Луи де Фюнес: «Когда мне улыбнулась удача, я сумел ее удержать»

0

Однажды Луи пошутил: «Стоило мне появиться на свет, как через сутки грянула Первая мировая война. Только начал сниматься в кино — немедленно завершилась Вторая. Вероятно, я имею какую-то особую значимость на нашей планете».

Актер и внучка Мопассана

Луи Жермен Давид де Фюнес де Галарса родился 31 июля 1914 года в предместье Парижа и был третьим ребёнком в семье. Его мама и папа были родом из Севильи. Полюбив друг друга, они захотели узаконить свои отношения, но семьи были категорически против. Тогда молодые в 1904 году сбежали во Францию. Отец, Карлос Луи де Фюнес де Галарса, в Испании был юристом, а на новом месте освоил профессию огранщика алмазов. Подлинной хозяйкой в семье была темпераментная мадам Леонор де Фюнес. Своего неугомонного Луи она обожала.

В юности друзья звали его Фю-Фю. Он прилежно учился и во взрослую жизнь пришел, зная французский, испанский и английский языки. Умел рисовать, играл на пианино. Свой лицедейский талант юный де Фюнес реализовывал, дурачась и строя рожи одноклассникам, а еще отчаянно пародируя учителей. Кроме того, он играл в лицее и на студенческой театральной сцене. Вечно хохмил то дома, то на улице, то в магазине. Но вот устроиться артистом никак не удавалось: работа для него находилась лишь низкооплачиваемая, причем увольняли де Фюнеса с удивительной регулярностью. После очередной потери заработка Луи попробовал играть джаз на пианино в районе красных фонарей Пигаль. Посетители местного кабаре были счастливы, когда наблюдали это музицирование в сопровождении жутких гримас.

В 22 года де Фюнес женился на Жермен Луизе Элоди Карруайе, родился сын Даниэль, а через шесть лет они с его мамой расстались. Вторая любовь случилась, когда шла Вторая мировая война, Париж оккупировали фашисты. Луи тогда преподавал в музыкальной школе, а его избранница работала там секретарем. Ее звали Жанна Августина де Бартелеми де Мопассан, она была внучкой знаменитого писателя Ги де Мопассана.

Свою супругу Луи не просто любил — он ею гордился. У них родилось двое детей — Патрик и Оливье. Семья стала для актера предметом тревожной любви и неустанной заботы, для жены и детей он готов был на всё. Правда, домочадцам редко приходилось слышать из его уст добрые слова. Луи так боялся потерять близких, что постоянно пребывал в напряжении.

«Если начать снова, я бы не отказался от своего пути»

После войны биография будущего любимца миллионов складывалась тоже не слишком легко. Де Фюнес переменил множество профессий: работал декоратором витрин универмага, жестянщиком, счетоводом, чертежником, фотографом, коммивояжером, скорняком. На актерских курсах, куда однажды подался Луи, он внезапно столкнулся со странной для него проблемой. Режиссеры начали давать ему роли романтических героев, к чему артист готов не был. По поводу своей внешности он не обольщался, хотя в молодости был довольно хорош собой. Но, скорее всего, он просто не нашел в себе ни одной «поэтической» черты. Тихий и грустный де Фюнес покинул курсы и снова начал работать тапером. Вокруг него было множество людей, и Луи исподволь чувствовал, что именно им нужно. Хохот, смех до потери пульса.

Он выступал в кабаре, играл в экспериментальных театриках, декламировал, пел, танцевал и старательно смешил за копейки. Однако кое-кого из зрителей ему удавалось довести до икоты, а один пожилой господин так смеялся во время номера Луи, что чуть не умер от сердечного приступа. Тем не менее, карьера двигалась медленно. Лишь в 1945 году де Фюнес снялся в своем первом фильме. Это было «Барбизонское искушение» Жана Стелли.

Вопреки ожиданиям, взлета к славе не последовало. Прежде чем на актера по-настоящему обратили внимание зрители и критики, он снялся в 75-ти картинах. Эпизоды давались ему с трудом, хотя окружающие были уверены в обратном. Лишь в 46 лет Луи сыграл свою первую крупную роль в картине Ива Робера «Не пойман – не вор». Браконьер и плут Блеро распахнул заветную дверь, которая привела де Фюнеса к вершине.

Одним знакомым и коллегам актер жаловался на медлительность развития своей карьеры, другим признавался, что неспешность развития событий помогла ему основательнее понять профессию: «Когда я был еще неизвестным, я пытался окрасить деталями, мимикой, жестами маленькие роли, которые мне поручали. Таким образом я приобрел некоторый комический багаж, без которого не смог бы сделать карьеру. Если начать снова, я бы не отказался от своего пути».

Популярность Блеро наградила де Фюнеса стойким амплуа суетливого пройдохи. Как раз в начале 1960-х годов в мировом кино возродился интерес к эксцентрической комедии с элементами буффонады и пародии. Персонажи Луи пришлись весьма кстати. Последовали два фильма Жерара Ури, в которых Луи поработал в паре с Бурвилем – это были «Разиня» и «Большая прогулка». Затем стартовал легендарный «киносериал» о приключениях провинциального жандарма Крюшо. После чего последовала трилогия «Фантомас», сводившая с ума миллионы подростков Советского Союза. «Я самый обыкновенный человек, такой же, как все, и мне повезло в жизни не больше и не меньше, чем другим, — говорил де Фюнес. —  Просто когда мне улыбнулась удача, я сумел поймать ее и удержать. Она до сих пор со мной!»

«Я не люблю общества»

Луи де Фюнес мечтал основать целую актерскую династию, но дети, невзирая на его крики, выбрали себе другие занятия: старший, Патрик, стал врачом, а Оливье — летчиком. Правда, до этого оба успели по несколько раз сняться в кино. А несколько лет назад они выпустили книгу о знаменитом отце «Не говорите обо мне слишком много, дети мои!».

Как рассказывал Оливье, в семье Луи был настоящим тираном: «Мой папаша был ужасно жаден, Как-то он заставил меня обменять купленные мной спортивные ботинки на более дешевые, считая, что они слишком дороги. Он никогда не поздравлял с праздниками мою мать и ничего не дарил ей в годовщину свадьбы и дни рождений. Отец постоянно носил при себе на поясном ремне громадную связку ключей от всех шкафов, дверей и ящиков, на которых, где только возможно, были замки. Он скрупулезно проверял каждый счет. Шесть раз он заставлял меня пробоваться в кино, а когда я заявил, что хочу быть пилотом, стал устраивать страшные скандалы».

Кроме того, патологическая скупость сопровождалась манией преследования и просто невероятной злопамятностью. Например, когда княгиня Монако и бывшая актриса Грейс Келли предложила де Фюнесу сыграть в благотворительном спектакле, он наотрез отказался. Почему? Сыновья утверждают, что как-то раз, за восемь лет до того случая, красавица проехала на машине мимо съемочной площадки, где играл Луи, и не остановилась поздороваться. Так что актер с тех пор затаил обиду.

Де Фюнес смертельно боялся незнакомых людей и никому не доверял. Гулять по своему поместью он всегда выходил с заряженным пистолетом в кармане. Состав команды, снимавшей большинство его фильмов, почти не менялся: одни и те же режиссеры, операторы, техники, актеры, наконец. «Я не люблю общества, у меня мало друзей, — говорил Луи. — Все свободное время, отдыхая от веселья, я провожу со своей семьей». Ресторанов, тусовок и снобов он терпеть не мог: «Каких только глупостей не говорит человек с бокалом в руке!»

«Хочу, чтобы на моих похоронах обхохотались»

15 марта 1973 года Луи де Фюнесу присвоили звание кавалера «Ордена Почетного легиона». Вскоре после этого знаменательного события началась черная полоса. Первый инфаркт у актера случился весной 1975-го — прямо на сцене во время спектакля «Вальс тореадоров». Через несколько месяцев, уже в госпитале, произошел второй. «Это, наверное, для того, чтобы я лучше осознал первый», – пошутил над преследующей его смертью де Фюнес. Комик так долго болел, что журналисты о нем почти забыли. А режиссеры просто боялись приглашать в картины актера, сердце которого угрожало остановиться в любой момент. Луи совсем прекратил работать в театре и кино. Обидевшись на равнодушие коллег, актер продал квартиру в Париже и уехал в наследственный замок жены де Клермон, стоявший на берегу Луары.

Там Луи выращивал розы в собственном саду. Ему даже удалось вывести новый ярко-оранжевый сорт, названный в его честь — La rose du Louis de Funes. Однако звонок от Клода Зиди с предложением поучаствовать в фильме «Крылышко или ножка» актер воспринял как настоящий подарок. Потом было еще несколько картин — лента «Жандарм и жандарметки» стала последней работой комика.

На съемках умер Жан Жиро, любимый режиссер де Фюнеса. Картину закончил его ассистент. Для Луи эта смерть стала не только ударом, но и своеобразным сигналом. «Скоро и мне в путь», — думал де Фюнес. Слишком много в его жизни было связано с этим режиссером. Именно благодаря Жиро в актера влюбились зрители. «Один лишь пшик», «Большие каникулы», «Скупой», «Суп с капустой» и несколько фильмов о похождениях жандарма из Сен-Тропеза — вот их совместные работы.

Теперь же актер утратил интерес к жизни, перестал проверять счета, принимать лекарства, никого к себе не приглашал и не отвечал на телефонные звонки. Его супруге иногда даже казалось, что муж забывает имя внучки. Единственным человеком, к которому Луи по-прежнему благоволил, оставался садовник Виктор. Вдвоем они часами пространно беседовали о розах, правильном поливе и новых удобрениях, порой отправлялись вместе порыбачить на берег Луары. За неделю до смерти артист внезапно сказал жене: «Я знаю, какой будет моя самая удачная шутка». Она спросила, какая. Последовал ответ: «Мои похороны. Я должен сыграть это так, чтобы они обхохотались».

В свой последний день Луи долго сидел на скамье в розарии. «Не знаю, почему у меня так отяжелели ноги. Чем ближе я подхожу к дому, тем дальше он от меня», — пожаловался де Фюнес садовнику. У него болело сердце, и он мельком заметил, что, наверное, это грипп. Потом вышел к жене. «Я скучаю один в своей комнате», — это были его последние слова. Луи де Фюнес умер 27 января 1983 года.

Недавно во Франции рядом с городом Ле-Селье открылся музей, посвященный жизни и творчеству легендарного актера. Он расположился как раз поблизости от обширного особняка Клермон. Хотя в 2013 году, когда музей был только создан супружеской четой Розелин и Шарлем Дюренже, поклонниками таланта де Фюнеса, он находился в простой двухкомнатной квартире. За пару месяцев ее посетило несколько тысяч человек. После этого Дюренже договорились с нынешними владельцами замка де Фюнеса разрешения арендовать одно из зданий усадьбы.

В музее можно услышать музыку из фильмов Луи, увидеть личные вещи комика, фотографии, многочисленные плакаты фильмов. Большинство их было отдано музею сыновьями де Фюнеса или местными жителями. В Ле-Селье, где находится могила артиста, он до сих пор популярен — здесь никогда не забудут своего Маленького Луи.

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Сегодня», KM.ru, «Утро», People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты