Карл Лагерфельд: загадочный волшебник мира моды

0

Уже никто не сомневается в том, что все, за что бы ни взялся этот человек, просто обречено на успех. Среди его клиентов — представители старинных аристократических фамилий Европы, всемирно известные актеры и музыканты. «Творчество, работа и личная жизнь для меня — единое целое, — говорит Карл Лагерфельд. — Каждое мое достижение — творение собственных рук, и потому я счастливый человек».

Суровое воспитание

Карл Лагерфельд родился в Гамбурге 10 сентября 1938 года в обеспеченной семье, его отец — предприниматель, разбогатевший на поставках консервированного молока в Европу, мать — прирожденная аристократка, целью жизни для которой было воспитание сына изысканным и утонченным джентльменом. Она хорошо разбиралась в парфюмерии и моде, но не особо любила собственного ребенка. Карл вспоминает, как она однажды сказала ему: «Тебе не нужно курить, у тебя уродливые руки, и это становится заметно, когда ты куришь». «При этом – говорит Лагерфельд — она тыкала в меня зажженной сигаретой». Модельер также рассказывал, что сначала в детстве начал заниматься на фортепиано, пока его мать не закрыла крышку инструмента прямо на руки мальчика со словами: «Давай ты лучше будешь рисовать, это, по крайней мере, не так шумно». «Когда я просил побаловать меня какой-нибудь историей, она могла прервать меня на полуслове: “Сначала научись читать”, — вспоминает Карл. — Если же я хотел ей что-то рассказать, она возражала “Может быть, тебе и четыре года, но мне – нет”».

С самого начала Лагерфельд хотел быть иллюстратором или просто художником: «Мода интересовала меня еще до того, как я узнал, что она называется модой. Мне просто нравилось рассматривать костюмы на картинах, рисунках и вокруг меня». Страсть к рисованию дополнилась подробным изучением истории костюма, и долгое время Лагерфельд забавлялся тем, что по-своему интерпретировал стили различных эпох.

В 14 лет Карл переехал в Париж — центр искусств, Мекку моды. После того, как 16-летний юноша выиграл приз на конкурсе эскизов моды, его пригласили в студию Пьера Бальмана, где юный дизайнер совершенствовал свое мастерство. С 1958 года Лагерфельд работал в Доме моды Жана Пату, который славился не только прекрасными моделями одежды, но и изысканной парфюмерией. Карл проявлял оригинальность во всем, чем бы он ни начал заниматься, особенно удивлял он коллег своим пристрастием к моделированию повседневной одежды.

В 1963 году Лагерфельд начал сотрудничество сразу с четырьмя итальянскими домами моды — Chloem, Krizia, Charles Jourdan, Fendi, ухитряясь для каждого из них создать уникальную и неповторимую коллекцию. После смерти в 1971 году легендарной Коко Шанель ее знаменитый Дом моды пробовал нескольких дизайнеров на должность главного стилиста. Единственной кандидатурой, которая отвечала всем требованиям, а главное, была способной сохранить уникальность и неповторимость стиля — был Карл Лагерфельд. С 1984 года он руководит направлением готовой одежды. Среднее количество эскизов, которые создает мастер в год — 2500 (то есть 7 моделей ежедневно!), он работает по 20 часов в сутки, не выпуская из рук карандаш и бумагу. В его костюмах выступают артисты в Цюрихской опере и миланской «Ла Скала», он владелец галереи на левом берегу Сены в Париже и постоянно действующей выставки Parti Pris в Бонне, он автор чудесных ароматов. У него колоссальная коллекция книг, среди любимых авторов — Бальзак и Достоевский, кутюрье любит почитать всласть, причем, на четырех языках.

Настоящего мужчину видно по носу!

Казалось бы, у Карла Лагерфельда — признанного мэтра в мире моды и создателя известных фирменных духов и одеколонов — есть практически все: огромная слава, бешеные деньги и толпы поклонников. Но что ему действительно хочется, так это иметь нос больших размеров! «Настоящего мужчину видно по носу. У меня, конечно, нос — очень хороший. Однако я охотно бы согласился иметь больший!», — говорит Карл. Благодаря своему носу, пояснил Лагерфельд, у него и очень хорошая «носовая память» на запахи духов. Кстати, он заодно приоткрыл занавес и над тем, как использует лично парфюмерные изделия и всякого рода освежающие «спреи». Лагерфельд освежает ими не только тело, но и все вокруг у себя дома: постельное белье, пижамы, махровые халаты, а также комнаты: «Табу наложено только на волосы, — добавил мэтр. — Моим волосам и так приходится слишком часто иметь дело с пудрой».

Духи – это его первая страсть, «основной инстинкт». «Для меня нет большего удовольствия, чем собирать аромат – нотка к нотке, создавая те или иные сочетания и обдумывая, как определенный акцент может отобразиться на человеческих чувствах. Я не могу отделить создание аромата от разработки коллекции: и то, и другое – части единого целого».

Страсть вторая – фотография. Как-то Лагерфельд сказал, что видит мир, будто сквозь линзу фотоаппарата, а фото для него – это способ отражения реальности. Все фоторекламы своих новых коллекций создает он сам – никому не доверяет этот интимный процесс.

Несколько лет назад Карлу удалось похудеть на 42 килограмма за год, советы о том, как это сделать, модельер позднее изложил в своей книге о диете. «Моя программа настолько стильна и безупречна, что вы больше никогда не будете обременены чувством голода», — признается модельер. Успех книги прост, как и советы кутюрье. Не заниматься спортом, а вместо этого ходить по магазинам. Оказывается, 30-минутная прогулка по бутикам сжигает до 260 калорий. Не сбрасывать вес во имя здоровья организма, а делать это, потому что лучшие платья требуют совершенной формы.

Плюс ко всему Лагерфельд, одевавший в свое время таких див, как Дженнифер Лопес, Николь Кидман и принцесса Диана, советует чаще и больше спать и навсегда распрощаться с коктейлями и сигаретами. Разрешено лишь красное вино максимум по два бокала в день, зато можно неограниченно пить воду и диетические газированные напитки.

Лагерфельд советует «искать любой возможный способ вежливо отказываться от еды» — использовать самые маленькие тарелки, после еды сразу покидать стол, не беря в рот ничего лишнего, выбрасывать остатки пищи, не оставляя их на потом.

Представитель Американской ассоциации диетологов Кэтрин Толмедж говорит, что многие советы Лагерфельда очень познавательны и полезны. Некоторые из них, по ее словам, предлагались диетологами в течение нескольких лет, но не получали надлежащего ответа: «Гораздо эффективнее, когда подобные тезисы выходят в свет из уст влиятельного в мире моды и красоты человека».

Два гения моды

Недавно Арно Мейлар, бывший личный помощник Карла Лагерфельда, написал о нем книгу Merci Karl, где рассказывает о привычках великого модельера и его «болезненной самовлюбленности».
Мейлар описывает, как мучительно голодал немецкий кутюрье, чтобы похудеть за несколько месяцев, и что его тщеславие росло с тем, как уменьшался его вес. «Эта самовлюбленность была просто болезненной: он общался с нами и смотрел как бы сквозь нас, отвечал на вопросы, а сам рассматривал в зеркале свое отражение», — пишет француз.

«Это возможно, только с Карлом Лагерфельдом», — считает его бывший помощник и описывает фотосессию с немецкой топ-моделью Клаудией Шиффер в Монако, которая длилась без перерывов более 10 часов, в течение которых модельер работал, шутил, рассказывал истории, цитировал «Фауста» Гете на французском и немецком. Фотосессия подлилась до 5 часов утра — к этому времени все его помощники еле держались на ногах, только Лагерфельд выглядел бодро. Мейлар только однажды видел, как кутюрье заснул: во время особенно скучного интервью.

«Лагерфельд никогда не опускался до гневных замечаний, оскорблений или истерик, все, к чему он стремился, скорее, точность, если не совершенство», — рассказывает француз. Он вспоминает, что только однажды кутюрье рассмеялся при нем.

А вот некая Алисия Дрейк написала более скандальную книгу о Карле. Она утверждает, что Лагерфельд, чья настоящая фамилия — Лагерфельдт (Lagerfeldt), приукрасил свою биографию, начиная с собственного года рождения. Модельер всегда говорил, что родился в 1938 году, но германские СМИ разыскали его метрику, в которой значится 1933 год. Кутюрье всегда говорил, что родился в большом поместье, а на самом деле он провел детство в скромном особняке недалеко от Гамбурга.
В своей книге Дрейк также описала историю соперничества между Лагерфельдом и Ивом Сен-Лораном. По странной шутке судьбы, оба великих модельера творили в одно и то же время и постоянно состязались друг с другом – с самых первых шагов на пути к Олимпу моды.

Карл Лагерфельд, так же, как и Ив Сен-Лоран, в 17 лет участвовал в дизайнерском конкурсе Международного секретариата шерстяников. Конкурс проходил в Париже, и оба модельера поделили на нем первую премию. Сен-Лоран посчитал тогда Лагерфельда «немецким выскочкой», Лагерфельд же, в свою очередь, решил, что «женоподобный парижский задавака» ничего в моде не добьется.

Тем не менее, сразу после конкурса «задавакой» заинтересовался сам Кристиан Диор, Лагерфельда же приняли дизайнером в дом Balmain. Оба остались довольны своими успехами, но затаили друг на друга страшную ненависть, которую и сохранили до сегодняшнего дня.

Хоть успехи в модной индустрии сопровождали путь обоих модельеров на протяжении всей их долгой карьеры, помириться они так и не смогли. Усилил их конфликт и один инцидент. По слухам, в семидесятые годы у модельеров был общий любовник. И так непростые взаимоотношения коллег по модному цеху были еще больше осложнены «борьбой» за юношу. Выиграл тогда, кстати, Сен-Лоран. После чего о мире между двумя гениями моды и говорить не стоило.

Они оба при любом удобном случае то и дело стремились уколоть друг друга ядовитой фразочкой, обвинить в непрофессионализме и назвать новую коллекцию врага «банальщиной» или, и того хуже, «безвкусицей».
Особенно осмелел Лагерфельд, когда в 1983 году он стал главой и художественным директором Дома Chanel. Карл, почувствовав себя в роли «главного» модельера мира, обрушился с волной критики на своего давнего конкурента. И даже когда Сен-Лоран решил после конфликта с руководством Gucci Group уйти из моды и устроил прощальный показ, Лагерфельд не простил своего соперника, и не упустил случая уколоть Сен-Лорана. Его модели он охарактеризовал как «гротескные» и «наводящие тоску». «Думаю, что я нахожусь в лучшей форме, чем Ив, – сообщил он тогда после показа журналистам. — Для Ива мода была пыткой, пыткой, пыткой… И зачем рассказывать людям, как ты мучился, создавая платье из тафты, когда ты делаешь точно такое же платье, что и шесть месяцев назад? Пожалуйста! Люди покупают твои платья, чтобы быть счастливыми, а не для того, чтобы узнать о драме плачущего алкоголика!»

Однако несмотря на подобную агрессию по отношению друг к другу, многие близкие друзья обоих модельеров считают, что дело здесь все же в другом. И драма Сен-Лорана и Лагерфельда была… в любви к друг к другу, в которой они так и не смогли признаться.

Сейчас Карл живет лишь сегодняшним днем, ведь прошлое навевает тоску, никогда ни о чем не жалеет, старается думать только о приятных вещах. Он всегда появляется на публике в черных очках, которые скрывают усталость глаз, при этом придавая его образу загадочный вид. Он не пьет, не курит, не принимает наркотики, потому что не понимает, как можно самому разрушать себя, никогда не говорит о неудачах. Если ему не нравится, как кто-то на него смотрит, он может его уволить в ту же минуту. И еще: как ни странно, он ненавидит понятие «трудоголик» и по природе очень ленив, его любимое времяпрепровождение – оставаться наедине с собой и со своей огромной библиотекой.

Подготовила Лина Лисицына
по материалам  [link=http://www.segodnya.ua]«Сегодня»[/link], [link=http://www.Naviny.by]Naviny.by[/link],  [link=http://www.Lenta.Ru]Lenta.Ru[/link], [link=http://www.F2F-mag.ru]F2F-mag.ru[/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты