Мартина Навратилова: «Я всегда была среди тех, кто борется за выживание»

0

«Делай, что любишь, и люби то, что ты делаешь, — любит повторять Мартина Навратилова. — Слишком много людей в мире занимаются нелюбимым делом лишь потому, что это приносит им больше денег. Или потому что это престижно. Но счастливы они никогда не будут…» Ее жизнь стала своеобразным протестом против устоев общества.

Победы над «врагами социализма»

Мартина Навратилова родилась 18 октября 1956 года в Праге. Ее настоящей фамилией была Субертова, но сама теннисистка узнала об этом лишь после собственного совершеннолетия. Все потому, что ее настоящий отец покончил жизнь самоубийством, когда ей был всего годик, а мама девочки не захотела ей об этом рассказывать. Мартину тогда взяла на воспитание бабушка — Агнесса Семански, известная в прошлом чешская теннисистка. Именно она подарила Мартине первую ракетку и записала в теннисную секцию. «Я помню, как впервые вышла на настоящий корт, рассказывала спустя много лет Навратилова. — В тот момент, когда я ступила на скрипящий красный грунт, почувствовала этот хруст у меня под кроссовками, ощутила радость от удара по мячу через сетку, я поняла, что попала в нужное место. Мне было, наверное, всего шесть лет, но я помню все так, словно это было вчера».

Ее первым тренером стал Мирослав Навратилов, который, познакомившись с матерью своей ученицы, влюбился в нее с первого взгляда и предложил руку и сердце. Он вложил много труда в то, чтобы сделать Мартину хорошей теннисисткой. Еще ребенком она слышала от него: «Когда-нибудь ты станешь первой на Уимблдоне». И успехи Навратиловой не заставили себя долго ждать: в восемь лет Мартина выиграла официальный турнир для детей до 12 лет. Вскоре она с головой окунулась в теннисную жизнь, переезжала с одного турнира на другой, по нескольку месяцев в году проводила в Америке. Мартина привыкла к «Макдональдсам» и супермаркетам, а потому возвращаться домой в Чехословакию было для нее настоящей пыткой. На родине ей постоянно приходилось получать специальное разрешение ЦК компартии на то, чтобы представляnm свою страну за рубежом. А когда она впервые выиграла Открытый чемпионат США и получила чек на 50 тысяч долларов, чиновники из Праги просто отобрали этот гонорар, дабы спортсменка не привыкла к империалистическим деньгам. Однако премию от руководства за победу над «врагами социализма» Навратилова тогда все-таки получила – ей досталось «целых» 200 долларов.

Это вывело из себя Мартину. Посоветовавшись с отчимом, она приняла решение эмигрировать в США и 5 сентября 1975 года обратилась в иммиграционное управление в Нью-Йорке с просьбой о получении разрешения на временное проживание. На пресс-конференции девушка заявила: «Я хочу быть свободной. Всем, кто жалуется на жизнь здесь, я бы посоветовала посетить какую-нибудь соцстрану. Те, кто выходит здесь на демонстрации протеста, — сумасшедшие!» В СССР в те годы Навратилову величали не иначе как Невозвратилова.

Перебравшись в США, Мартина стала завсегдатаем «Макдональдса», поправившись за несколько месяцев на 15 кг, что стало поводом для журналистских насмешек. Один из теннисных обозревателей Бад Коллинз даже язвительно отозвался о Навратиловой как об «очень обширной надежде». Но теннисистка тогда взяла себя с руки, обзавелась собственным диетологом. Сбросив лишний вес, она начала череду своих фантастических выступлений на корте, которая сделает ее первой ракеткой мира. Сегодня ее умению держать вес могут позавидовать многие молодые коллеги. И все же скандальная слава никогда не оставляла Мартину.

Любить и быть любимой

«С раннего детства я всегда любила женщин, — откровенничала Навратилова после того, как перебралась в США. — Мне нравились их мягкость, податливость, нежность. Когда я, совсем еще девчонка, приехала на турнир в Америку, то с удивлением обнаружила, что в этой стране гомосексуализм не считается каким-то преступлением или пороком. Для меня это было открытием. И я решила остаться в Соединенных Штатах. Хочу любить и быть любимой, ни от кого не скрываясь».

Навратилова закрутила роман с известной американской теннисисткой Билли Джин Кинг. Они вместе тренировались, а потом объединились для выступлений в паре. Спустя некоторое время у Мартины появилась новая пассия – гольфистка Сандра Хейни. Именно она после первой их ночи попросила Навратилову перекраситься в блондинку. Их роман длился три года, это время принесло Мартине счастье в личной жизни и громкие спортивные победы. 10 июля 1978 года Навратилова впервые возглавила список лучших теннисисток планеты.

Но совсем скоро в карьере спортсменки началась черная полоса. Поговаривали, что причиной тому были «семейные» неурядицы. Сандра настаивала на том, чтобы Мартина постоянно была рядом с ней, а для самой Навратиловой игра в теннис все же стояла на первом месте. Расставания на время турниров она переносила вполне спокойно, в то время как Хейни мечтала заниматься любовью каждый день. В конце концов, Мартине пришлось выбирать: или спорт, или личная жизнь.

Она, конечно же, выбрала теннис, но разрыв с Сандрой дался ей нелегко. Навратилова оказалась в больнице с нервным расстройством, а когда вернулась в Техас, где жила, с ней встретился корреспондент «Дейли ньюс». Обычно скрытная Мартина вдруг выложила журналисту все, что было у нее на душе: «До недавнего времени у меня не было нужды анализировать свое поведение. Я была импульсивной и поступала в соответствии со своими чувствами. Меня всегда окружали близкие друзья, и я как-то не особенно задумывалась о жизни. Да, я лесбиянка. Не понимаю, почему гомосексуализм, скажем, Элтона Джона, никого в мире не смущает, а мой вызывает раздражение! Поймите, я не провокатор. Просто меня так воспитали, что не могу быть неискренней. Говорят, что это неплохо — рано или поздно выговориться: в это время, дескать, можно узнать больше о себе. Не совсем с этим согласна. Хотя мой родной отец и покончил жизнь самоубийством, я всегда была среди тех, кто борется за выживание».

Спустя три дня «Дейли ньюс» вышла с огромным, на всю полосу, заголовком: «Мартина Навратилова: “Я лесбиянка и горжусь этим!”» Возмущению американской общественности не было предела: когда Мартина выходила на корт, с трибун неслись проклятия и оскорбления в ее адрес. Несколько крупных компаний разорвали с теннисисткой крупные контракты из-за ее «аморального поведения». В то время Навратилова еще не имела американского гражданства, а потому в Сенате США даже стали раздаваться голоса о том, чтобы немедленно выслать Мартину из страны. Этого спортсменка никак не могла допустить, а потому вскоре в прессе появились фотографии, где она целуется с мужчинами. Страсти поутихли, и Навратилова вновь переключилась на женщин.

В ее жизни появилась новая любовь — писательница Рита Мэй Броун. Они прожили вместе два года, которые Рита потом опишет в своей книге, ставшей в Америке бестселлером. После того, как и этот ее союз распался, Мартина познакомилась с массажисткой Нэнси Либерман: она помогла Навратиловой оправиться после очередного тяжелого Уимблдонского турнира.


В постели с Мадонной

Через шесть лет после подачи документов в иммиграционную службу, Навратилова получила, наконец, долгожданное американское гражданство. Это позволило ей оформить подобие брачного контракта с ее новой спутницей – бывшей «Мисс Техас» Джуди Нельсон. Она была старше Мартины и воспитывала двоих детей от первого брака. Эта связь Навратиловой продлилась целых семь лет. Все эти годы теннисистка согласно контракту выплачивала Джуди половину своих доходов. Но, в конце концов, Мартине надоела эта жизнь, состоявшая из совместных прогулок и походов по магазинам. Нельсон же и не думала расставаться с роскошью и солидным счетом в банке: она подала в суд на свою любовницу. В результате, Мартине пришлось выплатить бывшей спутнице 5 миллионов долларов. «За годы, проведенные с Джуди, я многому научилась, — признавалась Мартина. — И больше не верю в сумасшедшую любовь. Отныне любовницы для меня — это как гигиенические салфетки: я беру их, использую и выбрасываю».

После этого разрыва «донжуанский» список Мартины стал расти, как снежный ком. Она встречалась с пышногрудой горнолыжницей Синди, которую затем сменила певица Кэти Доун Ланг. Позднее в постели Навратиловой побывали исполнительница рок-музыки Мелисса Этеридж и даже Мадонна.

В какой-то момент Мартине вновь захотелось семейной жизни: с чешской красавицей Дандой Яролжмек она даже решила завести ребенка. Причем отцом его Навратилова мечтала видеть легендарного хоккеиста Уэйна Гретцки. Но обзавестись наследниками теннисистке не судилось: знаменитый итальянский хирург-гинеколог Северино Антинори, специализировавшийся на искусственном оплодотворении женщин преклонного возраста, отказался помочь Мартине. Он был убежденным католиком, а потому не представлял, что ребенка может воспитывать супружеская пара, состоящая из двух женщин. На его сторону стала и остальная американская общественность.

Говорят, что у Навратиловой были романы не менее, чем с сотней женщин, но сейчас она поняла, что единственное существо, которое ее никогда не бросит и не предаст – это собака.

«У меня больше морщин, чем титулов»

Как бы кто ни относился к личной жизни Навратиловой, нельзя отрицать, что она является едва ли не лучшей теннисисткой всех времен. Список ее достижений – это словно выдержки из Книги рекордов Гиннеса. Мартина завоевала 354 титула, 167 из которых были в одиночном разряде. Это абсолютный рекорд в теннисе. 18 раз Навратилова побеждала на турнирах «Большого шлема», 331 неделю она пребывала в ранге первой ракетки мира (лучший показатель только у Штеффи Граф – 377 недель). Целых двадцать лет Мартина была в десятке лучших теннисистов планеты, а в сезоне 1983 года она установила просто уникальное достижение: из 87-ми сыгранных ею матчей Навратилова проиграла только лишь один.

В 1994 году Навратилова решила завершить выступления. Официальные проводы состоялись на кортах нью-йоркского «Мэдисон Сквер Гарден», где спортсменка побеждала 18 раз в личном и парном разрядах. Но спустя пять лет уроженка Чехии вернулась на корт, опровергнув свое старое прозвище Невозвратилова. Дебют в качестве телекомментатора побудил Мартину в 1999 году вернуться в спорт. «Меня пригласили озвучить матчи Уимблдона, — вспоминает спортсменка. — “Проклятие! — сказала я себе, — ведь мне по силам играть не хуже большинства этих девчонок. Теннисному мячу все равно, сколько мне лет“». Для того чтобы войти в форму, Навратиловой потребовался год. Второй раз она закончила карьеру в сентябре 2006 — и, разумеется, на победной ноте: ей было 50 лет, когда она выиграла очередной титул в смешанном разряде на US Open вместе с Бобом Брайаном.

«У меня больше морщин, чем титулов, — говорит легендарная теннисистка. — Пришло время остановиться. Хочется отдохнуть, пожить обычной жизнью. После того как ушла из тенниса, я получила лицензию пилота. Кроме того, я принимаю участие во многих мероприятиях, связана с бизнесом. Времени на личную жизнь совсем нет. У меня были разные периоды. Было, когда я боялась оставаться в одиночестве и клала себе под подушку пистолет в Далласе. Теперь же получаю удовольствие, находясь в одиночестве у себя дома».

У Навратиловой много самых разных увлечений. Она обожает горные лыжи и бродвейские мюзиклы, пишет книги. Помимо различных воспоминаний спортсменка издала и несколько детективов, один из которых – «Тотальная зона», посвященный, конечно же, теннису, — очень популярен на Западе. А еще Мартина освоила столярное дело, став краснодеревщиком: «Я в восторге от ощущения, что могу что-то сделать своими руками. Безусловно, мне не стать таким же хорошим столяром, какой я была теннисисткой. Но когда я сама сделала свой первый табурет, это принесло мне просто море удовольствия».

Хотя Навратилова и считает себя американкой, она не забывает о своей родине. Через десять лет после своего побега в Штаты, она вновь приехала в Прагу, где должна была выступать в матче Кубка Федераций между сборными США и ЧССР. И несмотря на то, что Мартине пришлось играть против своих соотечественниц, трибуны встретили ее бурной овацией. Выиграв свой матч, теннисистка горько плакала в раздевалке. «Я американка, — твердила она сквозь слезы. – Но у меня все же чешское сердце». В начале 90-х Мартина побывала в гостях у президента Чехии, презентовав ему… самокат. «У господина Гавела очень большой замок, и я подумала, что на самокате ему будет проще по нему передвигаться», — заявила тогда теннисистка. Она всегда следила за политической жизнью своей родины, где тоже никогда не забывали о знаменитой спортсменке. В этом году Мартине Навратиловой вернули чешское гражданство.

Сейчас в голове этой женщины множество планов: «Мне хотелось бы поехать в Антарктиду или совершать другие безумства. Человек может достигнуть любых вершин, если будет верить в себя, а не тому, что говорят завистливые люди. Что бы ни случилось, никогда не позволяйте никому влиять на ваш выбор. Мне это удалось, и я ни о чем в своей жизни не жалею».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты