Клаудиа Шиффер: «Большинство мужчин думают, что я с другой планеты»

0

Говорят, в возрасте пяти лет Клаудиа объявила, что хочет быть самой знаменитой женщиной в мире. А на вопрос, как же она собирается это сделать, ответила: «Я выйду замуж за Микки Мауса»… Она появилась на обложках журналов более 900 раз, заработала состояние и создала счастливую семью.

Ангел, спустившийся на подиум

Клаудиа Шиффер родилась 25 августа 1970 года в небольшом провинциальном немецком городке Рейнберг. Ее отец – Хайнц Шиффер — был юристом, а мать – Гудрун Шиффер – домохозяйкой. Клаудиа выросла в атмосфере соблюдения приличий, правил и традиций. О карьере модели, естественно, и не помышляла. Занималась классическим балетом и готовилась поступать в университет, чтобы стать, как папа, высокооплачиваемым и уважаемым юристом. И когда на Майорке, неподалеку от родительской виллы, ее увидел ассистент испанского фотографа Педро Колла, 16-летняя Клаудиа, в первую очередь, спросила согласия на дебютную фотосессию у мамы и папы. Что самое интересное, суровые родители разрешили старшей дочери поиграть в фотомодель.

Прагматичные немцы почуяли золотую жилу. Возможно, первый гонорар в 200 долларов Клаудии и разрешили потратить на себя, но все дальнейшие денежные поступления папа-адвокат (теперь и личный адвокат дочери) вкладывал в дело — покупку акций, недвижимости и драгоценностей. Мама же взялась за самое ценное — имидж будущей суперзвезды. Никакого алкоголя, никотина и (упаси, Боже!) наркотиков. Никаких бурных вечеринок и скандальных романов. Если модельный бизнес и есть средоточие пороков, то их девочка станет ангелом, спустившимся на подиум.

Впрочем, чтобы добиться хоть какой-нибудь известности, от благопристойного имиджа пришлось отступить. На первых порах Клаудиа охотно позировала в минималистских одеяниях и в раскованных позах. Совершенно искренне выставляла на всеобщее обозрение свеженькое личико, копну белокурых волос, упругий бюст и стройные ноги. И именно с такой с ней захотели работать всемогущее модельное агентство «Эйлин Форд», джинсовая фирма «Гесс» и прославленный Дом моды «Шанель» (в лице знаменитого Карла Лагерфельда).


Невеста наследного принца

Не прошло и года, как немецкую фройляйн объявили новой Брижит Бардо. В 20 лет она уже в числе 10 самых высокооплачиваемых и популярных моделей мира. Примерно тогда же Клаудиа начала потихоньку сворачивать свою «сексуальную активность». Поменяла агентство (ее интересы стало представлять семейное предприятие «Метрополитен»), заявила миру о своем неприятии даже идеи позировать обнаженной («Это не мое», — скромно потупив глазки, отвечала на все вопросы топ-модель), открестилась от всех сравнений с секс-кошечкой Бардо («Мой идеал — это я!»), а своего бойфренда — манекенщика и сценариста Билла Гойнса — просто выставила за дверь. Теперь, когда она делала международную и благопристойную карьеру, ей потребовался более солидный спутник жизни. И такой быстро нашелся — наследный принц княжества Монако Альберт.

Этот грузный, низкорослый, лысеющий принц, пользуясь своим титулом и вольными нравами княжества, встречался (якобы с матримониальными целями) с половиной смазливых актрис и моделей на планете. Клаудиа стояла особняком в этой многочисленной и соблазнительной компании — о ее благовоспитанности и расчетливости уже тогда ходили легенды. Во всех интервью она решительно отвергала домыслы об интимной связи с принцем Альбертом. «Я целую его только в щечку», — застенчиво признавалась Шиффер.

Скорее всего, так и было, потому что Альберт очень скоро стал появляться в обществе более доступных и наивных девушек. Клаудии остались лишь статус бывшей невесты монакского престолонаследника, а заодно, еще один плюс имиджу приличной девушки.

Впрочем, она осталась в самых дружеских отношениях с принцем, пользуясь которыми переселилась в богатое и безналоговое княжество. Хотя, возможно, Альберт поторопился. Лето 93-го принесло европейской публике один из самых пикантных скандалов за последнее десятилетие. Тщательно оберегаемое тело мисс Шиффер, наконец, предстало всеобщему вниманию.

На родительской яхте, дрейфовавшей у берегов Майорки, Клаудиа неосмотрительно прогуливалась с обнаженной грудью, не только перед матерью и сестрой, но и перед почетным гостем — рок-певцом Питером Габриэлем. Чем и воспользовался затаившийся неподалеку папарацци.

Фотографии топлесс «самой приличной супермодели» обошли все европейские издания (несмотря на судебные постановления, принятые после вмешательства адвокатов Клаудии). Разъяренная красавица заявила, что ее нога никогда больше не ступит на территорию Майорки — испанского владения, правительство которого не захотело принять меры, способные предотвратить скандальную публикацию. Агентству «Метрополитен» было в приказном порядке рекомендовано отвергать все предложения фотографов и рекламодателей, желающих запечатлеть хоть сантиметр ее обнаженного тела. Зато белокурая фройляйн согласилась принять предложение американского иллюзиониста Дэвида Копперфильда посетить его шоу в Берлине. Тем более, что принимающая сторона оплатила перелет Клаудии и ее агента из Нью-Йорка, проживание, плюс 35 тыс. немецких марок за позирование в обществе прославленного мага и посещение его частной вечеринки после шоу.

Да-да, все именно так и началось. Никаких неожиданных встреч в зрительном зале и «грома среди ясного неба». Клаудиа педантично отработала гонорар, «засветившись» на сцене во время показательного номера иллюзиониста. В тот момент Копперфильд был полностью поглощен своим «искусством», зато после шоу он включил свое знаменитое обаяние на полную катушку. Клаудиа Шиффер была европейской знаменитостью, а суперпопулярный в Америке иллюзионист затеял гастроли в Старом Свете, чтобы завоевать не знакомую с его фокусами аудиторию, и «засветка» в обществе белокурой немки была как нельзя кстати. Ну, а прекрасная фройляйн, подмяв под себя европейский модный рынок, изо всех сил пыталась стать №1 и в США. Так что, жилистый брюнет Копперфильд, как никто другой, подходил на роль ее американского «проводника». К тому же, если она будет «занята», то ей не придется больше избегать мужчин, не понимающих твердого «нет». Через пару-тройку месяцев, обсудив все мелочи и тонкости с адвокатами, агентами, родителями, близкими друзьями и убедившись, что между ними действительно появилось нечто большее, чем деловые отношения, Клаудиа и Дэвид объявили о помолвке и — в перспективе — о свадьбе.

Надо сказать, что они не просчитались. Их так называемая связь принесла обоим миллионы долларов чистой прибыли и вдвое больше известности, чем до нее. Копперфильд заполучил Европу, принимающую теперь американского фокусника за «своего» в качестве жениха местной любимицы. Ну, а Клаудиа уже через несколько месяцев после помолвки заключила 10-миллионный контракт с одним косметическим гигантом.

«Ледяная блондинка»

Имидж пай-девочки пришелся в Америке для Шиффер как нельзя кстати. Славящаяся ханжеством страна самым любезным образом приняла морально устойчивую и педантичную немку. Деньги потекли полноводной рекой в семейный бизнес Шиффер. Правда, приходилось еще более тщательно следить за чистотой имиджа. В Америке уж точно не поймут прогулок топлесс в присутствии посторонних рок-звезд.

Но, подогнав себя под американские стандарты и заполучив международное поклонение, Шиффер выхолостила в себе то, что когда-то привлекло к ней знаменитых европейцев — стилистов влиятельных Домов моды и редакторов престижных журналов — чувственность и свежесть. Из соблазнительной «пастушки» она превратилась в «ледяную блондинку» в духе фильмов Хичкока. Возможно, Америка ее за это и полюбила, но у Европы несколько иные взгляды на жизнь.

И в 1996-м случилось то, чего и следовало ожидать. Главный дизайнер Дома моды «Шанель» Карл Лагерфельд, человек, который, собственно, и сделал из Шиффер суперзвезду (кроме того, стоявший у истоков карьеры Линды Эвангелисты, Наоми Кэмпбэлл и Нади Ауэрманн), объявил, что новым «лицом» фирмы станет англичанка и стопроцентная аристократка (кузина принцессы Дианы) — Стелла Тиннент. В услугах же мадемуазель Шиффер он более не нуждается. Правда, нужно сказать, что Клаудиу достаточно давно тяготил эксцентричный мэтр, требовавший от своих моделей беспрекословного подчинения и бьющей наповал сексуальности, но столь явное пренебрежение к ее персоне могло здорово подмочить ее репутацию. Поэтому все, что было в ее силах, чтобы спасти положение, красавица сделала. Через считанные часы было объявлено, что мадемуазель Шиффер отныне и во веки веков (пока денег хватит) ангажирована Домом моды Ива Сен-Лорана.

Уроки кулинарии

В 1999 году Клаудиа и Дэвид Копперфильд расстались. На ехидный вопрос журналиста, порвала ли она с женихом из-за того, что кончилось волшебство, Клаудиа ответила абсолютно серьезно: «Мы мало друг друга видели. Каждый из нас был слишком занят своей собственной карьерой. И у него, и у меня главное в жизни – работа, а в нормальных человеческих отношениях главное – это партнер. Порвать с ним оказалось не так уж больно, как я боялась».

Следующим кандидатом на позицию любимого мужа в августе 1999 стал британский миллионер Тим Джефриз — торговец произведениями искусства и бывший клубный промоутер. «Тим появился в моей жизни, когда я приняла решение меньше уделять внимание работе и посвящать больше времени самой себе, — рассказывала Клаудиа. — Тим очень любит путешествовать, новые впечатления, любит брать от жизни все. Он научил меня многое ценить. Он не относится к той категории людей, которые проводят выходные дни за работой. У него всегда находится для меня время».
В январе 2000-го молодые люди были помолвлены. Однако, вскоре Клаудиа поняла, что переоценила достоинства специалиста по искусству и силу своего влияния на жениха. Тим увлекался казино, спуская большие деньги, любил шикарные автомобили. К тому же, он не соглашался заключить брачный контракт. А его состояние оказалось несравнимо с миллионами Клаудии. Ради приличия она еще немного потерпела его загульные выходки и большие траты, оплатила несколько его счетов, и в ноябре 2000-го (через год с небольшим после знакомства) модель объявила о разрыве с Тимом Джефризом.

В августе 2000 Клаудии исполнилось 30. В ее активе почти все профессиональные вершины, солидное состояние, а заветная цель – семья — оставалась непокоренной. В одном из интервью Клаудиа сказала: «Я не часто знакомлюсь с мужчинами. Поскольку большинство из них опасаются меня или думают, что я с другой планеты». Похоже, что модель разочаровалась в новых друзьях (с голубой кровью, магическим даром или творческими порывами) и обратила свое внимание на мужчин, которых она давно знала. В январе 2001-го ее отношения с давним бойфрендом британским кинопродюсером Мэтью Воном переросли в дружбу.

Друзья Вона и Клаудии уверяли журналистов, что те «безумно влюблены друг в друга». Но Шиффер решила не полагаться только на сердечные чувства. Она согласилась сняться в проекте Вона — фильме по сказкам братьев Гримм — в роли Белоснежки. Наконец, зная, что Мэтью любит вкусно поесть, топ-модель попросила известного лондонского шеф-повара Антона Моссимана дать ей несколько кулинарных уроков. По словам друзей, Клаудия с одинаковым рвением училась орудовать лопаточкой и взбивать первоклассное суфле. И вот долгожданный результат: в конце мая 2002-го Клаудиа вышла замуж за кинопродюсера Мэтью Вона. Вскоре, у нее родились двое детей.

Сейчас семья Клаудии входит в список самых богатых в мире. «Она прошла долгий путь в своей карьере, но ни разу не поставила под сомнение свой высокий профессионализм, — говорит Карл Лагерфельд. – Ее карьера более не посвящена завоеванию мира моды, она посвятила себя семье – любимому мужу и детям, и от этого лишь приобрела грации, женственности и новой сексуальности».

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты