, так было написано в моей книге судьбы, потому что актер на съемочной площадке — это совсем не то же самое, что актер на театральной сцене, совсем не то. С моей точки зрения, для серьезной актерской работы, театр дает гораздо больше возможностей. В кино может быть много дублей, но их количество все равно ограничено —  снято, и уже ничего не поправишь».

Когда он стал выступать как драматический артист, публика это приняла далеко не сразу: «Я понял, что удел любого артиста — быть мишенью для оценок. Каждый раз, выходя на сцену, боюсь. Это сродни вхождению в клетку с разъяренными тиграми, — признается Хазанов. — Впервые ощутил такое, когда вышел к рампе в спектакле “Ужин с дураком”. Был изумлен и ошарашен. Никогда не забуду тех ледяных взглядов и той гробовой тишины, которыми одарила нас публика в зале. Для всех я оставался студентом кулинарного техникума. И вдруг дерзаю как драматический артист, да еще и в серьезной, трагической роли. Разумеется, зрители и не могут сразу перестроиться. Легче было освистать мой театральный дебют, чем изменить собственные стереотипы восприятия, для чего нужна определенная духовная работа. А у нас и в театр теперь ходят для того, чтобы только развлечься».

В 1997 году Хазанов возглавил московский Театр эстрады, сейчас он старается привлечь зрителя драматическими спектаклями, а еще пробует себя в режиссуре. Кроме того, артиста звали и на телевидение: «У меня был хороший опыт сотрудничества с Леонидом Парфеновым. Мне очень понравилась предоставленная возможность рассказать о тех великих и малых событиях, свидетелем которых я был, создать своеобразную летопись эпохи — “Жил-был я”.

Хотя сначала предполагалось, что это будет нечто похожее на сериал “Весь Жванецкий” — вариант телевизионного “полного собрания сочинений” с комментариями автора. Но мне не хотелось утомлять зрителей миниатюрами, которые были написаны и исполнены в те времена, когда мы выходили на сцену, чтобы высмеивать “отдельные недостатки” нашей жизни, — и я предложил Лёне взамен другую идею». А еще Хазанова можно было увидеть в программе «Точь-в-точь», где он был членом жюри и часто шутил по поводу музыкальных предпочтений современной молодежи. Но никогда не смеялся над зрителями, которые одинаково реагируют и на Эдит Пиаф, и на современных исполнителей.

«По призванию Алиса – артистка»

Верной помощницей Хазанова всегда была жена Злата. Они познакомились осенью 1969 года, когда Геннадий пришел в Дом культуры гуманитарного факультета МГУ: в эстрадной студии «Наш дом» было открытие сезона. Там Хазанов и увидел девушку, которая была помощником режиссера Марка Розовского. 18 октября 1969 года Злата и Геннадий встретились у метро на первом свидании. И с тех пор все это время они вместе.

У них родилась дочь Алиса, которая занялась балетом, до конца 90-х танцевала в Большом театре, но вынуждена была завязать с выступлениями после серьезной травмы колена. Она вышла замуж за швейцарского финансиста Давида Бауманна и родила двух дочерей — Мину и Эву. Семья живет между Москвой и Женевой.

Алиса же ушла в кинематограф, снялась в нескольких фильмах: «977», «Сказка про темноту», «В ритме танго», «Завещание Ленина». «Безусловно, я поддерживаю дочь, вопрос в том, насколько и в каком качестве ей нужна эта поддержка, — говорит Хазанов. — Если говорить серьезно, то Алиса не грузит меня собой. Человек она очень хорошо воспитанный, самодостаточный. Никакой помощи в работе я ей не оказываю. Уже очень давно она запретила мне влезать, кого-то просить, помогать, если дело касается ее работы. Мне не всегда нравятся проекты, в которых они принимает участие. Хотя я посмотрел “Школу” Валерии Гай Германики, и остался доволен Алисой: она понимает, что делает. Не имея драматического образования, она сделала большие шаги: начала заниматься здесь, пошла на какие-то курсы в США, училась вокалу.

Я с удовольствием смотрю, как она строит свою жизнь. Конечно, я готов ей помогать, но нельзя же свои мозги и душу вложить в другого человека. Я рад, что она пережила момент, когда балетная карьера была закончена, и непонятно было, что же делать дальше. Видимо, по призванию она артистка. В хореографическое училище она пошла по своему решению, сказав “я хочу”! Это очень похоже на мое детство, я вспоминаю себя: я ничего не хотел, кроме как быть артистом!»

«На роль Саахова попал случайно»

Недавно прошел слух, что у Хазанова появилась идея поставить номер «Студент кулинарного техникума. 40 лет спустя». Однако оказалось, что у артиста нет таких планов: «Хотя ремейки сейчас популярны. Знаете, с моей точки зрения, ремейки — это определенное свидетельство творческой импотенции тех, кто этим занимается. Это раз. Желание на старых дрожжах заработать легкие деньги — это два».

С другой стороны Хазанов видит, что когда-то в театре сотни тысяч раз ставили «Вишневый сад», а сейчас нечто подобное пришло и в кинематограф. На зрителя и на создателей поддавливает уже пройденная предыдущими кинематографистами дорога. «Вначале я сторонился даже разговоров о ремейках, — говорит Хазанов. — Сам на роль Саахова в новой “Кавказской пленнице!” попал по чистой случайности. Я находился во Франции, было начало июня, меня разбудил телефонный звонок. Звонивший человек просто обрушил на меня свою просьбу об участии, но я согласился лишь закончить разговор и лечь досыпать. А потом я узнал, что первый съемочный день – 14 июня! Ко мне в Сургут на гастроли пришел человек, снял мерки для костюма, их отправили в Москву. Когда я понял, что съемки все же будут, то сказал себе – стоп, меня закрутили!»

Хазанов спросил режиссера, зачем нужен этот ремейк? Как планируют переигрывать троицу – Вицин, Моргунов, Никулин? И предложил взять на эти роли женщин: Аронова – герой Моргунова, Орбакайте – герой Вицина, Галина Петрова – герой Никулина. Но идея не прошла из-за нехватки времени на то, чтобы переделывать сценарий. «И дальше я, поняв, что сопротивляться бессмысленно, действовал, вспомнив гениальную фразу: если тебя насилуют, расслабься и постарайся получить удовольствие, — заявляет Хазанов. — 12 съемочных дней я решил воспринять, как забаву, тем более период был свободен от других дел».

Но вопрос, как же он попал в это кино, не покидал Геннадия. И при переезде из Судака в Ялту актер попросил режиссера Максима Воронкова быть честным. Оказалось, что проект продюсировал Илья Олейников, с которым Хазанов когда-то учился. Он сам мог сыграть Саахова, но сильно заболел. Когда у него пропал голос, Олейников написал Воронкову: «Позвони Гене, что со мной случилось, не говори и предложи роль. Больше я никого не хочу в этой роли!»

«Для некоторых Вицин, Никулин, Моргунов – не идолы!»

Создатели фильма не стали переписывать сценарий. Они скрупулезно воссоздали образы, сценки и даже реплики героев фильма Гайдая, лишь слегка осовременив обстановку. Так, Шурик вместо блокнота использует видеокамеру, товарищ Саахов ест суши, а троица из Труса, Балбеса и Бывалого устраивает пенную вечеринку. Образ Шурика примерил на себя молодой актер, экс-интерн Дмитрий Шаракоис, снискавший известность после роли Левина в сериале «Интерны». А Николай Добрынин, Сергей Степанченко и Семён Стругачёв с легкой руки режиссера вошли в образ Труса, Балбеса и Бывалого. Роль Нины досталась Анастасии Задорожной. Вместо «комсомолки, спортсменки, красавицы» в новой картине она – «аспирантка, экстремалка, красавица». В эпизодической роли засветился и Михаил Ефремов.

«Ремейки придуманы не нами, — говорит Хазанов. — Максим Воронков сказал мне: «Приходят новые поколения, у которых новые кумиры». Да, я смотрел с восхищением и обожанием на Георгия Вицина, но сейчас настали другие времена. Ремейк “Кавказской пленницы” рассчитан на зрителей, для которых Вицин, Никулин, Моргунов – не идолы! Например, один очень популярный эстрадный артист (имени я не назову!) заявил, что не понимает моего преклонения перед Аркадием Райкиным, который для него кумиром не является. Так происходит вырождение. Я – никогда не видел Станиславского, но если бы он вошел сейчас в двери, я встал бы перед ним на колени!»

Фильм «Кавказская пленница!» был представлен недавно на Московском кинофестивале. Как и ожидалось, критики встретили в штыки новое прочтение легендарной картины Леонида Гайдая, назвав ремейк «пляской на костях советской классики» и «идейной некрофилией». Съемочная группа старается относиться к таким словам спокойно. По мнению Максима Воронкова, в России подобный опыт ремейков еще не успел прижиться, зато в Голливуде это нормальная практика. Вдова Леонида Гайдая комментировать ремейк «Кавказской пленницы» отказалась. Фильм выходит в широкий прокат в августе. Окажется ли публика к нему более благосклонной, покажет время.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня», Kazan24.ru, «Новое дело», «Родная газета», «Казанские ведомости»

Поделиться.

Комментарии закрыты