Марки Рамон: «Я не считаю себя легендой»

0

Барабанщик Марк Стивен Белл, с мая 1978-го гордо носящий сценический псевдоним Марки Рамон, остается последним живым напоминанием о самой трудолюбивой, самой неутомимой из панк-групп. Да что там — журнал Spin однажды поставил Ramones вслед за The Beatles в рейтинге главных рок-групп в истории.

Как думаете, почему вас так любят слушатели?
Марки Рамон: Не знаю. Может это энергия музыки, или смысловая нагрузка песен. Меня приятно удивляет большое количество молодежи на моих концертах, их, думаю, в первую очередь привлекает энергия. В этом весь секрет.

Сегодня панк не особо популярен среди молодежи, почему?
Марки Рамон: Да, он не повсеместно, но я бы сказал, что у каждого жанра находится своя аудитория.

Во времена расцвета панк-музыки она неизменно ассоциировалась с сумасшедшим образом жизни. Сегодня же молодежь очень сфокусирована на здоровом образе жизни. С вашей точки зрения, это хорошо или плохо?
Марки Рамон: Сегодня очень много молодых людей, которые употребляют наркотики. Разница лишь в том, что сегодня их им выписывают врачи, опять же таблетки типа стероидов, которые они пьют ради красивого тела. Более того, я считаю, что современные наркотики намного опаснее чем те, что были во времена моей молодости. Но тут сложно рассуждать на самом деле. Тогда не стояла так остро проблема ожирения, как, например, сегодня из-за увлечения молодежи фаст-фудом. Но в 70-е, когда начиналась вся эта заварушка с Ramones и вообще с панком, мы были очень молоды, 18-19 лет. Мне нравилось только выпивать, если честно. Я никогда не курил сигарет, не употреблял наркотиков. Мне кажется, что очень важно дистанцироваться от этого дурного влияния. И также я считаю, что для молодых очень важно образование.

Каково — быть живой рок-легендой?
Марки Рамон: Я просто парень из Бруклина, которому повезло. У нас, кстати, было очень много русских на районе. Мне не нравятся слова типа «легенда». Мы все — обычные люди. Я просто считаю, что чем больше ты работаешь над собой, тем больше ты можешь достичь. И я знал многих людей из России, и когда я узнавал, через что им пришлось пройти и чего они смогли достичь, я был потрясен.

Какие они, русские в Нью-Йорке?
Марки Рамон: Они сочетают в себе то, какими они были, и то, что он приобрели уже здесь. Неплохо проводят время, тусуются, и, что мне кажется самое главное, продолжают оставаться собой.

Не устал ли ты исполнять старые хиты Ramones?
Марки Рамон: Никогда. Я решил стать музыкантом, когда мне было 12, это уже в крови. Кроме того, я разбавляю это другими занятиями – например, у меня свое радиошоу, которое транслируется в 50 штатах, и я хожу на всякие встречи, даю лекции, где встречаю своих фанатов и напрямую общаюсь с ними, и мне это чертовски нравится.

Почему вы до сих пор продолжаете играть только на барабанах и не переключились, например, на пение?
Марки Рамон: Я всегда за барабанами, никогда не пел, и не буду, у меня это плохо получается. Мы исполняем больше 30 песен Ramones, это именно то, что хочет услышать зал.

Следите за новыми музыкантами, кого бы посоветовали послушать?
Марки Рамон: Есть группа Gallows из Лондона, группа Peras, также мне нравится то, что делают ребята из Rancid, у них скоро выходит новый альбом. Нужно просто держать уши открытым и всегда можно найти что-то клевое и новое. С Rancid вообще отдельная история. Мой второй сольный альбом продюсировал Ларс, гитарист из Rancid. Это было неким миксом Ramones, Rancid, New York Dolls.

Готовите ли какие-нибудь сюрпризы к новым концертам?
Марки Рамон: Никакой болтовни, просто «раз-два-три-четыре» и поехали, без остановки, песня за песней, это как своего рода марафон. Никаких остановок – вот и весь сюрприз.

Какие бы песни из вашего персонального плейлиста вы бы порекомендовали?
Марки Рамон: Rock’n’roll High School, Pet Sematary, которую записывали к фильму по Стивену Кингу, Rockaway Beach, и, конечно, Blitzkrieg Bop. (все песни Ramones – прим. Metro).

Последний из могикан

RamonesRamones — одни из самых первых исполнителей панк-рока, оказавших влияние как в целом на этот жанр, так и на многие другие течения альтернативного рока. Название группа получила из-за взятого всеми участниками группы псевдонима Рамон. Происхождение фамилии Рамон связано, во-первых, с Полом Маккартни, который в ранние годы группы The Beatles (тогда ещё The Silver Beatles) выступал под псевдонимом Пол Рамон, во-вторых, с тем фактом, что в Нью-Йорке фамилия «Рамон» ассоциировалась с членами латиноамериканских банд.

В Ramones Марк пришёл в мае 1978 года, после ухода из группы Томми Рамона. Музыкант играл на ударных с Ramones целых 15 лет. Он покинул группу в 1983-м, вскоре после записи диска, из-за постигшей его беды, алкоголизма (или, «чтобы бороться со своими демонами», как он сам выразился). Он вернулся в 1987-м и играл с группой вплоть до ее исчезновения в 1996-м.

После распада Ramones Марки играл с Rancid. Затем он вместе с гитаристом и вокалистом Скинни Бонсом, который ранее написал несколько песен для Ramones, основал группу Marky Ramone And The Intruders, куда также вошли гитарист Рэтбой и басист Джонни Пизано. В 1995 году Марки в анимационном обличии вместе с группой Ramones появился в эпизоде мультсериала «Симпсоны». В 1996-м Марки вместе с Ди Ди Рамоном и его женой основан ностальгический проект под именем The Ramainz, где они играли песни группы Ramones ради собственного удовольствия.

Через несколько лет после развала группы не стало нескольких ее участников. Сначала от рака лимфатической системы умер Джоуи Рамон, следом от передозировки героина Ди Ди Рамон и последним от рака сгорел Джонни Рамон. Спустя 10 лет после смерти Джонни Рамона, от рака желчных протоков скончался последний участник первоначального состава группы Томми Рамон.

Вместе с четырьмя ныне покойными участниками оригинального состава Ramones Марки был включен в Зал славы рок-н-ролла, а шесть лет назад, уже в качестве последнего из могикан, получил за всех пятерых почетную премию «Грэмми» за прижизненные достижения.

Ася Гельман, Metro

Поделиться.

Комментарии закрыты