Королева соло Тони Брэкстон

0

Звезда сцены, когда-то она была вынуждена сторониться современной культуры вплоть до совершеннолетия. И до сих пор её композиция Un-Break My Heart  остается в тройке самых популярных песен, написанных женщинами.

Запретная музыка

Старшая дочь Майкла и Эвелин Брэкстон, священника и неудавшейся оперной певицы — руководительницы церковного хора, родилась 7 октября 1967 года в провинциальном городке Северн штата Мэрилэнд. Отец семейства был обыкновенным религиозным фанатиком, но уж очень долго не мог сделать выбор в пользу одного-единственного течения. «Он прошел через все: от Свидетелей Иеговы до Соединенных Методистов, — вспоминала Тони. — А когда я пошла в школу, его занесло в Апостольскую Церковь, и наше счастливое детство на этом благополучно закончилось». Вся их большая семья вынуждена была жить по строгим правилам этой организации. Детям запрещалось смотреть мультфильмы и популярные кинофильмы (этим объясняется тот факт, что знаменитые «Звездные войны» Тони смогла оценить по достоинству только в начале 90-х!) Никаких развлечений помимо хорового пения не допускалось. Вместе с четырьмя сестрами Тони пела в мамином хоре и по настоянию отца надевала только длинные платья со шляпками, отчего чувствовала себя очень некомфортно в компании одноклассников.

Никаких брюк и встреч с парнями! Даже музыку (помимо церковной, конечно) не разрешали слушать. Но всякий запрет лишь подогревает страсть вкушения запретного плода. Как только родители закрывали за собой дверь, уходя на работу или за покупками, происходило чудеснейшее перевоплощение их богопослушных детишек: они включали радио и телевизор, снимали свои ненавистные одежды и пробирались в соседский дом, где можно было послушать запрещенных Рика Джеймса, Лютера Вэндросса и других ярких представителей ритм-энд-блюза 70-х.

Лишь ближе к окончанию школы отец Тони несколько подобрел и наградил шестерых своих детей некоторыми свободами. Перво-наперво всем купили по брюкам. Тони достались джинсы точно по фигуре. Затем их стали отпускать на вечеринки, а девчонкам позволили накрасить ногти. Тони очень хотелось петь ритм-энд-блюз, но ее низкий голос не очень-то располагал к вытягиванию верхних нот. Ее музыкальный кругозор постепенно расширялся, но все равно просвещение происходило в замкнутом пространстве родительского дома и при малом звуке радиоприемника.

Однако девочка преображалась на глазах. Она стала выигрывать один музыкальный конкурс за другим. В школе и на местной сцене она ощущала себя черной Мадонной и часто двигалась, как Джанет Джексон, в то время жутко популярной среди детей священников. И, конечно же, огромное влияние на ее музыкальные предпочтения оказали Стиви Уандер и Уитни Хьюстон. Параллельно с длительной серией неудачных попыток зацепиться за высшее образование (социальный колледж, бизнес-школа, а также попытки стать учителем музыки) и низкосортных работ (секретарша, машинистка в суде) Тони выступала вместе с младшими сестрами Тоуандой, Трайной, Тамар и братом в семейной группе под названием The Braxtons. Потом ее взяли клавишницей в один из местных коллективов после того, как их руководитель поклялся ее родителям, что не позднее полпервого ночи она будет дома. Этот проект накрылся сразу же после их первого совместного концерта, когда Тони легла спать только около четырех.

Секрет успеха

В 1989 году на бензоколонке Annapolis произошла судьбоносная встреча Тони с автором музыкальных хитов Биллом Пэттауэем. Тот сразу же приметил миловидную миниатюрную девушку, которая что-то напевала, заправляя свою машину. У них завязался разговор о музыке, о группе Тони, и именно этот человек привел Брэкстон в компанию Arista Records. Вернее, приглашение получила вся ее семейная группа. С ними сразу же был заключен стандартный в таких случаях контракт на выпуск пробного сингла, но Тони с самого начала предчувствовала, что они провалятся. И действительно, вышедший в 1990 году сингл Good Life ничем особым не отличился (кстати, свой единственный альбом So Many Ways сестры Брэкстон без Тони выпустили только в 1996 году). Сразу же возникли проблемы с подбором сценических костюмов для девушек, так как между Тони и следующей по старшинству сестрой разница в возрасте составляла целых пять лет, и на фоне подростковых нарядов других ее взрослые платья смотрелись не очень приемлемо с точки зрения маркетинговой стратегии, которой привыкли следовать на Arista. Впрочем, как вспоминает сама Тони, она была готова выступать где угодно, и ей достаточно было понять, что теперь она стояла на ступень выше.

Благо, что никаких жертв в будущем не потребовалось. Два талантливых автора и продюсера Антонио Рэйд и Кенни Эдмондс предложили ей начать сольную карьеру и стать первой леди их нового лейбла LaFace, который образовался в начале 1991 года. Они наблюдали за выступлением семейства Брэкстон в Атланте и не могли отвести глаз от Тони, которая, несомненно, выделялась среди своих младших сестер.

Долго отсиживаться в тени девушке не пришлось, ибо уже в следующем году пришел ее звездный час, когда решалась судьба нескольких песен, которые Рэйд и Эдмондс планировали задействовать в курируемом ими саундтреке к фильму Boomerang с участием чернокожего комика Эдди Мерфи. Их должна была петь другая певица, но все же затем эти композиции доверили исполнить Тони Брэкстон.
«Поздно ночью, когда я больше всего люблю работать, — говорит певица, — услышав меня, вы подумаете, что это мужской вокал, но такова моя природа. Я пою низким голосом, что, как мне кажется, наиболее идеально подходит для исполнения грустноватых песен о любви». Именно за такие лиричные, слезоточивые вещи в 1994 году Тони Брэкстон была отмечена на различных церемониях награждения как «лучший и самый продаваемый ритм-энд-блюзовый новичок года», записавший к тому же лучший диск в этом стиле. Ее стали называть Королевой соло. Чем же она так поразила публику и критиков? Ее секрет очень прост. В то время как весь ритм-энд-блюз становился все громче и жестче, Тони, наоборот, замедлялась и оставляла слушателя наедине со своими эмоциями в окружении божественно ласковой музыки.

Скандальное банкротство

Прошло совсем немного времени, и Брэкстон резко сменила имидж эдакой непосредственной компанейской девчонки с короткой стрижкой и невинным личиком на стильный женственный образ с лучезарной улыбкой и длинными красиво уложенными волосами (с вплетением дополнительных кудрей для придания пышности). Даже собственные телохранители перестали узнавать ее при входе в гримерку. В ее новых песнях появилось больше сексуальности, эротизма и загадочности. Не случайно ее второй альбом получил название Secrets («Секреты»). Кстати, целых четыре его композиции она написала сама.

Не в пример нашему слушателю, замкнувшемуся на пронзительной балладе Un-Break My Heart, практически во всем остальном мире куда большее признание получил первый сингл из этого диска. Просто You're Makin' Me High получился достаточно скандальным, а все потому, что в мельчайших подробностях раскрывал природу женского сексуального желания.

К тому времени в жизни Тони вместе с заслуженным признанием проявились и практически всегда сопровождающие его атрибуты — такие, как, например, обилие романов с другими звездами, которые так любит пресса. Тони крутила любовь с баскетболистами (Джейсоном Киддом, Джимми Джексоном и даже с самим Дэннисом Родманом), музыкантами (Максуэллом, Брайсом Уилсоном), что в итоге, как любую разумную женщину, привело ее к выводу, что нужно искать свое счастье вдали от шоу-бизнеса и светских тусовок.

В основном, себе-то она и посвятила те четыре года, в течение которых фактически бойкотировала исполнение несправедливого, на ее взгляд, контракта с LaFace. По всей видимости, Тони была вполне уверена, что, как записано в контракте, LaFace захочет дать ей вольную после семи лет взаимовыгодного сотрудничества. Но как быть с пятью альбомами, которые она все еще должна была лейблу?! Эдмондс и Рэйд, само собой разумеется, не пожелали потерять такого раскрученного артиста и просто отклонили ее просьбу об уходе на собственные хлеба. Брэкстон решила уйти из LaFace через дверь здания суда, но сил, откровенно говоря, не хватило. Много ее денег ушло на судебное разбирательство, и в начале 1998 года Тони официально признала себя банкротом с общим долгом около миллиона долларов. Было опечатано большинство из ее имущества, включая пианино, обувь, ювелирные изделия и даже статуэтки «Грэмми». Всю ответственность Тони взяла на себя. Но Брэкстон не вешала нос и решила начать все с начала. LaFace тоже смягчил тон и перезаключил с ней контракт (на новых, более демократичных условиях) в 1999 году.

Некоторые свои песни Тони к тому времени писала в соавторстве с Кери Льюсом, клавишником группы Mint Condition, с которым познакомилась во время своего банкротства. Кери помог ей справиться со многими проблемами, в том числе и внутренними: Тони испытывала глубокий душевный кризис. В итоге, Льюс сделал ей предложение, Тони долго сомневалась, но после долгих раздумий и бессонных ночей, приняла его. Все страхи окончательно ушли, когда стоя перед алтарем церкви она услышала в ответ «да», и все сомнения отпали, когда Тони узнала, что будет матерью.

Вскоре после церемонии Grammy Awards-2001, на которой Тони появилась в шокирующе открытом платье, 26 апреля состоялась свадьба мисс Брэкстон и Кери Льюса. А 2 декабря 2001 года Тони родила сына, которому дали имя Дэннис Коул Брэкстон. Уже будучи беременной, Тони записала и выпустила альбом, полностью посвященный Рождеству – «Снежинки».

«Я не картинка с журнальной обложки»

В обычной жизни Тони Брэкстон далеко не так активна, как в творческой. Стоит начать с того, что творчество занимает строго определенный и отнюдь не такой большой временной интервал в распорядке ее дня. Тони — поздняя птичка. Активизироваться начинает часов с 10 вечера и до пяти утра.

Тони гораздо более обыденна, чем можно подумать. Ничего шокирующего: Весы по гороскопу, рост пять футов два дюйма, вес 98 фунтов, размер груди второй, любимая еда — картофельные чипсы, любимые цветы — тюльпаны. Единственный домашний питомец — огромный мастино неаполитан по кличке Распутин, который, ревностно оберегая жизнь и собственность боготворимой им хозяйки, все время покушается на живущих по соседству собак и кошек. Не брезгует, правда, и заходящими в дом Тони звездами…

Певица никогда не считала себя ни секс-символом, ни красавицей, но уже не помнит точно, сколько раз попадала в списки «Самых красивых, сексуальных и талантливых людей мира». К этому она относится с усмешкой: «Если моим поклонникам хочется видеть меня в образе супермодели и секс-символа, что ж, пускай. На самом деле, я никогда не была и не буду ни той, ни другой. Я обычная женщина, а не картинка с обложки модного журнала. Оставьте все это для Клаудии Шиффер». Между прочим, Клаудия — хороший друг Тони. Они часто вместе ходят по магазинам и семьями ездят на отдых. У Тони, кстати говоря, много друзей и, как она сказала в одном интервью, «где бы я не находилась, мысленно я всегда с ними». Так вот, к числу тех, с кем Тони всегда «мысленно вместе», относятся Элизабет Хилтон, Вупи Голдберг, Уитни Хьюстон, ее учитель — Патрисия Каас и многие другие очень близкие ей люди.

Свое свободное время Тони проводит дома с книжкой на диване. В музыке отдает предпочтение инструментальной, приятной и легкой. Если хочет погрустить, включает Стинга или Барбару Стрейзанд, подумать — Милен Фармер, а отдохнуть и повеселиться Тони помогает музыка Шэгги. Кстати говоря, со многими из них Тони поддерживает дружеские отношения, что не является большой проблемой — большинство из перечисленных звезд — это ее соседи по дому в Майами. В тоже время Тони очень скептически относится к звездам-однодневкам, заполонившим современную сцену, и к тому же пытающимися петь в стиле соул при практически полном отсутствии слуха и голоса.

Пару лет назад у Брэкстон обнаружили рак, но певица смогла вылечиться. С тех пор она еще больше ценит жизнь и семью, которая всегда была ее поддержкой в самые трудные моменты.

Подготовила Лина Лисицына
по материалам [link=http://www.peoples.ru]People’s History [/link],  [link=http://www.ru.wikipedia.org]«Википедия»[/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты