МакSим: «Легкие песни даются мне очень сложно»

0

После того, как на концерте в Воронеже певице подарили плюшевого бегемота, она задумчиво протянула: «О, скоро и я буду так же выглядеть! Увы, это неизбежно!» Зрители тут же начали приглядываться к своей любимице и обнаружили, что она находится в интересном положении.

У Марины Амбросимовой, выступающей под псевдонимом МакSим, уже есть ребенок – пятилетняя дочурка Александра. Вспомнила певица на концерте и о ней: «Представляете, моя Сашка снова собралась замуж! Ее избранник – плюшевый олень! Как не пыталась ее отговорить – бесполезно. Видимо, выбирать оленей – у нас семейное!» Посвященные поняли, что Марина имеет в виду закончившийся крахом брак со звукорежиссером Алексеем Луговцовым – пара прожила вместе лишь три года.

– Марина, вы выступали на «Едином выпускном Черноземья». А помните, как прошел ваш выпускной?

– Не очень. Что касается нарядов, то я была в каком-то ужасном мамином платье. Просто тогда не отнеслась к выпускному серьезно, махнула на все рукой. А сейчас смотрю на наряженных девчонок – и понимаю, что такое событие раз в жизни бывает!

– Вы когда последний раз виделись с одноклассниками?

– Какое-то время мы не виделись, но жизнь расставила все по своим местам. До сих пор активно общаемся. А недавно всем классом отмечали мой день рождения – наверное, самый лучший. Это незабываемо!

– Дочка чем маму порадовала?

– Саша подарила рисунок. Нарисовала всю семью – так, как она ее представляет. Семья получилась большая, там даже несуществующая собака присутствовала, и медведь. Я поблагодарила дочь за рисунок, а она меня поправила: «Это – открытка! Видишь – медведь-то наклеен!»

– Вы как-то рассказывали, что ваша дочка – большая модница, коллекционирует платья, сумочки.

– Да, она вся из себя такая девочка-девочка! Не в меня, мы в этом плане совершенно разные. У Саши огромный гардероб, меняет платья по нескольку раз в день. А я в детстве не очень-то платья носила, предпочитала джинсы. В платье неудобно – ногу не задерешь, на дерево не залезешь. Хотя Сашка может нарядиться – и изляпаться вся. Но она девочка аккуратная, приходит и в ужасе говорит: «Как же я теперь буду ходить с этим пятном?» Переживает страшно!

– Саша уже придумала, кем хочет стать?

– Раньше на вопрос: «Кем бы ты хотела стать?», Саша отвечала: «Мамой». Я сказала, что мамой она и так станет, но это все-таки не отменяет того, чтобы получить какую-то профессию. И тогда дочка решила стать космонавтом! Как Титов!

– Она знает, кто такой Титов?

– Когда Саша чихает, я по детской привычке говорю: «Будь здоров, как Гагарин и Титов!» Она спросила, кто это. Я рассказала.

– Марина, вы вошли в рейтинг самых влиятельных женщин России. Что дает этот титул?

– Вот теперь корону все время приходится поправлять. Ха-ха, шутка! На самом деле это было для меня очень неожиданно. Что дает титул? Пожалуй, добавляет ответственности, которой на мне и так достаточно. Мои концерты в основном посещает подрастающее поколение, перед которым я несу ответственность. Надо, как говорится, «соответствовать». Так что коли мне доверили такой высокий статус, надо это «знамя» с честью и достоинством нести. Участвую в благотворительных мероприятиях, но говорить о них не люблю; это мое личное спасение.

– Вы пишете песни, но наверняка, как у всех творческих людей, бывает кризис жанра.

– Конечно! Иногда пишется много, иногда, наоборот, ничего не пишется. Внутри пустота – и хоть тресни!

– А что может вдохновить?

– Люди. В основном, люди. Одна из моих последних песен называется God (Бог). Она соответствует моему настроению, изменившемуся кругу общения. Я однажды поняла, что мой круг общения состоит только из людей, так или иначе связанных с музыкой, и нет вокруг никого, кто занимался бы чем-то другим. Это совсем другой мир! Людям нетворческих профессий я кажусь инопланетянкой. Песня получилась непохожей на многое из моего творчества. Более жесткая, что ли. Радиостанции ее не берут.

Вообще в последнее время есть некоторые сложности с радиостанциями. Я от этого страдаю, потому что сейчас писать про трудный возраст было бы смешно. Я не люблю из себя никого строить, поэтому и песни пошли другие. Понятно, что они сложнее. Где-то нужно вникнуть. Песня «Я буду жить» была посвящена одному социальному проекту. Видеоклип есть только в интернете, потому что наше телевидение не любит такого характера видео. Может быть, это и неплохо, ведь в какой-то степени музыкальная индустрия должна расслаблять, создавать легкое настроение. А я и человек-то нелегкий. Поэтому и легкие песни даются мне очень сложно.

– Я слышала, что одна из героинь клипа «Я буду жить» собиралась подавать на вас в суд.

– По-моему, девушка не совсем поняла, чего мы хотели. В клипе – истории четырех конкретных людей с их настоящими судьбами. Мы ничего не выдумывали, герои сами рассказывали про себя. Этим мы хотели сказать людям, чтобы они побольше обращали друг на друга внимание, чтобы им хотелось жить в любом состоянии. А девушка, видимо, решила, что мы хотим нажиться на ее беде. Решили вырезать ее из клипа, чтобы она не волновалась. У нас не было задачи кого-то подставить.

– С радиостанциями понятно, а почему вас не видно на ТВ?

– От каких-то проектов отказываюсь, потому что говорить на темы, которые мне не близки, не вижу смысла. Могу прийти для того, чтобы рассказывать о музыке, открывать свою душу. Верю, что это помогает кому-то. Но иное появление на ТВ ставит меня в очень неловкое положение. Например, я вряд ли бы когда-нибудь согласилась играть в кино.

– Не было обидно, что ваша песня не прозвучала в фильме «Тарас Бульба»?

– Немного было. Нам с Лигалайзом поставили задачу написать саунд-трек. А потом, по каким-то непонятным причинам, песня прозвучала только в титрах. Но это их дело. На центральных каналах так часто бывает: приглашают в какие-то проекты, мы участвуем, а потом нас просто вырезают из эфира. Кому-то я не нравлюсь, наверное.

Марина Хоружая,
«Берег»

Поделиться.

Комментарии закрыты