Инна Ульянова: «В любви я — Эйнштейн!»

0

«Я люблю работать радостно» – с этим девизом она вошла в историю советского театра и кинематографа.

«Я заливалась смехом на каждой строчке»

Инна Ульянова родилась 30 июня 1934 года в Горловке Донецкой области, ее отец был крупным горным инженером, мама занималась строительством дорог. Во время Великой Отечественной войны Ульяновы перебрались в Новосибирск, где Инна пошла в школу. Ребенок был в семье единственным и очень любимым, поэтому у нее было все. Даже в школу девочку возил личный шофер.

А вот училась она неважно — уже тогда Ульянова хотела стать, как она заявляла, «артистичкой», и считала, что стараться в школе ни к чему, нужен только талант. Ее же отец хотел, чтобы Инна пошла по его стопам, и много внимания уделял образованию дочери. После школы она всегда занималась с репетиторами, с самого детства учила итальянский и французский языки.

Позднее семья Ульяновых получила квартиру в Москве. Волею судеб три подъезда в этом доме принадлежали представителям мира кино, и юная Инна неизменно встречала знаменитых кинодеятелей – Сергея Герасимова и Тамару Макарову, Марину Ладынину и Ивана Пырьева. И даже видела Алексея Консовского, который тогда только что сыграл Принца в «Золушке» и в которого были влюблены все девочки СССР.

Немудрено, что по окончании школы Инна решила пробоваться в Высшее театральное училище имени Бориса Щукина. Дома в ее успех не верил никто. Отец, почти не отрываясь от чтения газеты, указал на дочку рукой, успокаивая мать: «Да ты посмотри, какая она маленькая, худенькая, кто ее возьмет?! Она провалится, и мы устроим ее в горный без экзаменов». Приемная комиссия в театральном сразу прервала отрывок прозы и попросила прочесть басню. «Я стала громко — как научили другие абитуриенты — читать басню Крылова, — вспоминала Ульянова. — Но, как оказалось, заучила я ее автоматически. И только на экзамене до меня стал доходить смысл происходящего у Крылова! Я читала и заливалась смехом на каждой строчке. Члены комиссии подняли головы, потрясенные такой оригинальной интерпретацией.

Стихотворение было еще круче. Я выбрала не популярного Пушкина, а малоизвестное стихотворение Ходасевича “Звезды”, 1925 года. Там был и “грошовый дом свиданий”, и “сомнительные девы в непотребном хороводе”. Комиссия вновь встрепенулась». Инну взяли, но с условием — в течение полугода проявить себя.

Инезилья

В 1956 году Ульянова успешно окончила Щукинское училище, и ее взяли в Ленинградский театр комедии под началом Николая Акимова, где актрисе доставались не последние и, в основном, комедийные роли. Она играла в пьесах, поставленных по произведениям Шекспира, Гоголя, Сухово-Кобылина, Шварца. «Акимов мне тогда сказал: “Инна, у вас редкий комедийный дар, не надо этого стесняться!”, — вспоминала Ульянова. — Он не просто формировал из нас артистов, он воспитывал нас, не позволял лгать, доносить.

Он говорил: “Актер, в особенности дама, не должен терять чувство правды. Если вы будете лгать в жизни, льстить, лукавить, да еще, не дай Бог, обманывать в постели, то как же вы будете соблюдать чувство правды на сцене?” Шесть с половиной лет в Ленинградском театре комедии — это была не школа, и даже не Университет, это, как черный пояс у каратистов».

В 1964 году из-за «антиакимовской» кампании Инне Ивановне пришлось покинуть Ленинград и вернуться в Москву, где удалось попасть в только что образовавшийся Театр драмы и комедии на Таганке под начало Юрия Любимова. Отношения с режиссером были сложные, поэтому Инне доставались, как правило, роли второго плана. Но такое «неяркое» положение в театре компенсировалось тем, что актрисе довелось работать в звездной труппе, составившей славу гремевшего на весь СССР театра.

«В узком таганском кругу мы называли ее Инезилья, — вспоминает Ульянову артист Александр Яцко. — Ей это очень подходило. Она была Инна Ивановна, дама в шляпке, которая всегда подбирала какие-то словечки. Она же сыграла почти ничего, но всем запомнилась. Коэффициент полезного действия был очень высок. Почти всегда всё, что она делала, попадало в яблочко».

Дама с лисой

В кино Ульянова впервые появилась в культовой кинокомедии Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь»: она лишь «промелькнула» на экране, ее фамилия даже не значилась в титрах. Многие последующие кинороли были эпизодическими, но яркими и заметными.

В 1973 году вышел фильм «Семнадцать мгновений весны», где одним из запоминающихся «мгновений» стала подвыпившая дама с лисьей горжеткой в отеле «Горные лыжи», исполненная Инной Ульяновой. Мало кто знает, что у этой сцены было продолжение – женщина потешно старалась вести себя как трезвая, после подходила на улице к машине, стучала в окошко и говорила «Ку-ку!». Но сцена оказалось настолько смешной и выпадавшей из общей концепции фильма, что режиссеру Татьяне Лиозновой пришлось ее сократить ради цельности многосерийного полотна.

«Вы должны меня послушать, Вы должны мне поверить! Когда о нас, о математиках, говорят как о сухарях — это ложь! В любви я — Эйнштейн!», — всего полторы минуты провела актриса в кадре, а народ всю ее речь растащил на цитаты. Ульянову узнавали на улице, брали автографы, фотографировались с ней. Правда, никто не знал ее фамилии — все помнили только ее образ дамы с лисой.

Инна Ивановна продолжала сниматься в кино, хоть все предлагаемые роли были второго плана. Она сыграла в фильмах «Фредерик Моро», «Раба любви», «Когда я стану великаном», «Иванцов, Петров, Сидоров», «Бархатный сезон», «К кому залетел певчий кенар», «Опасный возраст». Истинная всенародная слава пришла к Ульяновой благодаря роли Маргариты Павловны Хоботовой в экранизированной пьесе Леонида Зорина «Покровские ворота». На съемках ленты актриса признавалась в любви своим экранным мужьям. В шутку, конечно, но атмосферу на съемочной площадке, как и партнерские дружеские отношения, запечатлела пленка.

Как ни удивительно, это была единственная главная роль Ульяновой, дальше ей снова доставались эпизоды, частенько приходилось вторить своему былому образу Маргариты Павловны. Но расстраиваться артистка не собиралась: «В отношении актерского амплуа обиды на судьбу никогда не было. Я с детства усвоила одну мысль: на Руси должно быть весело. И никаких ограничений в отношении своих возможностей я не ощущала».

Поработала Ульянова и на телевидении — неоднократно играла в тележурнале «Ералаш», вела передачи «Дело хозяйское» и «На здоровье». В начале 90-х актриса снялась в рекламе стирального порошка фирмы Comet. Ролик получился удачным и запоминающимся, однако в то время участие звезд кино было не столь распространенным, и многие поспешили упрекнуть Инну Ивановну в меркантильности. На что она резонно заметила, что ей ничуть не стыдно за эту работу: «Если актриса играет стерву, шлюху — она не стесняется, а если с экрана рассказывает о моющем средстве — ее начинают клеймить позором. И вы знаете, те, кто больше всего меня упрекал, сейчас сами демонстрируют зубную пасту и порошки — это же такой замечательный способ напомнить о себе».

«Когда везде повышают цены, вы повышаете настроение»

Личная жизнь Ульяновой сложилась не очень удачно, однако в театре и на съемочной площадке об этом могли лишь догадываться. Веселая и напористая на сцене, такую же роль она играла и в жизни, скрывая все невзгоды за легкой улыбкой. В молодости актриса вышла замуж за сценариста вдвое старше ее, но брак быстро распался. Ульянова редко вспоминала то время, зато рассказывала о других отношениях – с героическим летчиком эскадрильи «Нормандия — Неман» Жаном-Пьером Константеном, которого Инна называла просто Костей.

Друг актрисы работал в журнале «Техника – молодежи», с которым сотрудничал француз. Однажды ему пришла в голову идея познакомить Инну и Жана-Пьера. Первая встреча была запоминающейся: Ульянова открыла дверь и прямо с порога вместо приветствия услышала от Константена: «Вашу мать, как же трудно у вас поймать такси!». «О, какая красивая французская речь», — улыбнулась в ответ Инна. Вместе они провели чудесный вечер. А потом театр Ульяновой отправился на гастроли в Париж, Жан-Пьер полетел вместе с ней.

«Для меня он был воплощением настоящего мужчины, — говорила актриса. -Добрый, нежный, мужественный, заботливый и предельно честный. Наша любовь походила на романтическую сказку». В разлуке они каждый день писали друг другу длинные письма, Жан-Пьер посвящал любимой стихи. В быту он был гурманом, но в Москве приходил в восторг от жареной картошки с селедкой, а Ульянова любила готовить, исправно добывая нехитрые ингредиенты в московских магазинах. В СССР летчик бывал часто и подолгу. Но однажды все закончилось: пришло письмо от племянника Константена — он сообщил, что его дядя умер. После этого Инна сожгла всю их переписку. Писем оказалось около пяти килограммов.

Актриса усмехалась, что личная жизнь ее была прекрасна, только обстоятельства складывались погано. Она не была одинока, но была из ряда тех дам, которые, по ее же признанию, не понимают, зачем выходить замуж. Любила семью, но не познала материнства. «Сколько раз из браков получался пшик! Поэтому надо следовать своей природе — в чем ты мастер, в чем интересен, — заявляла Ульянова. — Актерская профессия женщину в чем-то обделяет. Потому что все усилия направлены на творчество. Может быть, в этом присутствовала некоторая доля легкомыслия. Мне казалось, что все эти встречи, романы будут бесконечны — как жемчужины на длинной нитке. Возможно, мне надо было больше внимания уделить именно женским проблемам, родить детей. Возможно. Но все равно пожаловаться на свою жизнь я не могу. Меня всегда окружали только достойные мужчины, и мне было хорошо с ними».

Она была настолько энергичной, что после тяжелых съемок шла в ресторан, по магазинам, прогуляться. Инна Ульянова всегда излучала жизнелюбие — на сцене, в телепередачах, в рекламе, в интервью, на улице. Однажды прохожая ей призналась: «Когда везде повышают цены, вы повышаете настроение». Сама же Ульянова повторяла: «Если ты просыпаешься утром, и светит солнце, или идет дождь, если ты настроен радоваться, если у тебя есть хорошая книга, добрые друзья, работа, которая позволяет кушать и одеваться, если тебе везет в картах, да еще и в любви: вот это, как говорят у нас на Украине: “Це есть мед и компот!”. Как говорится: “Жизнь сложна, но чересчур, и даже удивительна, но слишком, и все-таки жизнь прекрасна”, — ну а плохие обстоятельства мы как-нибудь переживем».
Актерская жизнь была ее стимулом до последнего дня. С 10 по 15 июня 2005 года Инна Ульянова собиралась выступить на гастролях со спектаклем «Французская кадриль», однако 9-го июня актрисе стало плохо. Ночью она умерла в больнице и была похоронена на Васильевской аллее Ваганьковского кладбища рядом с могилой ее отца.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Odnarodyna.com.ua, «Советская Белоруссия», TvKultura.ru, «Сегодня», Chtoby-pomnili.com

Поделиться.

Комментарии закрыты