Мел Гибсон: «Для подвига нужны самоотречение, смирение и любовь»

0

Мел Гибсон, чей фильм «По соображениям совести» о Десмонде Доссе претендует в 2017 году на «Оскар», рассказал о работе над картиной и о том, что такое настоящий героизм.

До того, как вы занялись «По соображениям совести», вы не снимали лет десять. Каковы были ощущения?
Мел Гибсон: Пристегните ваши ремни.

Так просто?
Мел Гибсон: Ну, не совсем. У нас не было достаточно средств и времени для создания такого масштабного фильма. Иногда я ловил себя на мысли – как же я все это сделаю? Но в одном я был уверен, что когда появятся деньги и время, я смогу это сделать и сделаю хорошо. Просто надо действовать быстро и энергично и вести себя так, словно все будет супер. Ты не можешь знать наверняка. Многие вещи невозможно контролировать. Я действительно доволен результатом, да и зрители были добры к нам. Очень многие говорят примерно такие слова: «Такие фильмы раньше часто снимали».

Не только зрители, но и Голливуд был добр к вам. Вы получили номинацию на «Оскар». Вы этого ожидали?
Мел Гибсон: Я всегда говорил, что не уверен в том, что киноиндустрия примет меня обратно с распростертыми объятьями. Не знаю, успели ли обо мне позабыть, посмотрим. Создание фильмов, которые приносят деньги, безусловно, дает вам шанс.

Когда смотришь ваши фильмы, создается впечатление, что вы любите идею о том, как кто-то жертвует своей жизнью во благо других. Почему?
Мел Гибсон: Это основной закон доблести. Когда вы видите нечто подобное – что-то достойное самопожертвования, будь это праведная война или спасение того, кого ты любишь, – это жизнеутверждающая тема, обрастающая мифами и верованиями и возвращающая нас к Майя. Истории, которые они рассказывали, сидя в пещере вокруг костра, наскальные рисунки – точно так же вдохновляли людей, как сейчас это делают фильмы. Вот поэтому мы и рассказываем истории – чтобы произвести впечатление и вдохновить, вызвать эмоции и чувства. Что меня покорило в Десмонде, это то, что он был готов отдать свою жизнь за других. Он спас 75 человек в жестоком сражении без единого выстрела. Вот это воодушевляющий поступок.

Что нужно, чтобы так поступать?
Мел Гибсон: Полное игнорирование собственного «я», смирение и любовь. Он был очень скромным. Он не хотел, чтобы о нем рассказывали. Он отклонял любые предложения. В 40-х пытались получить у него разрешение, и он ответил «нет». Потом к нему подослали Оди Мерфи от лица студии. Хэл Б. Уоллис пытался выкрутить ему руки. Но Десмонд был неумолим: «Извините. Я просто молюсь и выращиваю овощи». В итоге он передал права на свою жизнь своей церкви. И уже они решили, что его история может послужить вдохновением для других, так мы и сняли фильм.

Что вы вынесли из этой истории? Как спасать жизни на войне, не убивая?
Мел Гибсон: Я никогда не хотел выяснять это. К счастью, мне не пришлось воевать. Но я восхищаюсь теми, кто это делает, и я сопереживаю людям, которые идут на войну, хотя, многие могут этого не понять. Я должен попытаться разобраться – за последнее время я часто общался с ветеранами. По официальным данным, каждый день в США 22 парня заканчивают жизнь самоубийством, пережив военный опыт. Это неприемлемо. Наше общество не знает, как правильно вести себя с этими людьми.

У вас очень особенные отношения с Иисусом. Вы сняли один из самых успешных независимых проектов, «Страсти Христовы», а сейчас планируете сиквел. Вам никогда самому не хотелось его сыграть?
Мел Гибсон: У меня почти был такой шанс. Мартин Скорсезе присматривался ко мне, когда я был совсем молод. Он хотел, чтобы я сыграл Христа в фильме «Последнее искушение Христа». Но во время переговоров я серьезно заболел – подхватил сальмонеллу, поев испорченных устриц, и почти умирал. В конце концов, ничего не вышло. Может, в другой раз.

Рудигер Штурм, The Red Bulletin (перевод Kinonews.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты