Иосиф Кобзон: «Кутуньо меня очень раздражал»

0

75-летний классик советско-российской эстрады рассказал, как уговаривал Стаса Михайлова не судиться с журналистами, почему невзлюбил Тото Кутуньо, как балует своих семерых внуков и какие у него слабости.

— Фамилия Кобзон уже стала нарицательной во многих странах. А преемник у вас уже есть?

— Нет, и я его не хочу иметь. Это шутить только можно по этому поводу, как Киркоров и Басков, которые метили на это место. Преемники не нужны, поскольку каждое время должно рождать своих героев, своих артистов, своих музыкантов.

— Как думаете, пробиться в шоу-бизнес легче сейчас, чем раньше?

— Во всех отношениях морально-нравстенная атмосфера нашего общества стала беднее. В советские годы эстрада в этом плане была гораздо лучше. В 90-х стало хуже. А потом и подавно. Конечно, многие мне сейчас могут сказать: мол, ему уже 100 лет, и он начинает осуждать молодых. Нет, я просто хочу, чтобы они тоже были нравственно здоровыми людьми, и в физическом плане тоже.

— Верите ли вы в дружбу в шоу-бизнесе?

— Безусловно. Я сохранил дружеские отношения с артистами моего поколения, скажем, со Львом Лещенко, Володей Винокуром. К сожалению, уже многие ушли из моих друзей — это Муслим Магомаев, Юрий Богатиков, Юрий Гуляев, Виктор Вуячич. Мы очень искренне дружили. Более того, мы всегда, когда принимали участие в сборных концертах, слушали выступления друг друга, делали какие-то замечания, давали советы. А сейчас большинство артистов своими  коллегами не интересуется. Вот на «Новой волне» прошел вечер Агутина, в котором его поздравляли много артистов. Все ли это искренние друзья Агутина — я не знаю.

— Вы говорили, что не в восторге от того, что в этом году Тото Кутуньо был членом жюри «Новой волны». Почему?

— Ой, Кутуньо — это самое большое недоразумение этого конкурса. И то, что его пригласил Игорь Яковлевич (Крутой. — Прим. А. Ш.), — большая ошибка. Кутуньо все дни вел себя вызывающе, ставил необъективные оценки. Члены жюри себя так не ведут! Если он грузинской конкурсантке поставил «восьмерку», то у меня вопрос: из какого захолустья он приехал, чтобы настолько не разбираться в музыке и вокале? Он, как член жюри, меня очень раздражал. Конечно, он написал замечательные песни, но в последнее время Кутуньо стал дежурным блюдом на всех корпоративах в Украине и России. Он потерял ориентацию того, что он звезда, что должен соответствовать своему статусу. Вот Хулио Иглесиас — это совсем другой человек. Сейчас я уезжаю в Марбелью, в Испанию, на его малую родину, потом в Израиль, где у него будет концерт, и где я тоже буду присутствовать.

— Вы с ним давно дружите?

— Очень давно. Он очень благородный человек, любящий своих коллег, семью. Его нельзя даже сравнивать с Кутуньо.

— А о чем вы с ним обычно говорите?

— Как о чем? О детях, которые так быстро растут. Кстати, я одним из первых поздравил его с тем, что сын Энрике наконец-то женился. Вообще, мы уже в том возрасте, что можем говорить на любые темы.

— А с кем еще из западных звезд вы дружите?

— У меня замечательные отношения с Шарлем Азнавуром, Томом Джонсом, Лайзой Минелли. А с чего отношениям быть плохими, если на мой жанр никто не посягает? (Улыбается.)

— Я прочитала, что вы якобы дружите с голливудским актером Джоном Траволтой. Как вы познакомились?

— Это чушь собачья. Я сам видел в Интернете такие публикации. Смешно даже об этом думать. Конечно, я знаю Траволту по фильмам, но, говорю вам честно, мы даже не знакомы.

— Иосиф Давыдович, за вашу творческую карьеру бывали случаи, когда мошенники пытались заработать на вашем имени? Например, в городе висели афиши, анонсирующие концерт, а вы о нем даже не подозревали?

— Конечно, случалось такое. В основном это было в далеких регионах, особенно в годы моей былой популярности. Я же первый в Союзе начал давать по два-три сольных концерта в день. До меня доходили слухи, что люди собирали деньги со зрителей, а потом исчезали. Но это было нечасто, потому что аферисты, думаю, боялись моей реакции и того, что за ней может последовать.

— А вы не пытались на этих людей в суд подать, наказать, как говорится, по заслугам?

— Нет, а зачем? Я вообще никогда ни с кем не судился. Я считаю, это глупость — судиться с мошенниками или с журналистами. Вот в последнее время судами с журналистами грешит Стас Михайлов. Я ему каждый раз при встрече говорю: «Стас, зачем ты время теряешь? Кому-то заказали статью против тебя за 50 тысяч рублей. Ну, отсудишь ты у него аж 5 тысяч, и что?» А он: «Ну, их нужно наказать, негодяев этих, чтобы гадости больше не писали».

— Чуть больше чем через месяц у вас будет день рождения. Как планируете отмечать?

— Никак. В эти дни мы с женой уедем в Узбекистан, чтобы сменить обстановку и не делать никаких пышных застолий. Проедемся по Бухаре и Ташкенту. Я считаю, что день рождения — это, в первую очередь, день благодарения матери, подарившей тебе жизнь. Это не мой личный праздник. Поэтому я обязательно пойду поклонюсь матушке на могилу. И коллег стараюсь приучить отмечать свои дни рождения на сцене, а не в ресторане каком-нибудь.

— У вас семеро внуков, как их балуете?

— Девочки уже учатся в школе, а два мелких пацана мои еще только готовятся к взрослой жизни. Они всегда ждут своего дедулю. Внуки — это же спекулянты, они рассчитывают на ласку, на подарки. Внуки — это наша кара детям, которые нам мало уделяли внимания, и теперь всю свою нежность и любовь мы перенесли на внуков. Я люблю их водить по магазинам, и они сами выбирают себе подарки.

— Вы производите впечатление очень сильного человека. Есть ли у вас слабости?

— Ой, много. Мой возраст — это моя слабость. Вы даже не можете себе представить, как не хочется взрослеть, а тем более — стареть. Я много лет лечусь от тяжелой онкологической болезни. Еще моя слабость в том, что я не умею прощать. Если меня предал друг или кто-то другой, я навсегда закрываю перед ним дверь. А еще — я очень вспыльчивый.

Анна Школьная,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты