Иван Жвакин: «Раньше хоккеем не интересовался»

0

Актер прославился после сериала «Молодежка»
Хотя в семье Ивана никто не был связан с миром театра и кино, сам он с детства мечтал об актерской карьере. И многое сделал для того, чтобы планы осуществились.

«В институте меня называли детской непосредственностью»
Иван родился 25 февраля 1992 года в Челябинске. «Параллельно с общеобразовательной, я 6 лет проучился в театральной школе, где у нас было 15 предметов, — вспоминает Жвакин. — В приоритете — актёрское мастерство, музыкальная, спортивная подготовка. А вот отец был сторонником чиновнической карьеры, где постепенно можно идти к своей должности. Я его прекрасно понимаю — он хотел для меня надёжности, уверенности в завтрашнем дне. Но мама была за то, чтобы попробовать поступать в театральный. Я объективно послушал обе стороны и положился на волю Случая — как карта ляжет».
Когда парню исполнилось 16 лет, трагически погиб отец. Мама работала ветеринарным врачом, и Ваня решил подрабатывать, продавая газеты и раздавая рекламные буклеты. При этом не бросал занятий актерским мастерством: «По наставлению мамы в 11 классе сдал ЕГЭ и мы с ней поехали в Москву поступать в театральные ВУЗы. Огромное спасибо ей за поддержку, ведь это и физически, и морально сложно – отпустить мальчишку так далеко одного. Так сложилось, что меня брали в несколько институтов сразу. Мой выбор выпал на высшее театральное училище имени М. С. Щепкина».
В Москве все было непросто. Иван признается, что та вынудила покрыться некой защитной коркой: «Я познал очень большую разницу между людьми, где я жил и куда приехал. Для меня города ассоциируются не с архитектурной, исторической и какой-либо другой стороны, а отличием людей! Именно люди формируют город, атмосферу, настроение, быт, всю жизнь. Особенно эти вещи я начал понимать и ценить, когда увидел другие краски людей, которые раньше в таком количестве не замечал. Много в чём огорчился, но не в профессии, а в людях — этот контраст о многом заставил задуматься. В институте меня называли детской непосредственностью – искренность, открытость, простота. И так легко обидеть, когда знаешь, как этим пользоваться».
Сниматься он начал быстро, уже на втором курсе у Жвакина появился агент, который помогал попасть на кастинги: «Хорошо помню ощущения от первых проб — ребячий страх и волнение, переходящее в некий гонор — вроде я всё могу и ничего не боюсь! Многих вещей ещё не понимал, но и не переживал, если что-то не получится. Это было только начало». В тот же период Иван решил послушать тех, кто говорил, что у него подходящий типаж для модельной сферы, и разослал свои анкеты в несколько агентств. Из 10 ответили 7, даже было предложение поехать в Китай — контракт на год-полтора, требовалось демонстрировать разные вещи, но от такого Жвакин сразу отказался.

«К черту День влюбленных!»
Постепенно стали появляться первые роли в кино. Был период проб, по итогам которых взяли сразу на несколько проектов, одновременно снимался в трёх. Кастинги постепенно переходили из количества в качество. «Молодёжка» взяла на себя отдельный акцент. «До этого хоккеем я не интересовался, — признается Жвакин. — У меня вообще не сложилось азарта ко всей индустрии спорта, не за какой из видов особо не болел. Соответственно, к хоккею я не был подготовлен, только катался вперёд на прокатных коньках в парке. Количество подготовки – три месяца до начала сезона, три месяца блока льда. Ледовый блок снимают летом, так как только в это время года ледовые дворцы свободны от соревнований. Если умножить 5 месяцев на 5 лет, за такое время даже ленивый человек освоит какие-то приёмы. Я, конечно, не стал хоккеистом – реакция, скорость, обработка шайбы не та, поэтому на общих планах нас заменяют дублёры – скорости видны, их не скрыть. Но сделать вид можно! Наш – средний и крупный планы, делаем те же комбинации, что дублёры».
Он не считает, что уже добился всего, чего хотел. «Я всегда верю в то, что моя лучшая роль ещё пишется или уже ищет меня, — говорит Иван. — Я родился в среднестатистической семье, никого из актёров в роду не было. Посмотрел деревенскую, городскую, медийную жизнь. Мне интересно пофилософствовать на эти темы — что происходит с мозгом, как он пытается адаптироваться в нужном русле, взаимодействовать с социумом так, чтобы он на тебя не обиделся просто из-за того, что на кого-то у тебя не хватает сил. Как справляться с этим? Я поискал, и, что странно, не нашёл ни одной научной работы на эту тему. Есть трактаты о звёздной болезни, но это другое. Я вроде совсем не робкого десятка, не боюсь быть в центре внимания, но, когда узнаёт каждый третий, логично, что порой хочется скрыться. В такие моменты осознаёшь, что мысли и мнения, когда кто-либо “звездит” – тоже двояки. С одной стороны — если человек хотел именно славы, а с другой — если он всячески пытается от этого ажиотажа оградиться, так как не ради этого он занимается профессией».
Что до личной жизни, то в юности Иван не раз испытывал разочарования: «Многие девчонки меня пытались уничтожить, делали все, чтобы я чувствовал себя тряпкой, а это ужасно. Поэтому не могу сказать, что все воспоминания мне приятны. Зато с Ксенией Лукьянчиковой у меня все кардинально поменялось. Стоило ей посмотреть как-то особенно, и я понял, что увяз окончательно. Я уже видел перед собой не просто эффектную актрису, а настоящую Ксюшу Лукьянчикову, которая изначально так стала ко мне относиться, как ни одна девушка до этого».
Они стараются постоянно проводить время вместе и устраивать себе праздники: «К черту День влюбленных! – заявляет Жвакин. — Я люблю близкого человека каждый день и категорически не хочу жить по календарю праздников. Специально ничего не дарим друг другу в этот день. Восьмое марта – совсем другая история, так как в этот день родилась моя мама – самая прекрасная из женщин. А вот в том, когда дарить цветы любимой, не должно быть никакой логики. Главное – неожиданность, сюрприз, тогда букет работает мощнее».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Worldpodium.ru, 24smi.org

Поделиться.

Комментарии закрыты