Лариса Голубкина: «Миронов очень любил дом и гостей»

0

Уже много лет она живет одна и до сих пор хранит память об Андрее Миронове, самом ярком человеке в ее жизни.

«Неприличная профессия»

Лариса родилась 9 марта 1940 года в Москве, актрисой ей хотелось стать с детства: «Я жила в Лефортово, у нас был очень красивый восьмиэтажный дом, внизу сидел швейцар, была парикмахерская, огромное зеркало, лифт с красным деревом. Мы на своем этаже устраивали домашний театр», — вспоминает Голубкина. Порой во двор выносили и ставили на стол патефон. Никто не знал, чей он – считали его общим. Лариса слушала песни Клавдии Шульженко, мечтала, что когда-нибудь будет самой красивой, как ее соседка Зинка. А Пашка Воронцов – волейбольная гордость двора – будет нежно обнимать ее за плечи.

А однажды дворник, который помогал детям крутить ручку патефона, случайно его сломал. «Я и сейчас хорошо помню, какой всеобщий гнев обрушился на старика, — рассказывает Голубкина. — Мне его стало жаль. И я тогда крикнула, что все песни Шульженко на пластинке я знаю наизусть. После чего патефон с табуретки сняли, а меня поставили на его место, и я запела. Мне аплодировали, и это были первые аплодисменты в моей жизни. Поощренная рукоплесканием я пела еще и еще».

Она решила стать артисткой, но отец, кадровый офицер, был против. Он был уверен, что это неприличная профессия. «Однажды, когда мне было 17 лет, мы отдыхали в Сочи, где гастролировал известный Кондрашевский оркестр. Музыканты на пляже играли в карты, и мой отец — азартный преферансист — резался с ними по полдня! Но кричал на оркестрантов: “Не смейте смотреть на мою дочь!” — рассказывает Лариса Ивановна. — В то же время там был на гастролях Горьковский драматический театр. Как-то я стояла с актерами, разговаривала. Но отец сказал: “Отойди, не стой рядом, это же актриса!” И я ему всю жизнь доказывала, что нельзя так. Может быть, из-за этого я и комплексовала, я уходила в тень, постоянно старалась не вылезать, не выпячиваться».

Мама, напротив, поддерживала Ларису и даже устроила некоторый заговор против отца, когда дочь решила поступать в ГИТИС. Папу попросту обманывали, говорили: поступает в университет. Мама же была абсолютно уверена в том, что строгое семейное воспитание не пройдет даром и Лариса останется девушкой порядочной. Когда вокруг Голубкиной стали ходить слухи, что она пьющая да гулящая, та пряталась в свой дом — как улитка. Не тянулась к людям: «Я приводила себя в состояние похлеще монашеского. Ведь родителям надо было доказывать, что я не такая, “как все артисты”».

«Рязанов умеет быть жёстким»

Учась на втором курсе ГИТИСа, Голубкина получила предложение Эльдара Рязанова сыграть главную женскую роль в «Гусарской балладе»: «Сниматься у Эльдара Александровича было и в радость, и в тягость, — признается Лариса Ивановна. — Он умеет быть жёстким и не терпит халтуры. К примеру, в “Балладе” на лошадях гарцевали не только профессиональные каскадеры, но и я сама. Режиссеру было важно, чтобы актриса тоже трюкачила. К примеру, я прыгала с балкона во время драки. Не помню точно, но вроде раз семь-восемь сигала — и Рязанова каждый раз что-то не устраивало. В итоге из-за всех этих прыжков на земле разошлись смягчающие удар маты, и я хорошо так треснулась и разорвала связки на ноге».

Кстати, до «Баллады» актриса терпеть не могла кино — она собиралась стать певицей, училась на музыкальном отделении. И Рязанову пришлось немало постараться, чтобы убедить Голубкину, что кино — это ее предназначение. После выхода фильма у Ларисы появилось множество поклонников, один парень даже выдавал себя за мужа артистки: «Это был сумасшедший сосед, который возил коляску вокруг нашего дома с куклой и говорил, что это наш с ним ребенок, — вспоминает Голубкина. — Папа его несколько раз в милицию сдавал, но там говорили: “Он тихо помешанный, поэтому мы ничего с ним сделать не можем”. Ну а потом мы переехали, он пропал и все затихло».

Многие добивались внимания Ларисы, однако та не спешила общаться. После «Гусарской баллады» она буквально стала бегать от людей: «Сейчас, конечно, я более открытая. А тогда вместо того чтобы кокетливо разговаривать, пряталась. Потому что это все было очень неестественно — ты два года назад окончил школу, снялся в кино — и тебя сразу превращают в какую-то непонятную небожительницу и требуют от тебя невесть чего, ждут от тебя каких-то невероятных поступков, как хороших, так и плохих. Это все очень опасно, поэтому я старалась уйти от этого, — признается Голубкина. — И об этом нисколько не пожалела. Благодаря такой манере держаться у меня до сегодняшнего дня нет осадка от общения с людьми, а это очень трудно сохранить».

«Мне не хотелось завоевывать мир своим творчеством»

В кино после «Гусарской баллады» Лариса сыграла не менее интересные и яркие роли – Риту в «Дне счастья», директора ресторана в фильме «Дайте жалобную книгу», царицу в «Сказке о царе Салтане», Зою в киноэпопее «Освобождение». Кстати, съемки в этой ленте артистка запомнила особенно: «Как-то мы снимали танковую атаку под Киевом — там постоянно стреляли. Еще была переправа через Днепр, и наши стреляли из пулемета прямо в лодке. В общем, страшно было безумно, ведь все было очень натурально! А я же по фильму медсестра и во время танковой атаки должна была по-пластунски подползать к раненым. И на меня очень ревностно смотрели солдаты — они служили в армии и снимались у нас в массовке. Все потому, что я мужественно держалась и не показывала страха.

Но когда закончилась съемка, я помню, как быстро прибежала в отель: переоделась и помчалась на самолет. И только в самолете заплакала — такое было напряжение от этой киевской атаки. И большой грех у меня там оказался. Никто не успел посмотреть и вышло, что у меня в кадре ногти были накрашены! Актер, конечно, отвечает за свои поступки, но тут и помреж, и художник по костюмам не углядели. Я сама это увидела уже на экране крупным планом. Мне прямо дурно стало. Тогда, когда я перевязку делаю и руку к лицу подношу, так видно! У меня никогда ногти ярко накрашены не были, но все-таки — какой маникюр во время войны у медсестры?!»

Картины с участием Голубкиной были успешными, но всё же актриса снималась мало. Почему так случилось, ответить она не может: «Это не у меня надо спрашивать. Это целая корпорация — решения режиссеров, продюсеров, целая история, если копнуть — и не поймешь. Я много работала в театре. К тому же сразу после первых съемок в кино еще училась. Зато с тем небольшим количеством фильмов, которые у меня были, я объездила весь мир! Эти фильмы показывались везде в свое время, и я имела в некотором роде какой-то успех. Но, тем не менее, не выработала в себе такой безумной страсти — завоевать весь мир своим творчеством. У меня не возникло за все это время ощущения тщеславия». У нее также нет любимых ролей. Голубкина уверена, что нормальный артист никогда не удовлетворен полностью своей работой.

«С мамой Миронова мы стали настоящими подругами»

В начале 70-х Голубкина первый раз вышла замуж за Николая Щербинского. В 1973 году у нее появилась дочка Маша. Но с отцом ребенка Лариса долго не прожила. У нее закрутился роман с Андреем Мироновым. Впервые они встретились еще в 60-х. Их познакомила Наталья Фатеева, в которую артист был сильно влюблен, однако сама она предпочла другого и твердила Голубкиной: «Миронов – твой мужчина, он просто создан для тебя».

«И вот удивительно, он переключился на меня, — вспоминала Лариса. — Нельзя сказать, чтобы родилась какая-то безумная любовь, любил он Наташу, но отношения с ней зашли в тупик, все казалось безнадежным, а я тоже была известной артисткой в тот момент, не хуже Наташи Фатеевой». Миронов несколько раз предлагал Голубкиной стать его женой, но она раз за разом отказывала. Андрей женился на Екатерине Градовой, развелся. И когда вновь сделал предложение Ларисе, та согласилась.

До этого она уже успела подружиться с мамой Миронова – Марией Владимировной. Та была самым главным авторитетом в жизни сына и оказывала сильнейшее влияние на его отношения с женщинами. Лариса проводила с родителями Андрея больше времени, чем с ним. «Его часто не было, он носился по тетенькам, перелетал, как бабочка, а я к его родителям наведывалась, — вспоминала Голубкина. — Мы с Марией Владимировной стали настоящими подругами. В театре она представляла меня своим знакомым: это наша Ларисочка». Поэтому, когда Андрей Миронов сделал ей предложение, будущая свекровь радовалась больше жениха и невесты.

«Андрей был патологический чистюля»

Голубкина сразу поняла — «семью надо делать», и не собиралась ломать Миронова. Ему было позволено уходить и возвращаться в дом в любое время дня и ночи. Она знала, что Андрей обожал идеальную чистоту, и бдительно следила за порядком: «Миронов был замечательным хозяином и дома, и в жизни особенно. Он не готовил, но я знала: если я вдруг уеду на гастроли, то порядок в доме будет идеальный, даже лучше, чем у меня, — вспоминает Голубкина. — Андрюша был очень организованный, патологический чистюля в хорошем смысле этого слова. Когда он еще в первый раз сделал мне предложение, я отказалась. И одной из причин, пусть и самой небольшой, была его страсть к чистоте. Порядок в его доме меня испугал. Спустя некоторое время я поняла, что это самый безобидный недостаток на свете.

Андрей очень любил дом. Наверное, здесь есть какой-то резон, когда твой муж не хочет уйти куда-нибудь из дома, а хочет привести к себе. Я это поддерживала, как могла. Мы очень любили гостей».

Артистка очень жалеет, что в то время почти не делала фотографий: «Представьте себе, в одном доме собрались Геннадий Хазанов, Аркадий Хайт, Александр Ширвиндт — весьма, скажу вам, впечатляющая компания. Тем не менее, Андрюша их так смешил, что они, мастера юмора, падали под стол от хохота. И ни одна из этих феерий не записана. Даже магнитофон не работал. Жаль, конечно, но мы же все живем только настоящим и не знаем, что будет завтра».

Миронов удочерил дочь Ларисы от другого мужчины. С родным отцом, сценаристом и режиссером Николаем Щербинским, Мария так и не виделась ни разу. О своих родителях она не очень любит рассказывать, но обожает вспоминать атмосферу в семье, наполненную юмором и любовью: «Мы любили юмор и авантюры. Однажды мама села в самолет и прилетела раньше папы в Алма-Ату, чтобы встретить его там. Родители не ленились радовать друг друга. С удовольствием уделяли время своей жизни другому человеку, и не только, чтобы пошутить, но и выслушать. Как говорил папа: “Дружба – это понятие круглосуточное”. Я больше не встречала таких женщин, как мама. Бывает, женщина умеет хорошо готовить, но не любит заниматься уборкой в квартире и не работает. Бывает, женщина всю себя отдает работе и не занимается хозяйством и не рожает детей. Моя мама успевала все».

Лариса и Андрей прожили вместе четырнадцать лет. В 1987 году Миронова не стало. После этого Голубкина больше замуж не выходила. «Я все оставила так, как устроил Андрюша, ничего не трогала и не меняла», — рассказывает актриса.

Сейчас она продолжает играть на сцене, выступает с концертами: «Я очень люблю джаз, — признается Голубкина. – Я вообще очень музыкальная девушка. Но думаю, я уже не в том возрасте для него, нужно быть более академичной, что ли».

Однако о юбилее говорить она не хочет: «Ни один из них я не справляла. Не потому, что боюсь того, что плохо выгляжу, я пока без операций обхожусь. Просто юбилеи не люблю».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Сегодня», Donbass.ua, Nvinder.ru, «Бумеранг», TvKultura.ru, Peoples.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты