Михаил Водяной: «король оперетты»

0

Все запомнили его как Попандопуло. Именно этот герой из популярной кинокомедии 1967 года «Свадьба в Малиновке» и сделал артиста любимцем всесоюзного масштаба.

«Костюм я вам дарю!»

Многие, даже самые страстные поклонники таланта Михаила Григорьевича без малейших сомнений называют своего кумира коренным одесситом. И это, конечно же, не случайно, ведь творческий взлет и всенародная популярность пришли к нему именно в этом городе. Хотя на самом деле Михаил Водяной родился в Харькове 23 декабря 1924 года в семье служащего. «Ваш сын будет знаменитым человеком», — сказал однажды священник родителям Миши. Они, правда, на слова эти не очень-то и внимание обратили, хотели только знать, где их шалопай пропадает днями и вечерами. А тот был в местной церкви, где, как зачарованный, слушал хор. «В семье не без урода, — заявил как-то отец. — Мой старший сын два института окончил, а младший – все какие-то драмкружки, переодевания».

Уже в раннем возрасте Миша унаследовал от своей мамы необыкновенную музыкальность и страсть к лицедейству, которые впоследствии привели парня в Ленинградский театральный институт. Подающий надежды юноша был зачислен сразу на второй курс. Но проучился Михаил недолго, началась война, и Водяной уехал к родным, которые как раз перебрались в Кисловодск.

В 1943 году состоялся его дебют на профессиональной сцене — артиста приняли в Пятигорский театр музыкальной комедии. Из самых ярких его впечатлений того времени: в театре полно фраков, но катастрофически не хватает лаковых туфель. Но что же это за опереточный герой без лаковой обуви? Нонсенс. Нашли выход: артистам выдавали галоши. Издали они так отчаянно блестели, что при свете рампы вполне сходили за модные туфли.

В победном 1945-м Михаила пригласили во Львов. Там он сначала работал в мюзик-холле, затем перешел в оперетту, где буквально с первых выходов на сцену заявил о себе как о фрачном простаке. И только в 1953 году, когда Львовская оперетта переехала к Черному морю, Михаил Водяной оказался в Одессе, в городе, который не покидал до последнего своего часа.

Зрители его очень любили. Как-то артист работал над ролью Яшки-Буксира в «Белой акации» и долго искал костюм для своего персонажа. Возвращаясь домой после спектакля, на Дерибасовской он заметил толпу, протиснулся и увидел стилягу в экзотической рубашке с пальмами, египетскими пирамидами, в аляповатом галстуке. «Где можно достать такой костюм?» — обратился к нему Михаил Григорьевич. «Это вы, Миша?» — «Да, это я!» — «Так я вам дарю!» Стиляга тут же снял с себя галстук, рубашку и отдал их Водяному.

А еще был вообще трагикомический случай. У Михаила Водяного умер отец. Артист поехал к директору кладбища решать вопросы погребения. Услышав фамилию покойного – Водяной, директор в волнении принялся метаться по кабинету: «Боже мой! Водяной умер!» Артист искренне поверил в то, что собеседник был знаком с его батюшкой: «Вы его знали?» И услышал гневную отповедь: «А вы-то кто, молодой человек? Сын? И вы не знаете, что Водяного знал весь мир?!»

«Вы попали в яблочко!»

Режиссеры шутили: Мише достаточно только пройтись по сцене, чтобы сорвать аплодисменты и обеспечить небывалый успех представления. На самом деле, работал он, как каторжный. Ни одной роли не сыграл походя. За каждой – огромный труд, чтение книг, исторических материалов, часы наблюдений, разговоры с участниками событий. Водяной был из тех актеров, для которых невозможно просто сыграть представленные обстоятельства. Ему было необходимо «влезть в шкуру» своего персонажа.

Крепкая дружба связывала артиста с Утесовым. «Готовясь сыграть Мишку Япончика в спектакле “На рассвете”, Водяной общался с Леонидом Осиповичем, — рассказывает Фаина Мушкатина, заведующая литературной частью и директор музея Одесского академического театра музыкальной комедии имени Михаила Водяного. — Тогда еще был жив младший брат Михаила Винницкого, того самого Мишки Япончика. Но именно Леонид Осипович детально поведал, как легендарный бандит одевался, ходил, двигался. Утесов был знаком с Мишкой и любил рассказывать о том, как работал в Большом Ришельевском театре (в советское время в этом здании на углу Колодезного переулка работал кинотеатр имени Короленко), где посетителям не рекомендовалось оставлять в гардеробе пальто и калоши (представляете обстановочку?). Мишка Япончик со своей бандой часто вламывался на представления, и публика в ужасе разбегалась.

Однажды пришел Утесов в театр, а его партнер нервно курит у входа и говорит: “Ледя, твой фрак украли ребята из банды Япончика, тебе не в чем играть!”. Утесов, не мешкая, побежал в кафе Фанкони, где днем Мишку можно было застать, и сказал ему: “Мишка, что ты делаешь? Я артист, у меня семья, дочка маленькая, мне играть не в чем!”. “Будет тебе фрак!” — ответил Япончик. Вернувшись в театр, Утесов встретил того же партнера, который не менее нервно сообщил, что уже принесли восемнадцать фраков на выбор, разных цветов. Когда Утесов увидел Водяного в роли Мишки Япончика, он не скрывал слез восторга». А после одного из спектаклей к артисту подошел пожилой человек и, не представившись, сказал: «Товарищ Водяной, я сегодня видел вашу игру. Когда-то я работал у Миши. Должен сказать, что вы попали в яблочко».

Приезжая в Москву, Водяной всегда до глубокой ночи рассказывал Утесову об Одессе. А чтобы мэтр не вздыхал так тяжело после «одесских» рассказов, Водяной привез на его 70-летие надувной шар, «заполненный одесским воздухом», и бутыль с водой из «Ланжерона»: «Мы привезли то, чего вам так не хватает в Москве».

Утесов потом писал об артисте:
«Ты одессит, Миша, не урожденный,
Где появляешься,
там сразу смех царит.
Одессит каждый
в тебя влюбленный,
Ты по таланту настоящий одессит».

Пластичный, стройный, потрясающий

Его называли «королем оперетты», ему первому среди мастеров легкого жанра было присвоено самое высокое звание — народного артиста СССР. Впрочем, даже если бы у него не было никаких регалий, на народной любви это вряд ли отразилось бы. Рассказывают, что однажды артист опаздывал на спектакль, и пилоты посадили рейсовый самолет на военном аэродроме вместо обычного аэровокзала. Что самое интересное, никто из пассажиров не возмутился: ведь они летели с самим Попандопуло!

И не секрет, что благодаря своей необыкновенной популярности именно Водяному удалось добиться построения нового здания музыкального театра в Одессе. Конечно же, театральная общественность понимала, что строили это здание именно под Водяного. Ведь на спектакли с его участием билеты раскупались мгновенно, и старое здание театра уже не могло вместить всех желающих. Хотя многочисленных поклонников таланта Михаила Водяного не могли вместить даже самые престижные концертные площадки страны.

«Он был везде потрясающий, — вспоминает Фаина Мушкатина. — Пластичный, стройный, он умел носить фрак. Последний раз я его видела, когда он сидел, загримированный в Тевье-молочника к спектаклю “Скрипач на крыше”. Эта роль, по мнению специалистов, стала, пожалуй, самым совершенным, самым глубоким созданием Мастера. Он шел к ней почти 20 лет. Гастроли в Киеве, когда шесть дней с потрясающим аншлагом шел “Скрипач”, были подлинным триумфом артиста».

Михаил Ульянов вспоминал, что как раз в эти дни был в Киеве. Уже собравшись уезжать и купив билет на поезд, решил зайти в театр минут на десять, чтобы посмотреть на Водяного в роли Тевье (фильм с Тевье-Ульяновым тогда уже был снят). В этот вечер артист никуда не уехал. Свободных мест в театре не было — он простоял весь спектакль, а по окончании подумал: «Если бы я видел, как играет Водяной, я бы никогда не играл эту роль».

«Водяной был настолько популярен в народе, что пройти с ним вместе по улице было непростым занятием, — вспоминала Маргарита Криницина. — Его моментально узнавали, сразу же образовывалась толпа, и он иногда часами подписывал автографы, выслушивая признания чересчур назойливых поклонников. Ему и в любви объяснялись, и за советами обращались, и даже самое сокровенное не боялись доверить. Он внимательно всех выслушивал, иногда что-то советовал. Ну а по-настоящему был предан только одному человеку — своей жене».

«Зачем вы стреляете в безоружное сердце?»

Маргарита Демина и Михаил Водяной встретились и познакомились еще на сцене Львовской оперетты. В любви артист объяснился словами своего персонажа. Однажды после спектакля «Принцесса цирка» Маргарите принесли за кулисы цветы и торт. На коробке рукой Михаила было написано: «Любимой Мабль от любящего Тони». Она удивилась: надо же, на сцене столько раз признавался в любви её героиням, а в жизни постеснялся! Крышку от коробки женщина сохранила на память.

Они прожили вместе с Водяным целых тридцать лет. Маргарита Ивановна, по свидетельству коллег, была умной, очень приветливой и гостеприимной женщиной. И все неприятности, которые довольно часто порой неожиданно обрушивались на Михаила Григорьевича, старалась разделить с ним поровну.

В 1979 году Водяной стал директором Одесского театра музыкальной комедии. Друзья отговаривали. Но он сказал: «Я понимаю, какой это груз, но ведь там могут назначить случайного человека, который погубит театр!» И началось – административные, хозяйственные, репертуарные, гастрольные дела, вопросы, проблемы. Окунуться во все это артисту, человеку с совершенно особой эмоциональной, сердечной, интеллектуальной организацией! Но у него получилось. Более того, именно по его инициативе артисты в годы его директорства сыграли огромное число бесплатных шефских концертов. Порой он слышал: «Ну, Михал Григорьич, зачем нам эта Тмутаракань?» Ответ Водяного был один: «Там тоже люди живут, и они тоже хотят радости».

Все бы радости ему, ворчали недовольные. Это уже после смерти один из актеров буквально во всех кармашках его сценических костюмов обнаружит таблетки нитроглицерина – никому он не говорил о проблемах с сердцем. Да и вообще тему здоровья не обсуждал. Даже когда перенес несколько инфарктов, когда началась травля артиста. Кто оказался ее инициатором, скорее всего, узнать не удастся никогда. Но втянутыми в нее оказались не только некоторые влиятельные знакомые, но и ученики Водяного. Поговаривали, что два обкомовских клана не поделили между собой сферы влияния, а артист невольно оказался в близком окружении одного из них. Уголовное дело против Водяного состряпали быстро: тут и заговор, и растление малолетних, и уголовщина. В театр зачастили комиссии с проверками. В квартире Михаила Григорьевича раздавались звонки: «Ну что, не сдох еще?» Некоторые коллеги поспешили с лозунгом: «Театр без Водяного!» Травила артиста не только местная пресса, но и центральная.

А он, превозмогая боль и унижения, вышел на сцену. Не зная, как это воспримет публика. И она встретила оглушительной овацией. Прав был один из защищавших Водяного на суде: «Зачем вы стреляете в безоружное сердце? Народ вам не простит этого!» Уголовное дело распалось. Некоторые лжесвидетели сами покаялись в подлости. Но Водяной так и не восстановился после этой трагедии.

Не стало всенародно любимого артиста 11 сентября 1987 года. Ему было 62 года. Через три дня тысячи людей пришли к зданию театра музыкальной комедии – легендарной Одесской оперетты. В самом театре собрались все местные чиновники. Внезапно в комнату влетел глава городской милиции: «Умоляю, разрешите прекратить доступ людей! Мы больше не можем сдерживать толпу, еще немного и нас просто сомнут!» И тут все услышали голос красивой и очень печальной женщины: «Я хочу, чтобы проститься с Мишей смог каждый, кто пришел». И так она это твердо сказала, что возразить вдове никто не посмел. В этот день Одесса хоронила народного артиста Советского Союза Михаила Водяного.

Демина продолжала играть в театре. Самой трудной ролью Маргариты стала роль самой себя в спектакле «Бал в честь Короля», поставленном в 1992 году в память о Михаиле Водяном. Каждый спектакль приносил боль. Но Демина никогда не отказывалась от выхода на сцену, даже когда была больна. На последнем спектакле «Бала» она плохо себя чувствовала, просила партнера поддержать ее, боялась упасть. На следующий день отметили ее 77-летие, а на завтра завлит театра, не дождавшись ответа на телефонные звонки, забила тревогу. Вечером взломали дверь: бездыханная Маргарита сидела в кресле перед портретом мужа, как будто к нему собралась. Как просила Демина, ее прах покоится в одной могиле с Михаилом Водяным.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Вести», «Сегодня», «Зеркало недели», «Киевский вестник»

Поделиться.

Комментарии закрыты