Курт Рассел: «Брак – это клетка для любви»

0

У этого актера в Голливуде репутация «хорошего парня»: почти все его персонажи – даже те, которые могли сойти за «плохого», – в конце концов, оказывались хорошими. Но как говорят его коллеги. Рассел и в жизни точно такой же, как и его герои: вроде бы суровый, непреклонный, а на самом деле добрый и отзывчивый.((Цветные сны
Курт Расселл родился 17 марта 1951 года в Спрингфилде, штат Массачусетс. Он всегда был мечтателем: «Мне в детстве снились самые разные фантастические сны. Они были пестрые, цветные. Я помню, как один папин приятель, он, кажется, был врачом-психиатром, как-то сказал мне: “Цветных снов, мой мальчик, не бывает, ты видишь мир сна в черно-белом цвете. Оттого, что ты проживаешь во сне настоящую жизнь, тебе кажется, что она цветная. Цветные сны снятся крайне редко”. Теперь я понимаю, что за этой уникальной фразой “очень редко” он имел в виду не что иное, как проявление шизофрении. Мне он этого по причине моего малолетства не сказал. В ту же ночь я, страшно озадаченный, заснул, решив во что бы то ни стало выяснить, в каких красках я вижу свои странные ночные вымыслы. Я заснул довольно быстро, и мне приснилось, что я и две мои школьные подружки стоим перед окном моего дома и, запрокинув головы, смотрим вверх. А над нами – синее-синее, какое-то потрясающе чистое, весеннее небо. Я словно бы помнил, что нужно посмотреть и запомнить, какого оно цвета. После этого я проснулся счастливым.
Я не бросился рассказывать об этом врачу-психиатру, несмотря на малолетство, я был очень сообразительным и рассудил, что не все следует рассказывать докторам. У меня было чувство, что ему это не слишком понравится. Думаю, он бы напряг родителей, и я бы остатки лучшего времени в жизни провел в тоскливом ощущении, что я слегка шизофреник».
Его отец Бинг Рассел был профессиональным бейсболистом, в юности и сам Курт тоже играл за команду California Angels, но разрыв плечевой мышцы положил конец этому увлечению.
Рассел, можно сказать, вырос на съемочной площадке, дебютировав в 11 лет в телесериале «Наш человек Хиггинс». После этого он стал «постоянным ребенком» в фильмах студии Уолта Диснея, заключившей с парнишкой десятилетний контракт. Забавно, что на съемках комедии «Это случилось на Всемирной ярмарке», он играл «мальчика, толкающего Элвиса Пресли», а спустя годы исполнил роль самого короля рок-н-ролла в фильме Джона Карпентера «Элвис».((«Невероятная ночь любви»
В 1967 году во время съемок музыкальной комедии «Единственный оригинальный семейный оркестр» он впервые увидел 22-летнюю актрису Голди Хоун (Курту тогда едва исполнилось 16 лет) — спустя годы они составят одну из редких идеально верных голливудских пар. Фильмом, который окончательно соединит их сердца, станет ретро-мелодрама Джонатана Демме «Смена партнеров в ритме свинга», которая вышла на экраны в 1984-ом.
Голди всегда говорила, что самое главное, что привлекло ее в Расселе, это ощущение внутренней умиротворенности и покоя, которое просто излучал актер: «Он был так открыт и при этом совершенно не заигрывал со мной. Он был как приятель, и я подумала: “Боже, какой же он милашка!”» Курт тогда попросил Голди научить его танцевать, та согласилась, и Рассел привел ее в клуб , где звучала музыка, но никто не танцевал. Пара проговорила всю ночь, а наутро возник вопрос: что делать дальше. Голди жила в квартире мамы, потому что ее старый дом затопило во время наводнения, а в новом шел ремонт. Курт же тогда обитал у своей сестры. Он недавно развелся с Сизон Хабли, от которой у Рассела остался сын Бостон, и пытался начать новую жизнь. Ну а Хоун также уже успела к тому времени побывать в браке с музыкантом Биллом Хадсоном, родив тому двоих детей – Кейт и Оливера, которые оба сейчас уже стали актерами.
После ночного клуба Курт и Голди отправились кататься на машине, а потом Хоун решила показать Расселу свое новое жилище, где все было еще в полном беспорядке. Там актеры провели «самую невероятную ночь любви, которая только могла быть в жизни», а потом уселись на ступеньки перед домом, чтобы просто есть печенье. Их идиллию нарушила полиция, потому что дом стоял на сигнализации, а Хоун забыла ее отключить. Сигнализация была бесшумной, так что влюбленные даже ничего и не заметили. Смущенная Голди заверила приехавших полицейских, что все в порядке, и она только лишь показывала другу свое новое жилище.

«Секс для любви как поленья для огня»

У Голди и Рассела родился сын Уайт, к тому же дети актрисы называют своим отцом именно Курта. Тот сразу объявил им: «То, что я влюбился в вашу мать, еще не значит, что я влюбился и в вас. И то, что я очутился в вашей жизни, вовсе не означает, что вы, в свою очередь, должны любить меня. Давайте будем честными друг с другом и останемся сами собой».

А вот на брак Курт и Голди так и не решились, хотя журналисты уже столько лет периодически сообщают о предстоящей свадьбе. Этого события, наверное, так и не произойдет. «Конечно, мы обсуждали вопрос о женитьбе. И, поверьте, даже очень часто! – признаются актеры. – Но ни один из нас по-настоящему этого не хочет. Нам все равно, женаты ли мы официально, ведь брак нам вовсе не нужен. Мы вообще не очень-то уважаем общественные нормы, зато относимся с большим уважением друг к другу. Так что в результате только 2 процента нашей жизни были действительно плохими, еще 2 процента – так себе, а остальные 96 были просто волшебными!»

Спустя много лет их чувства так и не остыли. Может сложиться впечатление, что жизнь пары безоблачна, но это, конечно, не так. «Бывают минуты, когда мне хочется убить Курта, — говорит Голди, — но, к счастью, они случаются крайне редко». А вот в постели Рассел заводит актрису, как и много лет назад, тем более что именно секс Хоун считает одной из самых важных частей в совместной жизни влюбленной пары: «Как только секс остается в прошлом, приходится решать — быть просто друзьями или расставаться. Грустно, не так ли?! Секс для любви как поленья для огня. Я уверена на все сто процентов, что именно он омолаживает мой организм и не дает мне стареть!» К тому же Голди уверена, что любая женщина должна предоставлять мужчине свободу и заранее готовиться к изменам: «Почему бы иногда не отдохнуть друг от друга и не провести врозь хотя бы один выходной?» Вот такой голливудский взгляд на отношения!

«С Тарантино было ужасно интересно»

Кинозвездой Курта сделала судьбоносная встреча с Джоном Карпентером, который после телевизионного «Элвиса» предложил ему главную роль в жестокой фантастической антиутопии «Побег из Нью-Йорка». Бунтарь из не слишком далекого постапокалиптического будущего по имени Плискен, по прозвищу Змей, вошел в пантеон культовых персонажей мирового кино.

Кстати, в долгожданном продолжении, вышедшем только в 1996 году «Побеге из Лос-Анджелеса» Рассел выступил уже не только исполнителем, но и продюсером, и сценаристом. «Побег из Нью-Йорка» удачно вписался в модную линию брутальных малобюджетных экшн-фильмов, начало которой положил австралийский «Безумный Макс». Позднее Карпентер, не обделенный собственным оригинальным стилем, решил идти по проторенной (на этот раз «Чужим») дорожке. В его следующем проекте «Нечто» Рассел вновь сыграл мужественного супергероя.

Следующий совместный проект Карпентера — Рассела «Большой переполох в малом Китае» оказался более ироничным. Критика, восхищавшаяся порой шокирующим натурализмом предыдущих лент тандема, приняла «Переполох» в штыки, не желая принимать героя Рассела в новом, облегченно-несерьезном амплуа. В фильмографии Курта есть и комедии, вроде «Человека за бортом» 1987 года, где он вновь сыграл вместе с любимой женой Голди, и социальные драмы, например, основанный на реальных событиях «Силквуд» Майка Николса.

Уже в 90-х Рассел снимался в кино не так уж и часто, предпочитая больше экспериментировать с имиджем. Ну а в последние годы он сыграл в картинах «3000 миль до Грэйслэнда», «Посейдон», а также предстал в образе отъявленного негодяя в тарантиновском фильме «Мельница».

«Квентин совершенно необыкновенный человек. Человек-кино, — рассказывает Рассел о работе с культовым режиссером Голливуда. — Я даже не представлял себе, что можно столько знать о фильмах. Потрясающе. Стоит ему только сказать: “Помнишь, в картине “Ужас”, когда Джек Николсон попадает в первый раз в замок…” – как он моментально подхватывает: “А Карлофф спускается к нему в зал и таким пронзительным взглядом на него смотрит, а потом деревянным голосом произносит цитату из классика…” Он помнит буквально наизусть безумное количество фильмов. Знаете, мне было с ним ужасно интересно. Он ведь и мои фильмы наизусть знает. И не “Побег из Нью-Йорка”, который можно достать на DVD, а, скажем, “Человек из U.N.C.L.E.” – был такой телефильм в середине шестидесятых, в котором я в одной-единственной серии снимался. А он мне всю эту серию пересказал и, главное, мои реплики выдал! Я бы ни за что не поверил, что такое возможно, но сам стал свидетелем. Фантастика!»

«Голди мне завидовала, когда я сыграл маньяка»

Как он познакомился с Тарантино, Рассел уже и не помнит: «Как-то Квентин мне позвонил и пригласил поговорить о своем новом проекте. Я, разумеется, согласился – кто же откажется сняться у Тарантино?! Мы встретились в каком-то ресторане и больше двух часов проговорили… Знаете о чем? О старом кино! Квентин мне рассказывал о том, как любил ходить на сеансы, на которых крутили по два фильма, и я вспоминал свое детство… У меня ведь то же самое было, только я не столько сидел в кино, сколько в нем играл – я ведь с 10 лет играю. И так он, знаете, меня завел этими своими рассказами, что я, когда пересказывал эту встречу Голди, она смеялась до слез и все повторяла: “Ну своди меня на последний сеанс в какую-нибудь забегаловку!” Квентин и ее через меня завел с этими своими старыми картинами!»

Голди тогда очень обрадовалась, что Курт сыграл отрицательного персонажа. «Мы ведь с ней, в принципе, такие все положительные, ей тоже практически не приходилось – ну, кроме стерв, конечно, – никаких дьявольских, таких инфернальных персонажей изображать, — говорит Рассел. — Поэтому Голди мне завидовала, она сама об этом говорила».

Большинство трюков в картине Курт исполнял сам: «Машины, особенно старые, 60–70-х годов, меня просто завораживают. Вероятно, как и Квентина – он тоже большой поклонник всяких там “чарджеров”, “барракуд” и прочего. Я с детства люблю такие машины. И мне пришлось вспомнить о том золотом для меня времени, когда я сел за руль “чарджера” в “Мельнице”. Мы носились по проселочным дорогам на скорости 90 миль в час. Конечно, когда назревал настоящий смертельный трюк – мы же все делали как в прошлом, то есть взаправду, а не на компьютере, – меня подменяли профессиональные каскадеры, но и я свою лепту внес. Правда, было страшно, что об этом узнает Голди. Она терпеть не может, когда я рискую, а гонки по проселкам как ни крути – риск. Голди знаете, что говорит? “Мужики – они куда более простые механизмы, чем женщины. У них кризис среднего возраста, а им все бы в бирюльки играть, они его и не замечают. Поэтому женщины должны им многое прощать: пусть себе развлекаются. Ну, а мы будем править этим миром”. Но это хорошо на словах. А когда она увидит, что я сам исполняю многие трюки, думаю, что не обрадуется. Я ей не говорил, а вообще-то надо было…»
Курту нравится размеренная жизнь вместе с женой: «Живя в провинции, вдали от мегаполиса, наедине с семьей и природой, как-то забываешь обо всей этой круговерти, которая творится в Голливуде. Мы с Голди стараемся больше времени посвящать друг другу, нашим детям – она вообще, по-моему, года три-четыре ни в одном фильме не появлялась. Хотя предложения поступают. Но, становясь старше, начинаешь больше отсекать ненужное и стараешься сниматься только в том, что тебя серьезно интересует. Деньги, конечно, важны, но мы не бедствуем, поэтому я пока не знаю, каким будет мой следующий фильм. Хотелось бы чего-нибудь совсем другого: чтобы это был не боевик, не драма, не фильм ужасов… Может быть, какая-нибудь комедия?»

Подготовила Лина Лисицына
По материалам [link=http://www.peoples.ru]People’s History [/link], [link=http://www.ps.1september.ru]«Первое сентября» [/link],  [link=http://www.nevskoevremya.spb.ru
]«Невское время»[/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты