Ирина Мазуркевич: «Я не ставила семью и профессию на чаши весов»

0

Она стала известной сразу после выхода первых своих фильмов — «Чудо с косичками» и «Сказ про то, как царь Петр арапа женил». С тех пор ей везло на партнеров и хорошие роли.

В театральный за компанию

Ирина Мазуркевич родилась 20 августа 1958 года в городе Мозель Гомельской области. Ее мама была учительницей, отец сменил множество профессий, от фельдшера до начальника жилуправления. С детства Ирина была предоставлена сама себе, поскольку родители были постоянно заняты на работе, а бабушка была просто не в состоянии уследить сразу за тремя детьми – у Ирины есть два брата.

Девочка рано стала самостоятельной: «В юные годы само понятие “заработать деньги” для меня было довольно разноплановым. Сначала я зарабатывала не для себя, а для двора, — рассказывает Мазуркевич. — Что имеется в виду? В моем родном белорусском Мозыре у нас была очень дружная компания, которая устраивала для всех желающих, живущих в нашем дворе, турниры по настольному теннису. Для того чтобы играть не просто так, а “на интерес”, мы собирали в местах отдыха на берегу реки пустые бутылки, сдавали их и на вырученные деньги покупали призы. Или другой вариант – заготавливали лекарственные растения, которые сушили на чердаке и сдавали в аптеку.

Но лично для себя зарабатывали тем, что подготавливали сырье для фабрики народных промыслов – собирали ивовые прутья определенной длины и толщины, очищали, связывали по сто штук и сдавали. На фабрике из них делали корзины, плетеные сувениры. Тысяча прутьев стоила три рубля. Для нас, девчонок, это были огромные деньги».

Ей нравилось в Мозыре – Ирина была влюблена в одноклассника и не хотела никуда уезжать. Однако отца перевели в Минск. В то же время подруги Мазуркевич предложили ей отправиться в Горький в театральное училище. Ире тогда было всего 15 лет, из всех девушек поступила только она. А вскоре ассистент режиссера спортивной драмы «Чудо с косичками» обратил на нее внимание и позвал сниматься в кино.

Роль гимнастки Тани Малышевой, прототипом которой стала знаменитая Ольга Корбут, была исполнена начинающей актрисой очень достоверно. Впрочем, здесь сыграло и то, что Мазуркевич не понаслышке знала об этом виде спорта. Так, некоторые упражнения в фильме Ирина выполняла сама: в детстве будущая актриса восемь лет занималась гимнастикой в родном Мозыре. Стройность и осанка сохранились до сих пор, между прочим, не только благодаря спорту. В этом деле большую роль играет и наследственность, Ирина говорит, что «пошла в бабушку — энергичная, сухощавая, подвижная».

«Мне было лестно внимание Высоцкого»

Подбирая актрису на роль в фильм «Сказ про то, как царь Петр арапа женил», Александр Митта, казалось, пересмотрел всех школьниц и первокурсниц Москвы в дублях и все никого не мог подобрать. Говорят, что выбор пал на Ирину благодаря Владимиру Высоцкому, к которому режиссер обратился с вопросом, с кем бы он хотел сниматься. Вот так семнадцатилетняя девушка после первого курса попала на съемочную площадку к звездам первой величины: Алексею Петренко, Владимиру Высоцкому, Валерию Золотухину.

Однако, по признанию актрисы, до съемок она смутно представляла себе, с какими известными актерами ей придется играть. Когда Ирина поделилась со своей подругой, что ее партнером в фильме будет Высоцкий, та чуть дара речи не лишилась: «С кем? С самим Высоцким?!» Она принялась рассказывать Ирине, как он поет, какой он актер. На деле же выяснилось, те самые великие актеры оказались очень простыми в общении людьми. Легенда гласит, что Владимир Высоцкий запретил юной героине называть себя по имени-отчеству. И предложил: «Да зови меня просто Володя». Юная актриса очень понравилась ему, это и предопределило их дальнейшие отношения.

«Конечно, мне было приятно и лестно его внимание, — вспоминает Мазуркевич. — Володя водил меня к своим друзьям, знакомым, таскал по выставкам. Часто, уезжая к Кириллу Ласкари, оставлял меня в своей московской квартире. Садился ночью в машину, чтобы оказаться утром в Питере. Один. В то время в его квартире на Малой Грузинской шел ремонт, он делал сауну (которую так и недостроил). Я ночевала у него там среди кафеля». Но отношения ограничивались только дружбой.

В 1977 году Ирину после дипломного спектакля пригласили в театр Ленсовета, в то время там блистали Алиса Фрейндлих, Михаил Боярский, Анатолий Равикович. Поначалу не обошлось без известных вечных интриг в театре, любовных историй, непристойных предложений со стороны руководства. И как итог за несговорчивость в определенных вопросах вместо первых ролей актриса получила место в массовке. Вместе с Ларисой Луппиан (женой Михаила Боярского) в спектакле «Левша» они по очереди танцевали блоху и изображали народ. «Нам, кстати, очень нравилось! – признается Мазуркевич. — Даже там недопустимо “отбывать” на сцене безразлично, с холодными глазами, зритель всё видит».

«Жизнь сама диктовала нам с Равиком следующий шаг»

Спектакль «Малыш и Карлсон» Ирина репетировала вместе с Анатолием Равиковичем. Молодость и красота девушки совершенно покорили актера. «Сорокалетний мужчина чувствует какую-то потребность в обновлении и, как правило, связывает это с женщиной. Это было в 1978 году, — вспоминал Равикович. – Как-то в театре отмечали старый Новый год, все выпили, атмосфера была праздничная. Мы с Ирой танцевали, и я впервые сказал ей, что она мне очень нравится. Я ей признался как бы в шутку, чтобы можно было всегда отпрыгнуть назад. Ведь самое страшное — оказаться смешным в такой ситуации. Не могу сказать, что я получил ответ “да”, но я понял, что сама идея принять ухаживания от человека моего возраста и моего вида не кажется ей совершенно бесстыжей, абсурдной и нелепой. И это меня вдохновило, дальше уже было легче».

Равикович был старше Ирины на 21 год, к этому времени в театре играл уже возрастные роли. К тому же он был женат и растил дочь. Да и сама Мазуркевич была несвободна: из Горького в Ленинград она приехала вместе со своим мужем. «Жизнь сама диктовала нам с Равиком каждый следующий шаг. Пока ничего не было решено, приходилось скрываться, — говорит актриса. — Мы целыми днями бродили по городу, подолгу ездили на трамвае, гуляли вдоль канала. Несмотря ни на что, это были очень счастливые дни. Мы говорили часами взахлеб обо всем.

Я думаю, что просто встретились два человека, которые были нужны друг другу. И дальше, когда возникали какие-то сложности, проблемы, притирки (жизнь идеально гладкой не бывает), все равно внутри жило ощущение, что это твой человек». В июле 1980 года они наконец–то расписались в ЗАГСе и отметили это событие на квартире у Алисы Фрейндлих, так как молодым в буквальном смысле просто некуда было приглашать гостей. А на следующий день умер Владимир Высоцкий.

В браке у Ирины родилась дочь Лиза, по стопам родителей она не пошла – работает на телевидении. «Я никогда не ставила семью и профессию на чаши весов, — рассказывает Мазуркевич. — Многие актрисы говорят, что не выходили замуж и не рожали детей исключительно ради карьеры. Я думаю, все это отговорки. Потом спохватываются в 50 лет — ни мужа, ни детей, ни работы. Когда у меня родилась дочь, я не играла свои спектакли всего три месяца. На одну роль ввели новую актрису, другой спектакль просто не шел какое-то время. И все! Никаких проблем! Конечно, потом приходилось таскать ребенка с собой на репетиции, спектакли, гастроли. А что делать?»

Маленькой Лиза обожала читать книги и слушать пластинки. Тогда были популярны записанные на винил музыкальные сказки. Они и сейчас хранятся на даче у Ирины, она ставит их внуку Матвею: «Когда в первый раз установила проигрыватель, поставила пластинку, он сидел на табурете, не шелохнувшись, сорок минут, слушал и только просил: “Еще! Еще!” Его было не оторвать. Сейчас же все выпускается в видеоформате, иллюстрируется любой шаг, любое движение. Для развития детской фантазии не остается ни времени, ни места».

«Актерство — тонкий наркотик»

Долгое время в кино дела у Ирины вроде бы складывались прекрасно: роль Патриции в музыкальной комедии «Трое в лодке, не считая собаки» по одноименной книге Джерома К.Джерома, где снимались такие звезды кино, как Андрей Миронов, Михаил Державин, Александр Ширвиндт, Лариса Голубкина, Зиновий Гердт. Затем Мазуркевич сыграла дочь провинциального трагика Бубенцова в картине Эльдара Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово». Позже — яркие роли второго плана в фильмах Дмитрия Астрахана «Все будет хорошо» и «Ты у меня одна». В театре актриса с веселым звонким голосом запомнилась и полюбилась зрителям, режиссеры ставили на нее спектакли.

Впрочем, Ирина не рассказала прессе, почему же она перешла в 1988 году в Театр комедии имени Н. П. Акимова. Конфликт, если он был, остался за кадром. А позже, в середине 90-х, когда не было работы ни в театре, ни в кино, когда уже не было Советского Союза, актриса садилась за руль своей машины и «бомбила». А чтобы не узнавали пассажиры, надевала темные очки. «Все это было от обостренного интереса к жизни во всех ее проявлениях, — говорит Мазуркевич. — Эту идею наше телевидение даже использовало для отдельной передачи обо мне. Задумка была такая: совершенно случайные пассажиры ловят такси, узнают в “водиле” заслуженную артистку Мазуркевич и начинают задавать ей разные вопросы. Так сказать, народное интервью. Но на деле петербуржцы, узнав меня, вместо вопросов начинали мне рассказывать о себе. И это было так интересно, такие потоки, выплески личной жизни горожан! Получилось, что интервьюировала их я, держась одной рукой за “баранку”, а другой за микрофон. Жаль, что в передачу вошли лишь маленькие кусочки от того уникального пласта житейских историй. А для себя я убедилась, что если вдруг “что-то случится”, я смогу заработать на кусок хлеба и как таксист».

Она привыкла находить себе дело, когда в работе случаются перерывы. «Не скажу, что это далось легко, — признается Ирина. — Актерство — это ведь такой тонкий наркотик. Как наркоману все время нужна доза, так актеру — роли. Только наркоман дозу постоянно увеличивает, а в нашей профессии все происходит наоборот. В молодости хочется играть постоянно, все подряд, не сходя со сцены. А с возрастом страсти утихают, и уже не обязательно каждый год выпускать премьеру. Чем больше ты играешь, тем больше познаешь себя. Понятно, что с годами таких открытий становится все меньше. К тому же съемки на телевидении, в сериалах, кино без дела сидеть не дают».

«С внуком много бегаем и прыгаем»

В последнее время Мазуркевич с мужем жили в загородном доме под Питером, куда им по выходным привозили внука. А 8 апреля прошлого года Анатолия Равиковича не стало. «Мне тяжело говорить, но Толя болел, у него было несколько инфарктов, так что смерть его мы предчувствовали, — говорит Ирина. — Все случилось в Вербное воскресенье, многие говорят, что в такие церковные праздники уходят люди достойные».

Сегодня самая большая радость для актрисы – общение с внуками: «Мы проводим с Матвеем сутки, и потом мне надо восстанавливаться, лежать пластом какое-то время, потому что мы с ним много бегаем, играем в машинки, он прыгает на меня. Я сама не думала, что получится такой контакт с внуком. Я прихожу к ним, дочь дает мне подержать малышку Еву, тут же подходит Матвей и говорит: “Положи сестричку, пойдем побегаем”».

А второе любимое занятие Ирины – возиться с растениями на даче. Не с помидорами и огурцами, а именно с цветами. У актрисы растут рододендроны, флоксы, розы, лилии, хотя участок сырой и она не все может себе позволить там посадить. Но, опять же, чем сложнее, тем интереснее: «Мой папа умел это делать здорово, наверное, как-то передалось и мне. Я уже в январе начинаю “бить копытом”, хочется что-то бросить в землю и смотреть, как из невидимой глазу пылинки вырастает практически куст. Разве это не волшебство?»

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Советская Белоруссия», «Стрела», «Ваш досуг», «Вакансия», KM.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты