Иван Оганесян: «Любовь начинается спустя месяцы»

0

Он очень легок на подъем: начав карьеру музыканта в оркестре, объездил весь Советский Союз, жил и работал в Италии. Несколько раз начинал и бросал актерскую карьеру, но от судьбы не уйдешь. Трудно представить кого-то, вместо Ивана Оганесяна, в фильмах «Закон и порядок», «Москва. Три вокзала», «Нюхач».

— Иван, многих телезрителей интересует, когда выйдет второй сезон «Нюхача»?

— Пока не знаю — вопрос, по большому счету, не ко мне. Мы отсняли и озвучили первую часть второго сезона — четыре серии. Сейчас дело встало из-за ситуации на Украине. Но хочется верить, что кинокомпания Film.Ua найдет возможность доснять картину. Там уникальная команда — представляете, они даже приглашали одного из сценаристов знаменитого сериала «Доктор Хаус», чтобы он провел им мастер-классы!

— Вас в последние годы почти невозможно застать в Москве. С чем это связано?

— Я всегда знал, что не буду жить в Москве. И сейчас подыскиваю для себя и своей семьи жилье в Прибалтике. Моя супруга живет в Латвии, и с этой страной у меня теперь много всего связано.

— Это ваш второй брак?

— Да. Мы с Ириной вместе уже почти пять лет. Я сразу прошу прощения у многих за свои слова, но если мужчина избегает законного оформления отношений — значит, он избегает ответственности, прикрываясь очень разными доводами, которые по сути — «отмазки».

— А как же чувства?

— Не надо путать любовь и постель. Любовь начинается не в тот первый момент, когда в тебе просыпается желание производить на свет потомство — а спустя месяцы, когда уже накоплено что-то такое, что больно терять. Громадное счастье, когда я, держа свою подругу за руку, смогу ей сказать: «Слушай, мы прожили с тобой семьдесят лет! И за нами — целая жизнь!».

— А что для вас самое важное в браке?

— Чтобы муж и жена были друзьями. Остальное все тоже немаловажно, но решаемо. Жизнь — не рекламный ролик с белозубыми улыбками, а семья — это коллективный труд, семь «Я»!

— Ваша супруга — актриса?

— Ирина не актриса, она визажист, парикмахер. Мы познакомились в Латвии, и нас связывает очень многое. Я всегда стараюсь, чтобы она ездила со мной на съемки. Во-первых, чтобы не терять доверия, а во-вторых, хочется, чтобы она по-настоящему знала, чем я занимаюсь.

— Удается ли вам общаться с дочерью? Она живет в Англии, кажется?

— Да, в Лондоне. У меня все-таки есть шрам на душе от того, что мы не вместе. Тяжело это все. Ведь я до конца не знаю ее проблем, переживаний, и она живет совсем в другом мире. И мне хочется принимать участие в ее жизни, не только пересылая деньги. Конечно, по возможности стараюсь быть с ней вместе, учить чему-то.

— Она тоже учится музыке?

— Там немного смешная учеба. У нас в любой музыкальной школе уровень на порядок выше. Но предметом моей особой отцовской гордости стало то, что она там, в Англии, победила в поэтическом конкурсе. Написала несколько стишков на английском — и они заняли призовое место. Хотя стишки, честно сказать, были депрессивные. Недавно подарила мне книжечку в твердом переплете — «Антология юных английских поэтов», куда вошли ее стихи. И теперь я — отец английского поэта!

— Вы играли в мюзикле «Норд-Ост». Когда террористы во время спектакля захватили заложников, вы были в составе труппы?

— Да. Когда я находился среди заложников, моя первая жена трое суток сидела в специальном штабе — хотя мы в ту пору с ней разводились. Во время штурма всех близких отправили домой и сказали, что обязательно позвонят. Через какое-то время звонят французские журналисты моей теще и спрашивают: «Можно ли будет пообщаться с Ваней, если он останется жив? А если нет — можно будет поговорить с вами?» Она чуть со стула не упала! И я потом, кстати, с этими людьми общался. Была большая шумиха, нас всех просто «разрывали» журналисты из разных стран. И вот тогда же приехали ко мне норвежцы, после беседы они подарили два диска с концертами Эдварда Грига — так приятно! Шло от них какое-то тепло, я им об этом так и сказал. А они в ответ: «У нас на родине очень холодно, и если мы еще не будем тепло общаться…» И с тех пор мне хочется, чтобы треклятая русская зима, в которой многие враги погибали, тоже дала почувствовать людям эту нехватку тепла.

Марина Долгорукая,
«Звёздный бульвар»

Поделиться.

Комментарии закрыты