Люк Бессон: «Осточертела пропаганда американской гегемонии»

0

Режиссер о своем новом блокбастере «Валериан и город тысячи планет»
В прокат вышел «Валериан и город тысячи планет» Люка Бессона — экранизация знаменитого французского комикса о паре космических спецагентов.

Главные роли в «Валериане и городе тысячи планет» исполнили восходящие звезды Дэйн Дехаан и Кара Делевинь, также в фильме сыграли Клайв Оуэн и певица Рианна; оператором в картине стал постоянный соратник Бессона Тьерри Арбогаст, музыку написал кинокомпозитор Александр Деспла.
Попытка Люка Бессона вернуться с англоязычной (но спродюсированной Францией) фантастикой к эстетике «Пятого элемента», прогремевшего двадцать лет назад, была встречена по-разному. Американские критики восприняли ее со скепсисом, многие французские — пришли в восторг. Бессон игнорирует все новейшие космические тренды — от перезагрузок «Звездных войн» и «Стартрека» до «Стражей Галактики», — выстраивая собственную, пародийную и комическую, невероятно изобретательную и красочную вселенную. Его «Валериан» одновременно современен и погружен в эстетику ретро, совершенно традиционен и полон глумливого ревизионизма.
— Вот вы и вернулись к фантастическому жанру. Давно хотелось?
— Я фанат комиксов про Валериана с десяти лет! Можно сказать, воспитывался на «Валериане». Жан-Клод Мезьер, художник оригинального комикса, работал со мной над «Пятым элементом». Тогда он меня и спросил: «Ты зачем снимаешь эту чушь, почему бы вместо этого не экранизировать „Валериана“»? Честно, я не знал, что ему ответить. Пошел домой, перелистал комиксы и вернулся с ответом: я этого не сделал потому, что задача невыполнима. Два персонажа и пять тысяч пришельцев: я просто не справился бы. Как минимум, технически это невозможно. Но идея застряла в памяти и я к ней возвращался — сначала нехотя, потом со все большим удовольствием. А спецэффекты за эти годы эволюционировали. Наконец, лет семь назад я сказал себе: «Что ж, попробуем».
— Что же вас заставило решиться?
— Прежде всего, «Аватар». После него я понял, что теперь возможно все, в буквальном смысле. Единственное ограничение — твоя фантазия. А с этим у меня нехватки не было. Настал момент действовать, мечту можно было осуществить. Ведь я задумал совершенно необычный фильм, не имеющий ничего общего с американским блокбастером. Напротив, я собирался снять гуманистическую картину, тема которой — стертый с лица земли народ. Практически политическая тема. Вспомните индейцев, уничтоженных американцами. Фильм говорит о нас, о нашей современности. Глядя с дистанции, из 28 века, мы лучше видим, как идут дела у нас в 21.
— А что вас еще интересовало, кроме гуманистической миссии?
— Юмор, колорит… Много монстров! И это тоже помогает затронуть тему, которая меня безумно занимает. Сегодня если у вас «не та» религия, национальность, раса, пол, ориентация, даже не тот рост, сразу возникает повод для возможного конфликта. Вы становитесь таким поводом. А меня интересовало такое допущение: если мы, люди, будем окружены восемью тысячами видов инопланетян, то как себя поведем в этой ситуации? Возможно, забудем о разногласиях. Ты черный? Не страшно. Еврей? Переживем. Карлик? Ну и что! Все равно ты мой брат. Наконец-то человечество объединится. Мне ужасно понравилось это предположение.
— Раз уж мы говорим о равенстве, нельзя не заметить: в заголовке у вас Валериан, а ведь в фильме его напарница Лорелин значительно интереснее и сильнее. Да вы и всегда предпочитали сильных женских персонажей — Никита, Люси, Лилу, Адель…
— Фильм — отражение общества, и это меня забавляет. Он майор, а она — сержант. Почему? С какой стати у него должность выше и зарплата, наверняка, тоже? Если я буду снимать продолжение, а я очень бы этого хотел — сейчас, разумеется, еще рано об этом говорить, — то Лорелин будет сражаться за свои права. Мужчинам переплачивают, они упиваются собственническими чувствами, но мы-то с вами знаем, женщины всегда важнее в доме и на работе.
— Расскажите немного о том, как вы выбрали Кару Делевинь на эту роль.
— Был кастинг. Вот и все. Она подошла на роль. Я много актрис посмотрел, но лишь в Каре узнал героиню, которую знал со своих десяти лет. Они очень похожи. Кара тогда еще не снималась в кино, я не мог посмотреть ее ранние роли, поскольку их не существовало в принципе. Поэтому долго терзал ее тестами. В ней было что-то мощное, сила сопротивления — она меня поразила.
— В «Пятом элементе» рядом с дебютанткой Миллой Йовович был суперзвезда Брюс Уиллис. Здесь вы делаете ставку на двух молодых актеров. Не боялись риска?
— Я о риске не думал. Меня интересовало лишь то, кто лучше всех подойдет на роль. Если Дэйн Дехаан — идеальный Валериан, то что я могу с этим поделать? Слава — совершенно незначительный фактор для меня. Да вы и сами запросто перечислите список коммерчески провальных фильмов со звездами первой величины в главных ролях. Знаменитость — это гарантия, страховка? Разумеется, нет. Кара была лучшей. Дэйн был лучшим. Ну да, кампания маркетинга чуть сложнее, и черт с ней.
Представьте себе, что отбираете игроков для сборной по футболу. Если вы не в состоянии увидеть талант в 14-летнем мальчишке, грош вам цена. Я горжусь тем, что десятилетиями выбираю артистов.
Когда я встретил Рианну и пообщался с ней, то сразу понял, что она сможет это сыграть. Я это чувствую. Талант есть, просто он еще не нашел выхода. И первый вопрос, который она мне задает: «А кто мой персонаж?» Она не спрашивает, о чем будет фильм или каким будет ее гонорар. Меж тем, ее персонаж — абсолютный артист, воплощение артистизма. Она живет только этим. У нее нет собственной личности, она их меняет постоянно: аллегория актера! Сыграет Ричарда III, а потом вернется домой выносить мусор. Знаете, как это трудно? Целый день ты король, а вечером идешь в супермаркет за покупками. Так вот, Рианна на это способна.
— Что для вас важнее, когда вы снимаете такой фильм? Вселенная или сюжет?
— Сюжет.
— Он закончен. Что дальше? Откуда возьмется продолжение?
— О Валериане и Лорелин существует 29 альбомов. Сюжетов нам хватит. Это же просто два полицейских, которые расследуют дело за делом. Проблем не будет. Это вам не «Леон», про которого меня постоянно спрашивали, почему я не сниму сиквел. Почему? Да потому что Леон умер! Традиционные сиквелы я, впрочем, никогда не любил.
— Как вы относитесь к ренессансу фантастики в современном Голливуде?
— В целом, я на стороне их авторов. Я вообще всегда за тех, кто что-то делает, а не за тех, кто сидит сложа руки. Когда в кинотеатре 15 залов, я хочу одного: чтобы в них шло 15 фильмов, и все были бы друг на друга не похожи. Но как зритель я всегда предпочитаю начало истории или франшизы. Мне нравился первый «Человек-паук», первый «Железный человек». Но «Трансформеры-9» или «Человек-паук-12»… Меня это достало. Ничего нового придумать нельзя? И осточертела пропаганда американской гегемонии. Почему только они защищают мир и его спасают? Тошнит уже. Я хочу, чтобы мне рассказали другие истории. Не про превосходство, не про то, как эти герои спасают нас, простых людишек.
— А что вам понравилось из последнего не голливудского? Из разряда авторского кино?
— Во-первых, сам я снимаю исключительно авторское кино. Имейте это в виду. Во-вторых, глубокое впечатление на меня произвел фильм «Мисс Слоун» Джона Мэддена: моя компания EuropaCorp была к нему причастна, но понравился он мне не поэтому. Это очень сильная картина об адвокате, которая сражается с лоббистами.
Еще вспомню «Голос улиц», картину о рэпе. И «Лев» замечательная картина — правда, первая половина фильма значительно увлекательнее второй. Эти названия первыми приходят в голову. Из французского кино — «Маргарита», фильм о певице с сильным, но фальшивым голосом. Если она так любит искусство, то разве важно, хорошо ли она поет? Идеальная метафора. Любовь к музыке — это и есть музыка.

Антон Долин,
«Медуза» (meduza.io)

Поделиться.

Комментарии закрыты