Лариса Долина: «Своей музыкой я исцелила больного раком»

0

Самая главная джазовая певица России – уже легенда, ее сильный и непростой характер слышен в песнях, виден на сцене, вполне ощутим при прочтении самой краткой биографии и даже коротком общении.

Лариса Александровна, что нового произошло в вашей жизни за последнее время? Чему вы радуетесь больше всего?

– Естественно, выпуску моего альбома Hoolywood Mood, который недавно появился в России, а к концу года, надеюсь, появится и на западном рынке. Во время записи этого альбома я открыла в себе возможности, которых сама от себя не ожидала.

Чего такого Лариса Долина от себя не ожидала? Новых эмоций?

– Нет, это не только эмоции. Это связано с вокальным мастерством. Когда все самое трудное в музыке само получается, и ты плывешь, как по волнам, когда нет шторма. И все гладко-гладко-гладко идет. Тебе хорошо поется, столько мыслей в голове… Боюсь, словами не описать все, что я чувствовала, когда записывала этот альбом.

Вообще, впечатление, что вся ваша карьера – это одни победы. А понятие творческого кризиса, неудач в работе вам знакомо?

– Нет, я победитель по своей природе. Я никогда не проигрывала. В принципе не допускаю этого. У меня был период беспесенья. Это было лет 15 тому назад, когда я резко решила поменять амплуа и немножко уйти в сторону от джаза. Не было композиторов, и поэтому не было песен. Я очень избирательна по части песен, просто так не буду ничего петь. Поэтому у меня и появляются не хит за хитом, а раз в три года настоящая песня. Зато мне не стыдно никогда за то, что я пою.

Есть табу при выборе песен?

– Серые песенки-однодневки – это не для меня. Даже если они коммерчески успешны, я все равно петь не стану.

Лариса Александровна, вы дома поете? Когда готовите или что-то делаете по дому?

– Мне хватает музыки на работе. Дома голос должен отдыхать. Да и привычки у меня никогда не было такой.

Что может сравниться с музыкой по воздействию на вашу душу?

– Очень хорошая книга или кино. Я недавно прочитала Викторию Токареву и Людмилу Улицкую. Токарева очень ироничная, глубокая, умная. Улицкая – философ-психолог. Для меня на сегодняшний день это два любимых автора. А из кино… из последнего ничего не произвело впечатления. Смотрю-смотрю, а такого фильма, который оставил бы неизгладимое впечатление, нет.

Сколько часов вы спите?

– Вы знаете, это самая большая проблема. Даже если есть время, я, как маленький ребенок, просыпаюсь и думаю: “Спать нельзя, вдруг я что-то пропущу интересное”. Даже если я не выспалась, особенно летом. Солнышко светит, значит, все, пора вставать. Причем, я понимаю, что недоспала, но все равно встаю и начинаю что-то делать.

Вы могли бы спеть для одного человека, и если да, то кто бы это был?

– Да, наверное, смогла бы. А кому? Да кому угодно – ребенку, тому, кому нужно, чтобы я спела.

Верите в то, что музыка лечит?

– Я не верю, я знаю это. У меня такие случаи были, когда я исцеляла людей.

А можно пример?

– Лет восемь тому назад я получила письмо от одной женщины. Очень искреннее письмо. Она написала, что очень благодарна мне за песню «Погода в доме». Строки ее письма: «Мы с мужем благодаря этой песне опять полюбили друг друга, а уже было подано заявление в ЗАГС о расторжении барка». Потом одна женщина была, которая рассказала мне, что после того как она прослушала пластинку «Певица и музыкант», врачи сказали ей, что ее опухоль рассосалась. А она ложилась в больницу не один раз. Она, когда рассказывала мне это, вся в слезах была, и я вместе с ней.

От чего вы можете расплакаться, понятно, а от чего можете запрыгать от радости?

– Вы знаете, я такой приземленный человек, я же Дева, я так особенно не прыгаю ни от чего. Начинаю думать: «Как хорошо!» И следом думаю: «Но что будет дальше? Во что это выльется?» Я философски подхожу ко всему: знаю, что жизнь состоит из черных и белых полос. Так я привыкла мыслить.

Что заставило вас привыкнуть к такому образу мыслей?

– Наверное, то, что я не так сладко прожила первую часть своей жизни, и моя карьера складывалась нелегко. Привыкла чаще переживать и страдать, нежели радоваться и смеяться. Поэтому к радости спокойно отношусь.

Есть мнение, что человека заставляют расти именно страдания.

– Если говорить о творческой натуре, то это совершенно точно. Человек, который не страдал никогда в жизни, не сможет достучаться до сердец. Художник должен страдать.

Похоже, вы максималистка. Давно это у вас?

– Думаю, я с этим родилась. Не уверена, что можно такой черты характера добиться искусственным способом. Так же, как интеллигентами не становятся — ими рождаются. А вот стойкости меня научила жизнь.

Какой маленький праздник можете себе устроить?

– Отдых для меня – это отдых очень далеко от России. Я даже косметику с собой не беру. Но через 10 дней максимум мне уже хочется назад, домой

Кстати о доме. Как поживает ваша дочь Ангелина?

– Она, похоже, наконец-то, нашла себя. Долго занималась поисками в этой жизни. Окончила юрфак, но по специальности работать отказалась, сказала: «Не хочу сидеть в офисе». Креативный она человечек все-таки, творческий. Сейчас пишет сценарии для корпоративных праздников.

Свои черты в Лине узнаете?

– Упрямство. И умение работать, как выяснилось. Она хороший работник.

Вы с ней дружите или субординацию мама-дочка соблюдаете?

– Когда надо отругать, я ругаю, как мама. В остальном я – подруга. Она мне рассказывает все, она для меня чистый лист. И это моя заслуга.

Чем гордитесь в близких?

– Они любят меня любую. Какая я есть. И терпят.Наталья Пенькова,
«Вечерняя Москва» (http://www.vmdaily.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты