Мирей Дарк: «Рядом с Делоном захотелось семью и детей»

0

Не стало знаменитой французской актрисы
Французы ласково называли ее Большим кузнечиком, таким было прозвище одной из ее героинь. Она всегда казалась сильной и независимой, способной справиться с любыми проблемами и невзгодами. А сама Дарк долго скрывала за улыбкой ранимую душу и свои комплексы.

Неуверенная девушка из провинции
Мирей Эгроз (настоящая фамилия актрисы) родилась 15 мая 1938 года в семье садовника. Она выросла в провинциальном городе и, по её собственным словам, у нее было совершено несчастливое детство. У матери почти всегда не было на нее времени, старшим братьям не хотелось возиться, а отец и вовсе называл ее подкидышем. Когда девочке едва исполнилось девять, тот вдруг схватил маленькую Мирей за руку и потащил на чердак; там он, крича, что его жизнь навсегда испорчена ее рождением, пытался повеситься. Девочка плакала и умоляла его остановиться. Это воспоминание навсегда врезалось ей в память.
Пройдут годы, и Мирей Дарк узнает, что у матери был страстный роман с моряком, но она не решилась уйти от мужа, оставить сыновей-подростков. В результате того адюльтера на свет и появилась Мирей. Настоящий отец погиб вскоре после ее рождения, но перед смертью все же добился возможности увидеть дочь.
Мирей ненавидела родной Тулон и при первой возможности переехала в Париж. Там поступила в Консерваторию драматического искусства и всецело отдавалась учебе. Чтобы хоть как-то обеспечить себя, юная Дарк бралась за любую работу. Она трудилась няней и официанткой, выгуливала чужих собак и бегала по поручениям, позже стала манекенщицей. Ее педагогом по стилю стала Анн-Мари, ближайшая подруга, коллега по Консерватории и соседка по комнате, которую они вместе снимали. Несмотря на царящие вокруг весьма вольные нравы, Мирей оставалась все той же неуверенной в себе девушкой из провинции.
В какой-то момент она начала играть маленькие роли в спектаклях и сниматься в небольших фильмах, набираясь опыта и работая над искоренением своих недостатков. Мирей, будучи очень худой, считала себя уродиной. Позже ее заметил режиссер Жорж Лотнер. Именно он станет ее звездным режиссером, снимет ее в 13 своих картинах и потребует, чтобы она перекрасилась из темноволосой девушки в платиновую блондинку для фильма «Галя». После него Дарк станет очень популярной актрисой у себя на родине, не менее, чем Брижит Бардо. «В ту минуту, когда увидела себя блондинкой, я поняла, что это именно я и есть на самом деле», — говорила актриса.

«Я постоянно твердила, что это не сон»
В 1968 году она снимается в Риме в одном фильме с Аленом Делоном, в то время уже разведенным и готовым к новому роману. Многие думали, что Мирей будет мимолетным увлечением Алена, но пара Делон-Дарк просуществовала около 13 лет. Ни с одной женщиной он не был дольше. Именно с Аленом у Мирей исчезли все подростковые комплексы – рядом с любящим, заботливым эталоном красоты, ощущая зависть окружающих, она стала верить в собственную неотразимость.
«Было чудесное жаркое лето 1968 года, — вспоминала Мирей. — Студия поселила меня в двухэтажных апартаментах на пьяцца Навона, в доме, где когда-то жил художник Рафаэль. К тому времени Ален уже был свободен от брачных уз и мог позволить себе безнаказанно отдаться новому роману. Мы были неразлучны — вечерами он сажал меня в открытую машину, и, рассекая пьянящий, нагретый за день воздух Рима, мы кружили по улочкам в поисках симпатичной траттории. Я была так счастлива! Постоянно твердила себе: это не сон, ты — в самом красивом городе мира рядом с самым красивым мужчиной и впервые не боишься любить, впервые мечтаешь, чтобы у этого чувства было будущее.
Удивительно. Ново. Странно. Раньше я ни к кому не хотела привязываться надолго, воспринимая любовь лишь как короткое приключение. Но рядом с Аленом разом захотелось всего – семьи, общего дома, детей. Сколько раз, помню, просыпалась посреди душной римской ночи, садилась на постели, поджав ноги, и в желтых отблесках уличных фонарей долго-долго любовалась лицом Алена, длинными ресницами, точеным профилем.
Из романтического Рима мы вернулись в повседневный Париж и решили не торопить события. Продолжали жить врозь и назначали друг другу свидания. Я спокойно относилась к тому, что у Алена есть любовницы – Мэдли, стриптизерша Лова Мур, другие. Он ничего не скрывал, и я, приходя к нему, могла столкнуться с уходящей Мэдли. Мы обменивались улыбками».
В 70-х сама Мирей снимается в двух лентах Ива Роббера «Высокий блондин в черном ботинке» и «Возвращение высокого блондина» с Пьером Ришаром и становится очень популярной. Половина французских женщин стали ей подражать практически во всем, включая прическу и манеры ее героини, а ее платье с глубоким вырезом на спине произвело фурор и даже скандал, уж очень откровенным это было для того времени.
Мирей была Алену не только любимой женщиной, но и другом, и деловым партнером – она занялась всеми финансовыми и бизнес-вопросами, развивала парфюмерную линию и бренд одежды. Дарк и Делон очень хотели детей, однако врачи категорически запрещали Мирей рожать. «Проблема в моем слабом сердце, — рассказывала актриса. — Я ведь с двадцати лет жила с “сердечным” диагнозом — мне нельзя было бегать, подниматься по лестницам. Роды могли привести к смерти. Врачи предупреждали: “Вы даже не сможете выносить ребенка”. Сначала я скрывала визиты к врачам от Алена, но он все равно узнал. И эта печаль — невозможность иметь ребенка — повисла над нами тяжким бременем. Иногда случалось, я забывалась и запальчиво шептала: “Милый, я так люблю тебя! Так хочу от тебя ребенка. Нет, двоих, троих”. Видела, как в его глазах загорался свет, он прижимал меня к себе, и так хотелось услышать: “Я тоже хотел бы этого”. Но Ален молчал. Казалось, он терпеливо ждал чуда. Мое больное сердце стало нашим незримым врагом. Именно по этой причине мы в итоге и расстались — Ален всегда мечтал о детях».

«Откуда у сердца способность возрождаться?»
К середине семидесятых здоровье Дарк стало ухудшаться. Все чаще случались приступы, один из которых закончился срочной госпитализацией и операцией на открытом сердце. Самым страшным был реабилитационный период – Мирей опухла, была прикована к постели, из красивой цветущей женщины превратилась, по ее же собственным словам, в уродливое чудовище. Делон приходил в больницу ежедневно, поддерживал Мирей, но она чувствовала: в его отношении к ней что-то поменялось. Ухудшение здоровья, изменения во внешнем облике совпали с работой Делона в фильме «Слово полицейского», где его партнершей была Анн Парийо. И Ален влюбился. Не увлекся, как делал не раз, не завел интрижку на несколько страстных ночей – а ушел с головой в яркие отношения с молодой цветущей красавицей, новым секс-символом. «Я не мог с собой совладать, — скажет он позже в свое оправдание. — Это была любовь с первого взгляда. Сопротивляться было невозможно. Думал, все быстро пройдет, но не прошло».
Противостоять сопернице, будучи в два раза старше и в таком плачевном состоянии, Мирей, конечно, не могла. Да и не собиралась. Узнав о том, что у Делона отношения с другой, она просто попросила его больше никогда не приходить к ней в больницу. «Это я во всем виноват, Мирей», – произнес Ален. И ушел.
Врачи всерьез боялись, что расставание с любимым убьет их пациентку, но получилось с точностью до наоборот: Мирей Дарк резко пошла на поправку. Любовь к жизни, нежелание смириться и быть жалкой оказались способны победить тяжкий недуг. Пришлось заново учиться дышать, есть, ходить. В ее планах было обрести прежнюю внешность и, конечно, вернуться в профессию.
Ей это удалось. А затем она вышла замуж за известного и успешного человека – Пьера Барре, директора радиостанции Europe 1. Брак был счастливым, но, к сожалению, недолгим: второй супруг Мирей Дарк скончался на пятом году совместной жизни. Овдовев, Мирей опять нашла в себе силы не отчаиваться и ушла с головой в работу. Начала трудиться не только как актриса, но и сценарист, впервые попробовав себя в серьезном неигровом кино. Ее документальные фильмы и репортажи на социальные темы вызвали широкий резонанс.
Однако, все же это были восемь лет вдовства и одиночества. За это время у Делона появилась новая семья, его супругой стала вовсе не разлучница Парийо, которая вскоре наскучила Алену, а голландская модель Розали ван Бремен. Появились долгожданные дети: дочь Аннушка и сын Ален-Фабьен. «Я же научилась жить в одиночестве, поняла, что радоваться жизни можно и тогда, когда нет всепоглощающей страсти», — говорила Мирей.
Она так привыкла к своему уютному одинокому существованию, что появление в своей жизни архитектора Паскаля Деспре всерьез восприняла не сразу. Долгое время представляла его «просто другом», пока в шестьдесят лет не решилась на третий брак. «До сих пор не перестаю удивляться: откуда у сердца такие безграничные возможности, такая гениальная способность умирать, возрождаться и вновь любить?!» — говорила Мирей.

«Ален заставлял меня смеяться»
В 2003 году она встретилась с Делоном на съемочной площадке. А в 2007 году, после длительного перерыва в театральной карьере, он дал согласие сыграть в постановке «Мосты округа Мэдисон» исключительно с Мирей Дарк: «Это была безумная любовная история. Поэтому мы не играли в этой пьесе, она для нас была как настоящая жизнь. Те слова, которые говорят друг другу влюбленные персонажи, – это на самом деле наши подлинные слова. Роль фотографа Роберта Кинкейда для меня глубоко автобиографична. Роберт – это я, человек, находящийся вечно в дороге, бросающий любовницу, но не забывающий в дальнейшем об этой любви. Это человек решительный и в то же время сентиментальный. Начав читать текст пьесы, я уже не мог остановиться. Для меня сразу стало ясно, что моей партнершей может быть только Мирей».
Год назад, в сентябре 2016-го, Дарк вновь тяжело заболела. Актриса пережила два кровоизлияния в мозг, но уже спустя два месяца дала интервью Paris Match и RTL, в которых, демонстрируя сильный характер перед лицом испытаний, выглядела оптимисткой: «Я почувствовала, что смерть рядом. Я потеряла сознание, очнулась и вновь упала в обморок. Это похоже на конец. Я думаю, что Паскаль всегда верил в выздоровление, всегда, всегда. Я, конечно, тоже верила. Думаю, что в глубине души я знала, что еще не все закончилось, что это временно, моменты, когда жизнь висела на волоске. Сейчас я предпочитаю улыбаться, а не жаловаться, так мне легче».
Ее муж был не одинок у ее постели. Ален Делон, самая большая любовь в жизни Мирей Дарк, не забыл ту, с кем он образовывал одну из самых красивых пар французского кино 70-х годов. Он часто приходил к ней вместе со своим сыном Энтони, чтобы отвлечь ее, дать ей силы жить. Она вспоминала эти моменты: «Ален шутил со мной, заставлял меня смеяться, говоря: “Я знаю, кто умрет прежде меня”». Он был рядом и потом, когда состояние Мирей вновь ухудшилось. Она умерла в ночь на 28 августа в своей квартире в Париже.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Peoples.ru, C-cafe.ru, «Википедия» (ru.wikipedia.org)

Поделиться.

Ответить