Мерил Стрип: «Спеть в мюзикле – как исполнение мечты»

0

Легендарная Мерил Стрип – одна из самых титулованных актрис мира, только «Оскаров» два плюс еще 12 номинаций на главную голливудскую премию, — сыграла в новом мюзикле «Мамма миа!»

— Пение и танцы – не совсем то, что сразу приходит на ум, когда слышишь словосочетание «Мерил Стрип». Не страшно было соглашаться на мюзикл?

— Я участвовала в мюзиклах еще в школе, и у меня не было возможности вернуться к этому жанру со времен моей первой пьесы на Бродвее, которая тоже была мюзиклом. Это как исполнение заветной мечты. Впрочем, было бы исполнением, если бы не костюмы. Носить старомодную, иногда обтягивающую одежду, а также туфли на платформе в течение четырех месяцев было испытанием. Чтобы напялить ее на меня, требовалось семь человек! Но зря жалуюсь. Было здорово носить эту глупую одежду! И такое удовольствие — работать с музыкой! «Мамма миа!» стала для меня приглашением в детство. А то, что я не очень хорошо танцую, я оправдывала тем, что мой персонаж Донна — хозяйка гостиницы — тоже не гениальная танцовщица. (Смеется.)

— А что еще общего у вас с вашей героиней?

— Я тоже сама управляю своим домом и отвечаю за ремонт, потому что всё кругом постоянно ломается. Я тоже должна одновременно делать миллион вещей. Больше всего меня привлекло в Донне то, что она обладает внутренней свободой. Актрисам моего возраста не так часто предлагают сыграть подобных героинь.

— Увидев мюзикл впервые, думали ли вы, что вам предложат роль Донны?

— Я впервые увидела мюзикл 7 лет назад. Вся моя семья переехала в Нью-Йорк в сентябре 2001-го, представляете?! Во время теракта мои дети были в школе. Кошмар! Моей младшей тогда исполнилось 10 лет. Что было делать? Их требовалось вернуть к жизни. И я пригласила пятерых детей из школы и их мам на новый бродвейский мюзикл «Мамма миа!». После него мы все просто летали. Он напомнил нам, что такое счастье, как прекрасны люди и как хорошо на свете жить. Трудно придумать лучший тонизирующий напиток. И я написала записку актерам за кулисы, в которой поблагодарила их за радостные минуты. Но я и вообразить не могла, что через 7 лет меня пригласят на роль Донны. Несмотря на то, что мне очень хотелось сыграть эту роль, я всё продолжала спрашивать продюсеров и режиссера: «Точно ли я вам подойду?»

— Вы сказали о внутренней свободе своей Донны. В актерской профессии вы тоже предпочитаете внутреннюю свободу?

— Актерство для меня — способ найти себя в жизни других. Как это лучше объяснить? Когда я сижу в кинозале с другими зрителями и смотрю, скажем, «Спасти рядового Райана», я проживаю жизнь персонажа Тома Хэнкса, но не самого Тома. Я проживаю жизнь персонажа через призму понимания Томом этого человека. Поэтому, мне кажется, кино объединяет человечество, и актеры приносят в мир нечто важное: мы помогаем людям понять друг друга. На фундаментальном уровне. Я никогда не помню сюжетную линию фильмов, в которых снялась. Я никогда не знаю, что произойдет в следующую минуту. Если кто-то из моих детей смотрит фильм, в котором я сыграла, и спрашивает, что произойдет дальше, то я обычно ответить не в состоянии: я жила жизнью своего персонажа и не обращала внимания на сюжетную линию.

— Актер Уильям Хёрт публично рассказывал, как ему хочется, чтобы вы прожили до 90 и в этом возрасте сыграли роль 19-летней. Вот как!

— Как приятно такое слышать! Я надеюсь, что Уильям будет жив и здоров к тому времени и сам срежиссирует для меня столь необычную роль. Мои дети тогда уже разлетятся, и работать станет совсем нетрудно. Я бы хотела работать до бесконечности, почему бы нет? Это вопрос выносливости, а я по природе очень сильная. Мой идеал для подражания — Джон Гилгуд. Я работала с ним в 1985 году над фильмом «Беспокойное сердце» и была поражена свежести его подхода к раскрытию характера, его аппетитом к работе и… к сплетням. (Смеется.) Я его обожала! Дай бог всем нам столько же прожить и проработать. Но наш бизнес, повторяю, жесток к пожилым женщинам.

— Ваш идеальный день на съемочной площадке?

— Короткий. Я не люблю вынашивать роль. Не люблю много репетировать. Но буду, если это надо другим актерам. Со временем, у меня выработался свой стиль — мне нравится снимать без репетиций. Мне нравится, чтобы все актеры были подготовлены и первые три пробы снимались не с дублерами, а с настоящим актерами, потому что часто случается, что самый лучший кадр — это именно первый.

— Не обойтись без вопроса о системе Станиславского.

— С этим — к Де Ниро. Это он поборник системы Станиславского в современном кино. Мне нравится работать с ним больше всего на свете. Мы разбираем каждую деталь. Мы с ним заходим в такие дебри, что камня на камне не остается.

— А с Николсоном разве не так?

— Джек, как и я, не любит делать «домашнюю работу». Он тоже обожает просиживать задницу.

— Насколько тяжело сочетать карьеру актрисы и воспитание детей?

— Я не считаю достижением быть одновременно актрисой и матерью. Достижение — быть корпоративным адвокатом. Вот это действительно трудно. Я знаю всего лишь несколько таких преуспевающих женщин. Но у меня легкая жизнь по сравнению с жизнью поколения моей мамы. Мечты женщин того времени не выходили за пределы их дома. Мне проще, чем моей маме: у меня есть деньги, я могу работать не всё время. У меня есть средства на то, чтобы нанять нянь. В целом, к детям актеров теперь терпимо относятся и на съемочной площадке. Я могу работать по четыре, по пять месяцев, а потом столько же отдыхать. Я не могу представить себе, что кому-то приходится пахать по 50 недель в году. Актерство и семья совместимы. Хотя есть и обратная сторона медали. Однажды мои детки пришли на съемочную площадку фильма «Смерть ей к лицу», когда меня, вернее, подменяющий меня манекен сбросили с лестницы, а я просто подбежала и легла на то место, куда надо было упасть. Но дети подумали, будто сбросили меня! Им тогда было 7 и 10. Они так ревели!

— То есть, вы практически идеальная мать? А вот вы, например, любите готовить?

— Я готовлю отвратительно. Но в последнее время получше, потому что, уже после «Мамма миа!», сыграла легендарную Джулию Чайлд. Фильм выйдет вскоре, назван «Джулия и Джулия». Для непосвященных: моя героиня написала кулинарную книгу, научившую Америку — привыкшую к гамбургерам, «Кока-коле» и картошке-фри в дешевых столовках — ценить французскую кухню.

— В фильме ваша героиня выдает дочку замуж. А вы думаете о том времени, когда ваши дочки выйдут замуж?

— Надеюсь, когда день X настанет, я смогу устоять на ногах. Мне кажется, что важность свадебного дня осознают именно мамы, а не невесты.

Нелли Холмс,
«Русский Newsweek»

Поделиться.

Комментарии закрыты