Михаил Жигалов: «Когда-то лирик во мне победил физика»

0

«Я по гороскопу Телец, солидный, серьезный, терпеливый, — говорит актер. — Но когда уже что-то достает, тогда всё – пелена на глаза, как у быка, и тут меня не остановить. Я готов изменить все».

«Если ты можешь жить без театра, то там тебе нечего делать»

Михаил Жигалов родился 2 мая 1942 года в Самаре, куда была эвакуирована его мама. «В роддоме ей было непросто: когда она ложилась спать, клала меня на грудь, а в руке держала палку, чтобы отмахиваться от крыс, — рассказывает актер. — Говорили, одна мама не усмотрела и… А пеленки она сушила, оборачивая вокруг себя». После войны мама с Мишей вернулись в Москву: «Тогда был кошмарный ужас. И только у ленивого пацана в центре Москвы не было в кармане ножа, а то и вовсе пистолета. Участковых убивали на каждом шагу. Все районы делились на настоящие банды, и все мы были при них. В каждой семье кто-то да сидел в тюрьме. Криминал был жуткий. Но я вспоминаю это время как самое прекрасное! Я ничего не боялся, всё было родным и знакомым. Подскочил на ходу на ступеньку трамвая – вот тебе и аттракцион!»

И вот тогда детям прививали настоящую культуру театра, которая была просто чудом для такого мальчишки, как Михаил. Папа с мамой работали с утра до ночи, сыном им заниматься было некогда, жили в бараке. Жигалов ходил в Дом пионеров, участвовал в театральной самодеятельности. И парню безумно повезло с педагогом: «Как сейчас помню, Таисия Васильевна Яковлева. Она нам прививала любовь к самому замечательному в театре – это к процессу, репетициям, этюдам. Спектакли мне были менее интересны, чем подготовка к ним. Так оно и по сей день. Она нам не говорила, что театр – это афиши, публика, кассы. Она повторяла: “Театр – это ужасная, неблагодарная, адская работа. И если ты можешь жить без театра, то там нечего делать”. Я тогда ей поверил, и сейчас согласен с ней».

Отец Жигалова был полковником, из деревни родом, считал, что в мире существует только две приличные профессии – агроном и инженер. Мол, остальное – ерунда. Он был уверен, что при жизни должен увидеть, как его сын получил одну из этих профессий, а потом – делай, что хочешь. Так и произошло. Даже притом, что Михаил собирался на истфак, увлекался историей, папу не ослушался – поступил в Московский институт химического машиностроения. Окончил его, первые годы работал с удовольствием: разрабатывал по французской лицензии таблеточные машины, ездил в Европу, за опытом. А тут должен был ехать на стажировку в Англию и отказался: «Мне вдруг всё это перестало быть интересным. Технарь во мне умер. Лирик победил физика. Спасали только походы в театр, особенно на плохие спектакли.

Если постановка была хорошей, артисты играли отлично, я пребывал просто в умиротворении. А когда спектакль не ладился, я видел ошибки, накладки, хотелось вскочить и переиграть какой-то эпизод. Выходил в хорошем смысле больным после такого театра. В конце концов, сам себе сказал: “Ты мужик или как? Что слюни распускать?!” Представил себя через пару десятков лет: эдак сижу начальником отдела в НИИ и рассуждаю – вот я бы да мог бы, да на сцене, да Шекспира! Как только это представил, стало так противно. Всё бросил и решил попробовать себя в театре».

«Идите в свой театр и подавайте заявление об уходе»

В 1970 году Жигалов окончил драматическую студию при Центральном детском театре, где актёр проработал до 1978 года, после чего ушёл в «Современник»: «Мне уже было далеко за тридцать, и я знал, что надо уходить из Центрального детского театра, пришло время. Стал думать – куда? И понял: единственный театр, где хотел бы работать, – это “Современник”. Но кто бы тогда не хотел там работать?! Проходит месяца полтора, и раздаётся звонок – звонят по поручению Галины Борисовны Волчек. Она приглашает меня на главную роль в новой пьесе. Я сказал – надо бы подумать, пьесу почитать. Мне дали текст – “НЛО” Владимира Малягина и попросили позвонить в любое время, хоть ночью».

Жигалов отыграл в тот вечер спектакль, приехал домой, стал читать. Закончил, смотрит – два часа ночи. Думать было нечего. Актер позвонил и сказал, что согласен. После чего услышал в трубке: «А Галина Борисовна уже знает, что вы согласны. У вас с ней встреча завтра, в 11 часов». Там режиссер пояснила: «Вы меня поймите, мне нужно стопроцентное совпадение актёра с ролью, поэтому я бы хотела пробы». А после них сказала: «Идите в свой театр и подавайте заявление об уходе». И так получилось, что Жигалов сразу сыграл три главные роли подряд.

К кино он в то время относился, мягко сказать, потребительски. Сейчас понимает, что тогда был совершенно не прав: «Да, я театральный актер, им и остался. Придумал свою сортировку: есть группа театральных актеров, а есть киноактеры, и отдельная категория – театральные актеры, снимающиеся в кино. Вот я относился именно к последней группе. Кино для меня – это, чего скрывать, был хороший заработок. Того, что получали в театре, хватало только на бензин да на продуктовый магазин. Такова была советская реальность».

Жигалов уверен, что, по большому счету, современная киноиндустрия сильно не дотягивает до своего предшественника. С развалом Союза всё рухнуло и в кино, и подняться не может до сих пор. «Это касается творческих моментов, — говорит актер. — Технически кинопроизводство продвинулось вперед, но не восполнило пробелы в актерстве, в выразительности. Раньше кино было человечнее. Оно было и по производственному процессу мощнее. Несмотря на цензуру, всевозможные запреты и ограничения. А может, и в чем-то благодаря этому, ведь пытались пробиться сквозь эти стены, продвинуть новаторские идеи. Я не говорю о потоке, он был чудовищным в кино. И это были сплошь сказки, небылицы о советской жизни – всё так замечательно, а выйди на улицу, и сталкиваешься с полной противоположностью. Современный фильм тоже свои перекосы имеет – мол, стреляют чуть ли не из-за каждого угла, все и всё воруют. Но раньше режиссеры и актеры всё-таки больше старались донести какую-то правду».

«Образ одного героя эксплуатировался нещадно»

Правда, в то время самой большой проблемой Жигалова было его амплуа. Однажды его, уже известного киноактёра, не утвердили на роль командира советской подводной лодки, мотивировав отказ так: «Какой из него командир – он же каждый день на экране за водкой бегает!» И в советское время артист замечательного дарования и широчайшего диапазона играл большей частью главарей банд, террористов, уголовников – словом, тех, кого в коммунизм не берут. Намного реже – милиционеров, бывших фронтовиков или обычных работяг.

«Образ одного героя – неважно, положительного ли, отрицательного, – прилипал к актёру и эксплуатировался нещадно. Полутона не допускались, — вспоминает Жигалов. — Хороший герой не должен был играть никого сомнительного, он был безупречен, мы же тогда сплошь сказки снимали. Соответственно, актёр, который десятилетиями играл пьяниц и бандитов, не имел права изображать командира подводной лодки. Это сейчас смешно. А тогда не до смеха было. С маразмом сталкивались ежедневно. В театре спектакли обязательно принимала комиссия. Например, сдаём комедию. В зале сидят пять человек с деревянными лицами. Какое там смеяться! Они озабочены только тем, чтобы записать как можно больше замечаний. Потом начинают спрашивать: “А это что – шутка такая? На что вы тут намекаете?”»

Когда эти комиссии перестали существовать, сначала артисты вздохнули свободно. А потом наступило другое время, когда театры вдруг стали полупустыми, кино не снималось. Чёрная эпоха. Именно в то время Михаил Жигалов и Лия Ахеджакова выпустили спектакль «Персидская сирень».

«Мы всё просили Николая Коляду: “Напиши пьесу, что тебе стоит”, — говорит артист. — Через какое-то время он сказал: “Всё, есть идея”. И получилась “Персидская сирень”. Но у нас совсем не было денег. А нам нужно было платить за аренду, за декорации и костюмы. Даже на мне сэкономили: я появляюсь в плаще, который носил ещё мой отец. Премьера была в Москве, в каком-то конференц-зале. Сыграли в первый раз – не случилось. Ещё раз – опять не то. Приехали в Ярославль, в Волковский театр. И вот только там всё и произошло.

Бывает, что играешь, выкладываешься, но зритель уходит, как бы это сказать, не наполненный спектаклем. А когда спектакль “случается”, ты понимаешь, что сегодня тебе удалось что-то важное сказать – и тебя поняли. Это чувство не спутать ни с чем. В конце спектакля, когда Лия произносит последний монолог, выключают свет. И звуки аккордеона в кромешной тьме. Тогда, в Ярославле, мы даже в какой-то момент испугались: темнота, аккордеон – и мёртвая тишина. Первая мысль была – почему зрителей не слышно?! Состояние, близкое к панике. Мысли о провале. Но в это мгновение зал взорвался».

«Антарктида – это ощущение первозданности земли»

Жигалов продолжает много сниматься, появляется в разных сериалах: «Не родись красивой», «Офицеры – 2», «Дневник доктора Зайцевой», «Кордон следователя Савельева». Важной ролью для себя он считает ленту «И все-таки я люблю», где он исполнил роль генерала. Сев на съемках за руль раритетного автомобиля «Чайка», Михаил сделал для себя открытие: «Оказалось, что у этой советской машины автоматическая коробка передач!»

Когда же нет съемок, Жигалов гастролирует со своими спектаклями, так он объездил весь мир. Один из его коллег даже назвал родиной этого артиста Антарктиду. «Наверное, потому, что я там был и нахожусь в полнейшем восторге от этого места, — говорит Михаил. — С гастролями мы были в Чили, потом должны были ехать в Уругвай и Аргентину. Но в последний момент Аргентина отказалась от спектакля, сославшись на отсутствие денег. А у нас ведь расписание – вот и получилась “дырка” в две недели. Поэтому с моим коллегой и другом и его женой решили съездить на остров Пасхи и в Антарктиду. Знаете, когда вернулись в Москву, я их спросил – теперь, с сегодняшним знанием, между островом Пасхи и Антарктидой что выбрали бы? Все втроем ответили однозначно – Антарктиду!

С одной стороны, конечно, остров Пасхи – это экзотика. После его посещения, кстати, вопросов стало больше, чем ответов. А Антарктида – это ощущение какой-то первозданности земли. Это огромные горы, покрытые льдами: когда слышишь треск, поворачиваешься и замечаешь, как кусок глыбы отваливается, плеск… и поплыл айсберг. Это, пожалуй, главное – ощущение мощи природы, причем, природы, которая не замусорена ни человеческим голосом, ни отходами. Ведь все, кто работает на станциях в Антарктиде, ничего за собой не оставляют, они даже ничего не сжигают – всё собирают, и, когда приезжает новая смена, весь мусор вывозится. Неделю мы там плавали на пароходе по островам, ежедневно высаживались на берег. И перед тем, как сесть в лодку, мы в ванночках со щетками и растворами мыли сапоги, чтобы никакую грязь не занести».

Хотя и остров Пасхи тоже по-своему поразил актера. Например, тем, что там никто не обижает собак: «Ты идешь по улице, собаки не боятся людей, люди не боятся собак. Там проходил местный фестиваль: открытие – зрелищное начало, а потом торжественная часть – выступил главный спонсор. И вот, на сцене мэр города, а в этот момент к нему туда же на сцену выходит собака! Она к нему подошла, нюхать не стала, посмотрела на него и пошла дальше через сцену. Никто ее не гнал, не бил. Представляете, чтобы у нас было бы, если б мэр города и вдруг собака! Она бы только подумала дойти, ее бы уже не стало. А там это совершенно нормально».

Со своими спектаклями Жигалов выступал на лучших площадках мира. Но он не считает, что когда тебя везде узнают – это здорово. «Для нормального человека популярность довольно тяжелая ноша. Значит, ты всегда должен держать спину прямо, быть начеку, ты идешь и понимаешь, что везде на тебя смотрят, — говорит Жигалов. — Популярность – это работать на зрителя всегда. Например, я днем в Москве спокойно езжу в метро, а вечером стараюсь этого не делать. Потому что когда народ “расслабленный”, под мухой, то начинается: “О, это ты?! Ну-ка, иди сюда! Нет, ты артист хороший, мы тебя уважаем, но что ж ты вот в фильме такую сволочь сыграл?” А тебе это уже настолько надоело, что вот здесь, под самое горло подступает! И хочется быть невидимкой в такие моменты. Так что, если видите где-то на улице актёра, не кидайтесь к нему с расспросами. Он тоже человек».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Костанайские новости», «Невское время», «Бумеранг», Samara24.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты