Григорий Сиятвинда: «С детства привык ко вниманию»

0

Зрители знают его по множеству комедийных ролей
Обаятельный, техничный, ярко комедийный, Григорий Сиятвинда – востребованный театральный и киноактер, шоумен и телеведущий.

«Меня даже попытались припудрить перед спектаклем»
Его родители – выходец из Замбии и уроженка Сибири – познакомились во время учебы в Харьковском университете. Полюбили друг друга, поженились и… разъехались. «Отец уехал обустраиваться в Замбию, мама поселилась в Тюмени, где родила меня, – рассказывает Григорий. – Через два года папа нас вызвал. В Африке мы прожили три года, пока родители не решили разводиться. Выяснилось, что, по местным законам, мальчик остается с отцом, так что из Замбии мы с мамой практически сбежали».
Возвращению Григорий рад. Он признается, что в Замбии рос драчливым и вороватым, так что со временем наверняка попал бы в криминальную хронику. А в Тюмени под присмотром мамы, бабушки, деда и прабабушки мальчик быстро усвоил, что такое хорошо и что такое плохо. Правда, единственный на всю Тюмень темнокожий, Григорий так уставал от внимания окружающих, что в детстве мечтал стать лесником.
Всё изменилось в пятом классе, когда мальчик попал в драмкружок Тюменского дворца пионеров. «В семье шел стандартный разговор о том, чем бы мне заняться, – вспоминает он этот судьбоносный момент. – Мама предложила: “Сходи в драмкружок – ты все время что-нибудь изображаешь”. Это она мягко выразилась. На самом деле у меня была страсть к страшным розыгрышам. Например, я обстоятельно делал вид, что умираю. Сначала мне, конечно, не верили, потом говорили: “Ну ладно, хватит!”, а потом переходили на крик: “Гришенька, что с тобой?!” Мне было важно довести человека именно до этой стадии. В основном за это матушка и послала меня в драмкружок». Парень оказался талантливым. А первый образ, в котором он блеснул на сцене, был Иванушка в сказке Шварца «Два клена».
«На мне были шаровары, красные сапожки, косоворотка и шапка волос, как у Анджелы Дэвис, — вспоминает Григорий. — Естественно, у всех здравомыслящих людей возникли сомнения перед тем, как выпустить меня на сцену. Меня даже попытались припудрить перед спектаклем. Я и сам, глядя в зеркало, понимал, что что-то здесь не то. Но дети в зале спокойно восприняли меня в образе Иванушки».

«Могу играть Отелло, Пушкина и вообще всех Ганнибалов»
После школы Григорий поступил вовсе не в театральный вуз, а в Тюменский индустриальный институт на факультет технической кибернетики. И заниматься бы ему автоматизацией производственных процессов, если бы после первого курса студента Сиятвинду не призвали в армию. «Служба представлялась мне очень романтичной. На всю жизнь запомнился подъем в первый день службы. Когда меня разбудили в 6 утра в казарме, и я за секунду осознал, где я и что тут быть еще два года!»
Cлужил Григорий в танковой части: «Можете себе представить, как удивилось высокое армейское начальство, когда на учениях из головного танка вылез я – отличник боевой и политической подготовки, ефрейтор Сиятвинда? Думаю, в первый момент они решили, что спятили или угодили на учения блока НАТО, – смеется он. – Но к концу учебки я уже очень сливался со Средней Азией: наел щеки, а когда щеки большие, глазки немножко подзакрываются. У меня есть фотография с друзьями-казахами: их пятеро, шестой я. Вот кто из нас шестой – совершенно непонятно».
После армии Григорий к автоматизации процессов охладел, зато вспомнил о своем увлечении театром и отправился поступать в Щукинское театральное училище. Там у преподавателей разгорелась жаркая дискуссия вокруг необычного студента: кого он после обучения будет играть с такой внешностью? Сам Сиятвинда быстро нашелся с ответом: «Отелло, Пушкина и вообще всех Ганнибалов, ну и Маугли могу!» И его взяли. После «Щуки» Сиятвинда устроился в театр Райкина «Сатирикон», где служит по сей день. Сыграв там сразу 14 ролей в комедии «Квартет», Григорий был отмечен премиями «Чайка» и «Кумир». А роль Макбета принесла ему звание «Лучшего злодея» театральной Москвы. Свое сходство с Райкиным Сиятвинда комментирует так: «Я не кошу под Константина Аркадьевича. Иногда, правда, мы сидим друг напротив друга и случайно делаем одинаковые движения».

«В кино нужно лишь раз напрячься»
У него экзотическая фамилия, экзотическая внешность. Но ему легко работать в театре: «Там у меня нет никаких проблем, потому как театр — дело условное, и какого ты цвета — не имеет никакого значения. Потому что когда зритель приходит, он знает, что он сидит перед сценой. На ней что-то светится и кто-то бегает. И в какой-то момент зритель начинает верить, что перед ним — замок Эльсинор, что это Дания, что у принца опять какие-то проблемы. А какого цвета один из персонажей — это совершенно никому не интересно».
Как рассказывает Григорий, в кино ему не приходится ходить на кастинги, а прослушивание за карьеру у него было только один раз. Перед съемками мелодрамы «Невозможно зеленые глаза» его попросили подыграть актрисе, претендующей на главную женскую роль. Но обычно режиссеры зовут Сиятвинду, когда необходимо создать образ конкретного типажа.
Впрочем, всегда есть забавные исключения. Например, в сценарии комедии «Жмурки» его персонаж прописан как очень темнокожий человек. Поэтому Григорию Сиятвинде, который хотел сыграть бандита Баклажана в этой картине, пришлось пару недель ходить в солярий, чтобы потемнеть. Актер уже много лет со смехом вспоминает, какое недоумение у работниц салона вызывало появление итак темнокожего актера.
«Когда мы снимали этот фильм, я был уверен, что получится непонятно что, — вспоминает Григорий. — С одной стороны, собралась хорошая компания. Но что это снимают, что за грим? Я же театральный человек – у меня есть притязания на то, чтобы вести разговор со зрителем другой глубины. На премьере я смотрел картину вместе со зрительным залом и понимал, что все тоже недоумевают. Фильм не сразу был воспринят, но потом стал культовым».
Также актер играл и в серьезных драматических фильмах. Но популярность принесли комедийные. Такие картины как «All inclusive, или Все включено» и «Большая ржака» смогли раскрыть в Сиятвинде талант смешить людей. «На сегодняшний день мне больше нравится работать, наверное, в кино, — говорит артист. — Потому что театр — эта зона уже более или менее исследована. А кинематограф для меня — это страна, открытая только наполовину. Мне как человеку ленивому здесь нравится то, что нужно один раз напрячься, и потом у тебя DVD с этим фильмом может храниться всю жизнь. Его можно посмотреть в любой момент, и это будет так же хорошо, как когда ты это сделал. Либо так же плохо. А в театре… Что бы там ни было, тебе нужно каждый раз выходить и доказывать, что ты не верблюд. Потому что иногда доказываешь, а в итоге понимаешь: нет, все-таки верблюд».
Из-за необычной внешности Григория ему сложно подобрать дублера, поэтому трюки на съемках он часто выполняет сам, хотя порой это опасно. Например, на съемках одного из первых сериалов с участием Сиятвинды «Убойная сила-6» в ЮАР его посадили за руль дорогущей машины и велели на максимальной скорости проехать по узкому скользкому мостику без перил. А Григорий только три месяца назад получил водительские права, причем учился на «Жигулях» с механической коробкой передач, а тут – коробка-автомат. В итоге паникующий актер чуть не задавил часть съемочной группы! К счастью, всё обошлось. А в боевике «Параграф 78» Сиятвинде вообще пришлось изображать крутого спецназовца. «Сначала подумал: какой я спецназовец с ростом 168 см?! – признается он. – Но дерусь я неплохо – я же чемпион мира по сценическому фехтованию. И огнестрельным оружием владею – автоматом, пистолетами. Так что когда посмотрел на себя на экране, подумал: “Нормально! Могу!”»
Нельзя обойти стороной и ситком «Кухня», в котором Григорий Сиятвинда появился в 5-ом и 6-ом сезонах и сыграл одного из самых забавных персонажей – управляющего отелем Михаила Джековича, находящегося в постоянной конфронтации с шеф-поваром: «Как дитя современного мира, мой персонаж вынужден зарабатывать деньги. Поэтому он постоянно хитрит, контролирует каждую мелочь и думает, что лучше всех обо всём знает. Он давно в гостиничном бизнесе: начинал швейцаром, пережил трудные 90-е — в общем, у него была бурная жизнь. И в то же время он, несмотря на свою осторожность, может выпить, после чего — в нетрезвом состоянии — становится свойским парнем».

«Одному было комфортно, но вдвоем лучше»
Долгое время Григорий Сиятвинда был одиноким человеком, но не считал себя убежденным холостяком. Просто искал «своего» человека. Только в 37 лет актер встретил вторую половинку. Будущей женой Сиятвинды оказалась балетмейстер Татьяна, с которой Григорий познакомился на съемочной площадке фильма «Кинофестиваль». Правда, в тот раз не решился предложить девушке встречаться, но через полгода пути Татьяны и Григория снова пересеклись, и тогда актер не стал медлить, тут же пригласив Таню на свидание.
«В то время я читал роман Мураками, где персонаж, рассказывая о своей девушке, акцентировал внимание на форме ее уха. И вот на первом свидании я тоже стал разглядывать Танины уши, а потом вдруг сказал: “У тебя такие уши красивые!” До сих пор мне кажется, что из-за этого комплимента она меня потом полгода мучила, все не могла определиться, быть нам вместе или нет, — рассказывает Григорий. — Однажды я привез Таню с работы домой. Мы сидели в машине, я чувствовал, что у нее какие-то неприятности, хотя она и не жаловалась. И тут я понял, что мне безумно хочется, чтобы она была счастлива. И тогда я предложил ей жить вместе. Таня согласилась».
Когда он делал девушке предложение, внутри все тряслось. Слова «выходи за меня замуж» застревали в горле. «А что вы хотите? – смеется Сиятвинда. — До этого я никогда не жил с женщиной — в смысле в одном помещении. Поэтому опасался многого. Живя в отдельной квартире, я не готов был так просто расстаться со своим счастьем. Наверное, в этом была главная боязнь: мне было очень комфортно одному и не хотелось нарушать гармонию. Но, как выяснилось, вдвоем может быть еще лучше».
Он старается не допускать ссор со своей женой Татьяной. И уверяет, что не знает, как вести себя в ситуации открытого конфликта: «У меня нет ощущения, что если бы у меня в семье началось “битье тарелок”, то я бы подумал: “Ну, наконец-то у нас все слава богу!” — рассуждает актер. — Мне спокойнее пресекать ссору перед тем, как она произойдет. Есть люди, которые хотят и любят ругаться, для меня же, наоборот, если кто-то переходит на крик, становится агрессивным, то я сразу начинаю обороняться. Ощущение неприятное, как в осажденном городе».
Разумеется, ссоры в семье актера бывали. Но со временем они с супругой поняли, что им легче жить в мире: «Однажды на начальной стадии наших отношений мы поссорились с Таней, но потом потребовалось очень много времени, чтобы залатать трещину, — поясняет он. — Когда залатаешь одну такую рану и поймешь, что шрам все равно видно, тебе больше не захочется ссориться».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Восточный округ» (newsvostok.ru), Tvc.ru, 24smi.org, Top4man.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты