Мария Шарапова: «Я так рада, что мы с Сашей нашли друг друга»

0

«Когда мне было лет 15, мой менеджер сказал, что я буду “чемпионкой по зрительскому признанию”, — рассказывает Шарапова. — Тогда мне это показалось не очень понятным. Но теперь я вижу, что он был прав. Я стала для многих role model — примером для подражания. В это трудно поверить! Ведь на самом деле я осталась нормальной девушкой, которая лишь приоткрыла двери славы».

«Мой папа всегда хотел для меня самого лучшего»

Мария Шарапова родилась 19 апреля 1987 года в маленьком сибирском городке Нягань, куда её родители переехали из Гомеля, спасаясь от последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Она начала заниматься теннисом в четыре года, к тому времени её семья уже жила в Сочи. Первым тренером Марии был Юрий Юдкин. Он заметил маленькую Машу, с взрослой ракеткой в руках, на тренировках папы, большого любителя тенниса, Юрия Шарапова. Любопытно, что тот дружил с отцом Евгения Кафельникова, и именно Женя подарил Марии первую ракетку. «Что меня поразило сразу — в 4,5 года Шарапова была ребёнком здорово развитым умственно, — вспоминает Юдкин. — Маша впитывала всё, что я ей говорил и показывал.

Всё схватывала на лету. Она осваивала те удары, которые до сих пор не всем понятны. В 7 лет уже умела выполнять крученую подачу и была маленьким мастером. Вы не представляете, что в жизни она добрая, мягкая, улыбчивая девочка, но стоит ей взять в руки ракетку, она – зверь! Целеустремлённая, никого не боится, ей во что бы то ни стало надо победить! За три года нашей работы она ни разу не сказала мне: я устала».

В шесть лет Марии Шараповой довелось сыграть с Мартиной Навратиловой, когда та давала мастер-класс в Москве. Легендарная спортсменка, разглядев талант в совсем еще юной теннисистке, настоятельно посоветовала отцу отдать Машу в теннисную академию Ника Боллетьери, которая находится во Флориде.

Тот внял совету и вскоре перебрался с Машей в Америку. «Мы приехали туда с двумя ракетками и с 600 долларами в кармане, — говорит Шарапова. — Заняли у знакомых. Это были все наши сбережения. Через неделю они кончились. По-английски мы не знали ни слова».

По словам Маши, в академии, в штате Флорида, она была очень одинока: «В США отец нашел работу тренера по теннису в часе езды от меня. Так что виделись мы нечасто. А маму я не видела целых два года — в России ей долго не давали американскую визу». Шарапова вспоминает, что жила в общежитии при академии в одной комнате с девочками, которые были старше ее на несколько лет и плохо к ней относились: «Только одна из них понимала меня».

Отец до сих пор занимает важное место в жизни Маши, порой его упрекают в том, что он слишком сильно вмешивался в карьеру дочери. «Мой папа всегда хотел для меня самого лучшего — я ведь единственный ребенок в семье. И я люблю его безгранично, — отвечает на это Шарапова. — Он всегда был надежной опорой, мечтал видеть меня счастливой и тяжело переживал мои поражения. Поэтому он иногда слишком нервничает во время матчей. Но у нас великолепные отношения. Как, собственно, и с мамой.

Она замечательная, элегантная и интеллигентная леди с очень добрым сердцем. Родители в свое время пожертвовали ради моей карьеры всем, переехав из России в США. Думаю, я никогда не смогу их отблагодарить в полной мере».

«У нас с Курниковой нет ничего общего»

На взрослых турнирах, проводимых под эгидой Международной федерации тенниса, Маша дебютировала в 2001-м – в Сарасоте, где, впрочем, уступила в первом же круге. Зато уже через год в Коламбусе, даже не находясь в рейтинге Женской теннисной ассоциации, победила на старте соперницу, входившую тогда в число 300 лучших в мире.

Сегодня Мария не сомневается, что годы, проведенные в Академии Боллетьери, закалили ее характер, научили преодолевать трудности. Пройдут годы, и специалисты в один голос станут предрекать молодой россиянке блестящее теннисное будущее. Но прежде ей придется выдержать еще одно испытание — на сравнение с Анной Курниковой. Многие газеты до сих пор с необъяснимым упорством пытаются сравнивать длинноногую белокурую Шарапову с ее сексапильной соотечественницей, окончательно забросившей теннис ради шоу-бизнеса. «Между нами нет ничего общего, и давайте раз и навсегда закроем эту тему», — настаивает Мария.

В 2004 году семнадцатилетняя Шарапова выиграла Уимблдон. «Это ее достижение в столь юном возрасте само по себе удивительно, — писала тогда британская газета «Гардиан». — Но оно также примечательно и другим обстоятельством — Мария накануне полуфинала с Линдсей Дэвенпорт занималась тем, что писала школьную работу по социологии. В финале же она оказалась для Серены Уильямс строгим экзаменатором. Не по годам уверенная в собственных силах и необычайно талантливая Шарапова является, пожалуй, лучшей и, безусловно, самой привлекательной среди нового поколения теннисисток».

Марию часто спрашивали о том, собирается ли она, прожив много лет в США, менять российское гражданство на американское. «Я была и остаюсь гражданкой Российской Федерации, — каждый раз парирует Шарапова. — Я люблю Россию, постоянно чувствую ее поддержку. Все победы я посвящаю своей стране. Чтобы триумфально, в полном смысле этого слова, выступить на Уимблдоне, мало просто победить. Игроку очень важно заставить публику — она на Уимблдоне особенная — полюбить себя. Вот тогда тебя запомнят надолго».

«Когда я на кухне, об этом знает весь мир!»

По словам Шараповой, ее совсем не прельщает имидж светской львицы. «Бурная личная жизнь, сумасшедшие спонсорские контракты — это не то, что меня интересует, — уверяет она журналистов. — Люди, которые думают или хотят думать иначе, будут глубоко разочарованы. Я выхожу на корт не для того, чтобы демонстрировать свои внешние данные. Ведь я не модель, хотя мода – моя страсть. В теннис я пришла, чтобы побеждать».

«Игра на корте – это то, что ее заводит, — рассказывает Ник Боллетьери. — Забудьте обо всем, что не относится к теннису – позирование для журналов и все прочее. Да, она это тоже делает, но, уверяю вас, в сравнении с теннисом ей это до лампочки. То, что ей удается на корте – для нее превыше всего. Только посмотрите разок, как она тренируется.

Она никогда не стоит посреди корта и никогда не тратит лишнего времени на разминку. Нет, она всегда сразу выходит на площадку и говорит: “Ну что, начнем, черт возьми!” Она настоящий боец, и любой в академии, кто играл с ней в спарринге, очень быстро начинал напоминать подопытного кролика».

Но в отличие от некоторых других старлеток, которые позируют в дизайнерских нарядах, только чтобы привлечь всеобщее внимание, Мария по-настоящему восхищена модой. «Я люблю выворачивать одежду наизнанку, чтобы рассмотреть швы. Мода – это искусство. Я бы хотела когда-нибудь заниматься дизайном одежды, – говорит Шарапова, которая сотрудничает с Nike в создании своих нарядов для выступлений. — Моя главная мечта – иметь когда-нибудь свою собственную модную линию». Ее стиль, который она описывает как «женственный, элегантный, но молодежный», давно привлекает внимание папарацци. «Я ходила в ресторан в Лос-Анджелесе и когда вышла, меня ждали человек 15 фотографов. Я всегда думаю в таких случаях: “Вы что ждете меня? Разве вы не должны охотиться за Мишей Бартон?”»

Определенно разбираясь в моде, Мария при этом не собирается становиться ее жертвой. «Я никогда не думала, что эти суперхудые девушки-модели действительно существуют, пока не начала ходить на модные показы и больше проводить времени в Лос-Анджелесе, – говорит она. — Я помню, что смотрела, как эти девушки выходят на подиум, и думала про себя: “Бедняжки! Кажется, они сейчас сломаются”. Я бы никогда не хотела так выглядеть. Я ношу джинсы 29-30 размера и вполне довольна собой. Я так смотрю на это: мне нужны силы, чтобы делать все то, что я делаю. Мне нужны мышцы».

Дом Марии в Манхэттен-Бич — предмет ее особой гордости. Она купила его в 2002 году и по своему вкусу добавила в отделку много дерева. Украсила получившийся эклектичный интерьер любопытными вещичками со всех концов света. С недавних пор самое популярное место в доме — кухня. Мария учится готовить и делает успехи, о чем с гордостью сообщает в блоге: «Когда я на кухне, об этом знает весь мир! Все пространство вокруг меня засыпано мукой, я обзваниваю знакомых, чтобы сообщить, чем занята, а потом рассылаю им фотографии получившегося блюда. Готовить совсем несложно, если ты умеешь считать и резать. Но так вкусно, как у бабушки, у меня пока все равно не получается».

«Мы с Сашей очень домашние люди»

О романах Шараповой ходило множество слухов, но она была и остается человеком, который не выпячивает свою личную жизнь напоказ. «Понятно, что с моей профессией отношения строить непросто — я постоянно переезжаю с места на место, — говорит Мария. — Но в то же время не хотела бы, чтобы мой молодой человек ездил со мной на соревнования, как это иногда бывает у моих коллег. Он должен быть самодостаточным человеком и заниматься каким-то своим делом, развивать свою карьеру».

В позапрошлом году российская теннисистка обручилась со словенским баскетболистом Сашей Вуячичем, выступающим сейчас за турецкий «Эфес». Звезда тенниса всегда была неравнодушна к баскетболу. Ее прошлый возлюбленный, Чарли Эберсол, сын продюсера популярного телешоу Saturday Night Live, не раз водил ее на матчи. А со многими спортсменами, которые живут в Манхэттен-Бич, она была знакома и раньше. «Я так много времени провожу с ребятами — баскетболистами и хоккеистами, что постепенно сама становлюсь отличным парнем», — шутит Маша.

Ее Саша играл тогда за «Лейкерс». Блистательный игрок, которого за неутомимость и точность броска прозвали Машиной, он вдруг внезапно расклеился, перестал попадать в кольцо, начал злоупотреблять запрещенными приемами. Пытаясь реабилитироваться, в каждом матче Саша старался перетянуть игру на себя, но это скорее мешало, чем помогало партнерам по команде. Баскетбольные аналитики говорили о том, что словенец «зазвездился», потерял связь с реальностью. Фанаты разочаровывались и негодовали. В Интернете даже появился пародийный ролик-комикс о баскетбольном матче, в котором Саша-Машина попадал в нелепые ситуации, потому что забыл зарядить свои батарейки. А легендарный тренер «Лейкерс» Фил Джексон заявил: «В этом сезоне Вуячич больше играл со своей прической, чем с мячом», — намекая на буйную шевелюру игрока, и велел Саше подстричься. Вскоре Вуячич продолжил карьеру уже в Турции, так что Маше приходится приезжать к нему уже туда.

Удивительно, но именно Саша стал единственным мужчиной, от которого Шарапова услышала предложение руки и сердца. И она сразу же сказала «да». Все проходило в очень романтической обстановке – в годовщину их первой встречи, во время барбекю на калифорнийском пляже в доме их друзей. «Это было как во сне, — рассказал Саша журналистам. — Я попросил Марию выйти за меня замуж, а она согласилась. Я, как истинный джентльмен, оставил Маше право выбора даты свадьбы». И Шарапова решила, что замуж она выйдет сразу по окончанию этого теннисного сезона у женщин, свадьба состоится 10 ноября в Стамбуле.

Нынче Мария занимает вторую строчку в рейтинге WTA, и прошлый сезон, и начало этого можно называть успешным – Шарапова была в финалах Уимблдона и Открытого чемпионата Австралии, Майами и Индиан-Уэллс, хотя все эти матчи за титулы Маша проиграла. Заговорили даже о том, что у спортсменки появился страх перед финалами. Однако сама Шарапова это отметает: «Я не боюсь проиграть. Просто, у меня что-то не получалось в этих матчах, я постоянно делала очень много ошибок».

Она не скрывает, что благополучие на личном фронте все же успокаивает ее: «Конечно же, я не могу играть профессионально в теннис вечно, хотя надеюсь, что моя карьера будет развиваться еще долго. Но с возрастом становится все труднее выступать на столь высоком уровне. Поэтому я рада, что у меня есть Саша, на самом деле мы с ним очень домашние люди, любим оставаться вдвоем и проводить вечера дома. Это прекрасно, что мы нашли друг друга. Так что когда мы оба закончим карьеру, то сможем проводить все время вместе».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Sharapova.ru, «Теленеделя», «Итоги», «Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты