Ивар Калныньш: «Нужно, чтобы огонек в глазах не гас»

0

В юности он носил длинные волосы, играл в рок-группе, а спустя время стал символом интеллигентности на киноэкране.

«Я рано стал сам зарабатывал себе на хлеб»

Ивар Калныньш родился 1 августа 1948 года в Риге, в простой рабочей семье. Родители отдали его в музыкальную школу. Сначала они буквально заставляли сына заниматься, а позже он и сам полюбил музыку. Как ни странно, первым инструментом Ивара была мандолина, и на ней он бренчал «Во саду ли, в огороде». Позже Калныньш освоил гитару, пел песни «Битлз», играл рок и был настолько продвинутым подростком, что в какой-то момент родители его перестали понимать:

«Я был достаточно активным ребенком, – улыбается Ивар. — Очень рано стал сам зарабатывал себе на хлеб. Мама была домохозяйкой, отец – автомехаником. Они не могли меня содержать, а потому согласились с тем, что я рано, с 14 лет, стал самостоятельным. Правда, отец сказал, мол, ты же ничего не умеешь, как ты будешь зарабатывать? А я ответил, что буду искать себя и найду. Перепробовал очень многое – от ученика слесаря и грузчика до разносчика газет. Но в итоге понял, что “нормальная” профессия не для меня».

От своей младшей сестры он узнал, что Народная студия киноактера, которую та посещала, объявила дополнительный набор. Ивар шел на предварительное прослушивание, не особенно рассчитывая на успех: конкурс оказался большой, а уверенности в собственных силах было маловато. Но его приняли. Воспитанников этой студии часто приглашали на съемки в кино и на ТВ. Так случилось и с Калныньшем: режиссер А. Фрейманис, снимавший фильм «Яблоко в реке», поручил ему роль Яниса. Позднее Ивар поступил на театральный факультет Латвийской консерватории. Сыграл в картинах «Илга-иволга», «Верный друг Санчо». А исполнив в фильме «Театр» роль молоденького любовника примадонны, которую сыграла Вия Артмане, Калныньш в одночасье приобрел всесоюзную известность.

«Эта картина — единственный раз, когда мы встретились на съемочной площадке с Артмане. Работать с Вией было одно удовольствие, — вспоминает Ивар. — Как-то в театральной постановке чеховской “Чайки” я играл Треплева, она – мою мать, Аркадину. Мне было очень легко выходить на сцену с ней в паре, лучшего коллеги в этот момент и не пожелать – поможет и поддержит в любых ситуациях. Она – актриса от бога».

«Творческим людям непросто ладить между собой»

Ходили слухи о том, что у Ивара и Вии был роман, однако они были неправдивы. К тому времени Калныньш уже был женат: еще учась в консерватории, Ивар выступал со своей группой и на одном из концертов он, дожидаясь за кулисами своего выхода, заприметил симпатичную девушку, которая дирижировала оркестром трубачей-пожарных. Уже через несколько месяцев он сделал Илге предложение. Спустя год после свадьбы, в 1971 году, у молодых родилась дочка Уна, а через шесть лет — Элина.

Карьера Ивара шла в гору, режиссёры всё чаще и чаще приглашали его на роли героев-любовников. Зрительницы млели у экранов, глядя, как мужественно Калныньш крушит бандитов в фильме «Взбесившийся автобус». А уж когда героиня Елены Сафоновой в «Зимней вишне» предпочла преданному красавцу Калныньшу неказистого и женатого Виталия Соломина, женщины у экранов готовы были зарыдать от досады.

В 1992 году актер играл очередного красавца в картине по роману Бальзака «Тайны семьи де Граншан». Его партнёршей была двадцатилетняя Аурелия Алужите. Во время репетиций постельных сцен она трогательно смущалась и краснела, что крайне забавляло самого Калныньша. Но когда именно он влюбился в очаровательную партнёршу, актёр сказать не может. Только вот после окончания съёмок оба поняли, что не хотят расставаться.

Двадцатилетний брак с Илгой пошёл прахом. Они расстались мирно — без сцен и упрёков. А уже примерно через год после развода Ивар пригласил в загс свою новую избранницу. Вскоре родился сын Микус, которому актёр был безумно рад, они с женой обвенчались в церкви. Но даже это не смогло уберечь брак.

Аурелии было трудно смириться с ветреным характером своего мужа. Она очень переживала все его увлечения, и в один прекрасный момент её терпение лопнуло — женщина предложила разойтись. «Надоели друг другу, наверное. Накопилось какое-то вранье, неверность, — объяснял причины расставания сам Ивар. — Когда соединяешь с кем-то жизнь, то кажется, что это навсегда. Однако творческим людям, как правило, непросто ладить между собой, какая-то ревность начинается, бытовые мелочи накапливаются, частые разлуки отдаляют друг от друга. Появляются другие партнеры, секс на стороне, жена устраивает сцены. Думаю, если отношения иссякли, любовь ушла и люди не могут приносить друг другу что-то новое, им следует расстаться».

«Все мои дети родились в любви»

После развода у Ивара была череда романов с партнёршами по фильмам. А в 2000 году актёр увлёкся молоденькой выпускницей юрфака Лаурой. Девушка поначалу не приняла ухаживания актёра всерьёз и планов в отношении него не строила. Пара начала встречаться то у Ивара, то у Лауры. В конце концов, Калныньш объявил: «Нечего разрываться пополам, всё равно мы давно живем вместе!» И вручил Лауре ключи от своей квартиры.

«Рассказывая о своей любвеобильности, я просто шучу. У меня всегда одна женщина, — говорит актёр. — Я неплохой семьянин в том случае, если жена меня не ревнует и не устраивает допросов на тему “Где был?”. Я не собственник: и муж, и жена должны чувствовать свободу. Семья существует только до тех пор, пока есть независимость обоих супругов».

Лаура, похоже, это прекрасно поняла. Даже после появления на свет в 2002 году их дочери Луизы Дарты она не торопила своего знаменитого избранника с женитьбой. «Ну и что, я и без этого чувствую себя его женой!» — уверяла она прессу. Но сегодня Лауре уже принадлежит статус официальной супруги кинокумира. Многочисленные командировки мужа по-прежнему её не смущают. Наоборот, по мнению женщины, именно благодаря им в семье удаётся сохранять романтику и новизну отношений. «Мы счастливо минуем бытовую рутину, которая так затягивает и так портит отношения между супругами», — считает она.

Вообще, по словам Лауры, самое сложное в отношениях с её звёздным мужем — вовсе не его любвеобильность, а «высокий уровень эгоизма», присущий ему. Но и это она готова ему простить: «Переделать его невозможно. Его можно либо принять и остаться с ним, либо отвергнуть и отойти в сторону. Третьего не дано». Тридцатилетнюю разницу в возрасте с мужем Лаура нисколько не ощущает. Потому что у них с Иваром очень много общего.

Несколько лет назад на свет появилась их вторая дочка Вивьен. «Все мои дети родились в любви, потому что я любил этих женщин, они меня любили, это была взаимная любовь. И просто жаль, что вот эти чувства уходят через какое-то время. Я не знаю, почему так происходит», — сетовал в своё время Калныньш. По его словам, он бы с удовольствием жил и дальше со всеми своими женщинами, но они, к сожалению, его желания не понимают: «Вот так и получается: одна женщина уходит, появляется другая. Но я сам никогда не бросал женщин — это они меня бросали из-за ревности».

«Я был в политике мебелью из культуры»

И раньше, и сейчас Ивар чаще других прибалтийских артистов соглашается на российские и украинские кинопроекты. Но на родине ему не подходят с претензиями и в глаза об этом не говорят. «Да, в кино я снимался и снимаюсь в России, потому как латышский кинематограф испытывает серьезные трудности, — заявляет Калныньш. — В общем-то, и особо интересных предложений от латышских режиссеров мне не поступает. А потому и претензий быть не может. Во всяком случае, я их не принимаю».

Был такой момент, когда Ивар сам хотел повлиять на то, что происходит в латышском кино. Он стал депутатом латвийского парламента, сейма, заседал в комиссии по культуре. Тогда актеру было интересно: что же произойдет после распада Союза, какой будет партийная система. Хотя он сам всегда считал себя аполитичным — не был комсомольцем, и в Компартии тем более не состоял. «Меня пригласили пойти в депутаты. Там были директора заводов, председатели колхозов, довольно толковые ребята, — рассказывает Калныньш. — Я же был в политике мебелью из культуры. Не более того. Узнаваемое лицо, известное имя. Буквально пара заседаний парламента, и я понял, что это не моё. Поэтому вернулся на сцену.

В политику каждый второй попадает случайно, и сегодня половину наших политических деятелей нужно отправлять домой. Недалекие люди во власти могут такого наворотить! Далеко не все понимают, какая ответственность на них лежит, когда они принимают тот или иной закон. Люди просто играют во власть, а это потом боком выходит обществу. В сейме, я считаю, должны сидеть добросовестные и добропорядочные юристы и экономисты. Люди из культуры, которые идут в большую политику, должны быть олицетворением совести, потому как они более чувствительные. Но мне лично жаль, когда в зале заседаний парламента сидит серьезный врач или талантливый музыкант. Они больше бы дали обществу в операционной или на сцене».

«Мистику зрители придумывают сами»

Роли Калныньша на сцене и в кино всегда отличались реалистичностью. И вдруг он согласился на театральный проект «Мастер и Маргарита» – в некотором роде мистику. С этой постановкой он объездил много городов в последние годы. «Я читал книгу Булгакова давно, ещё в школьные годы. Причем на латышском языке, — рассказывает Калныньш. — Тогда я был ещё очень молод и не готов к пониманию столь глубокого произведения. Сильные впечатления были позже, когда я уже знал историю, читал Библию и прочел Булгакова на русском. Невероятное количество образов и фантазий на тему Христа. В советское время это было запретным, а потому привлекало ещё больше. Большевики не понимали, что с этим материалом делать: то ли это про них, то ли против них. Только Булгаков был и остается выше этого, выше всех времен. Он смог рассказать любовную историю так сложно, что её ещё будут открывать и открывать для себя новые поколения. В муках рождается красота и любовь – это ли не самое интересное для актера?»

С постановками «Мастера и Маргариты» связывают много мистических событий в жизни актеров, которые играли в этих спектаклях. Нередко событий трагических. Однако Калныньш этого не боится: «Суть актерства – в погружении в роль. Некоторые это делают настолько глубоко, что живут текстами того или иного спектакля. И в итоге игры разума рождают надуманные мистические истории. Да и потом эту мистику вы, зрители, придумываете сами – ваша богатая фантазия слышит и видит за нашими актерскими образами гораздо больше, чем мы в них вкладываем. К тому же мистика – одно из орудий моего творчества. Создать нечто необъяснимое, чтобы потом вы терялись в догадках».

Свой юбилей Калныньш встретит на новом международном фестивале короткометражных фильмов Open Place («Открытое пространство»), который состоится в Латвии с 31 июля по 4 августа. В течение пяти дней мастера из разных стран балтийского региона представят там свои картины. И Ивар будет почетным президентом кинофорума. Сейчас актера постоянно спрашивают, в чем же секрет его творческого долголетия. «Главное – сохранить здоровье, — настаивает Ивар. — Мы, артисты, им разбрасываемся направо и налево. Потом спохватываемся, а поздно. Ещё нужно уметь мечтать, быть большим фантазером в творчестве, чтобы огонек в глазах не гас. Ведь артист должен гореть, но не перегорать. Вот тогда зритель будет ждать на сцене именно твоего выхода».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Костанайские новости», «Призыв», «Новое дело»

Поделиться.

Комментарии закрыты