Митхун Чакраборти: «Все мои женщины доставляли мне лишь боль»

0

Он достиг огромной популярности, но говорит, что никакому другому актёру индийского кино не пришлось столько испытать в жизни, сколько ему.

Сбежавший мятежник

Митхун Чакраборти родился 16 июня 1950 года в Калькутте, в семье служащего телефонной компании. В детстве он учился там в Шотландском церковном колледже, а в конце 60-х годов примкнул к леворадикальному крестьянскому движению наксалитов, которые восстали против коррупции и социальной несправедливости. Мятеж был безжалостно подавлен властями. Многие друзья Митхуна были казнены или посажены за решётку. Чтобы спасти сына от преследования суда, отец отправил юношу в Бомбей к дяде.

«Так что я приехал туда вовсе не для того, чтобы стать актером, — говорит Чакраборти. — Ведь это все судьба, в которую я безоговорочно верю. Я не верю в Бога, но в судьбу – безусловно, потому что человек, никогда не стремившийся к этому, становится однажды звездой кино. Я приехал в Бомбей и думал – поживу тут с месяцок, а потом, когда все утрясется, я вернусь.

До меня доходили слухи, что в Калькутте по-прежнему небезопасно, так что я не мог вернуться; не знал, что мне делать. Друг предложил поехать с ним в Пуну – за компанию. Я был безработным, потому и отправился с ним. В Пуне я узнал, что там есть киноинститут, где “делают” актеров и режиссеров – обучают этому. И решил попробовать. Меня пригласили на прослушивание, но на бенгали, поскольку тогда я не мог бегло разговаривать ни на хинди, ни на английском, хотя изучал эти языки в колледже. На прослушивании жюри было явно ошарашено – они не предполагали увидеть столь необычного парня. Сказали: “Ты какой-то весь слишком…”. В этот момент я почувствовал, что стал актером. Но ирония заключалась в том, что, когда они пригласили меня на собеседование, спросили, почему я не поступаю в подобный институт в Калькутте – это же удобнее. Я стушевался, не сообразил, что ответить. Тогда они задали вопрос, не связано ли это каким-то образом с политикой. И, как полный идиот, я сказал правду. Естественно, мне тут же отказали в приеме, мотивировав моей причастностью к движению наксалитов. Тот год был самым ужасным в моей жизни».

У Митхуна не было денег на еду, ему негде было спать. У него был друг в общежитии, который предложил Чакраборти ночевать в его комнате, но при условии, что Митхун сможет перелезать через стену вокруг общежития после 12.30 ночи и уходить оттуда до 4.30 утра. «У меня была хотя бы возможность утром умываться, чистить зубы – короче, приводить себя по утрам в порядок, — говорит артист.

А потом я весь день бродил без цели по городу. У меня были друзья, которые подкармливали меня время от времени. Я хорошо помню моменты, когда у меня не было и крошки во рту по три дня потому, что мне нечем было заплатить за хлеб. Но друзья у меня были поистине замечательные! Например, сын кинорежиссера Гаутам Гуха позволил мне жить в их доме, но не мог же я испытывать терпение этих гостеприимных людей до бесконечности!»

«В танцах я копировал Элвиса Пресли»

После отказа в приеме в институт Митхун твердо решил, что станет актером. Друзья сокрушались: «Кто ж тебя надоумил рассказывать комиссии все, как есть?! Ты должен был сказать, что приехал из Бомбея или Дели. Но ведь ты прошел предварительный отбор – попытайся пройти собеседование в институт в Калькутте. Если все пойдет по плану, то тебя непременно примут». Митхун так и поступил год спустя — прошел собеседование и оказался в рядах студентов киноинститута в Пуне, который и окончил с блеском.

В кино Чакраборти начинал с очень маленьких ролей. А потом его пригласили в картину «Королевская охота»: «Мринал Сен увидел меня в киноинституте, а вот я до нашей встречи не подозревал даже, что есть такой режиссер. И снова это был перст судьбы – человек, которого я абсолютно не знал, никогда не встречал, никогда не работал в его фильмах, этот великий режиссер наблюдал, как я просто слоняюсь по двору института, заигрываю с девушками, шучу с друзьями. Он попросил своего ассистента разыскать в институте высокого парня с подходящей для героя будущего фильма внешностью, имя которого начинается на “М”. Оператор нашел меня и спросил, тот ли я, о ком ему говорил Сен. “Королевская охота” принесла мне мою первую Национальную премию. Но поскольку я весь фильм ходил с обнаженным торсом (ведь я играл охотника из племени санталов), вряд ли мог рассчитывать на роли в коммерческом кино. Я думал, ну, пусть не героем, так хоть злодеем “зацепиться”. Представляете – танцующий злодей? Зрителям мало бы не показалось!»

Митхун любил танцевать, но никогда не занимался этим всерьез: «Я был кем-то вроде уличного танцора; танцевал во время молитв в храмах – наблюдал за теми, кто плясал вокруг, и старался все делать так, как они. В то время в Индии Шамми Капур и Джитендра были очень популярны, но на самом деле я усиленно копировал Элвиса Пресли. Элвиса называли “вихляющий бедрами Пресли” — вот отсюда и мои танцевальные движения. Все откровенно потешались надо мной, говорили, что я выгляжу глупо, но они не знали, что я копировал короля рок-н-ролла! Потом появился Майкл Джексон – я сделал своего рода коктейль изо всех этих стилей и создал свой собственный; душа была моей, поэтому зрителю не кажется, что я кого-то копирую. Впоследствии это назвали стилем Митхуна Чакраборти».

В 1982 году на экраны вышел фильм «Танцор диско», принёсший актёру сумасшедшую популярность. Сразу же на Чакраборти посыпались предложения от продюсеров и режиссёров. Именно тогда Митхун попал в пятерку ведущих актеров индийского кинематографа.



«Я не могу дать расписку, что буду женат вечно»

«У меня не бывает мимолетных связей, — говорил Митхун в сентябре 1986 года, — все мои связи очень серьезны, и за каждой из них стоит настоящая любовь. Я очень влюбчив». Он испытал первые разочарования еще в юности. Ему было около 16, когда Митхун влюбился в школьную подругу, но эта любовь не продлилась долго, так как братья девушки узнали о ней и положили конец недолгому роману. Второй раз Чакраборти потерял свое сердце в колледже, полюбив богатую девушку. Вскоре она умерла. «Я был в шоке. Я впервые столкнулся со смертью близкого человека, — вспоминает Митхун. — Я несколько месяцев не мог прийти в себя, и мне потребовалось много времени, прежде чем я смог посмотреть на другую женщину». Далее последовала серия связей, каждая из которых развивалась по одному и тому же сценарию — пылкая любовь, всепоглощающая страсть, внезапный разрыв и месяцы зализывания ран.

Раз за разом он влюблялся и верил, что именно это и есть та самая, но каждый раз разочаровывался. Так, после того, как он был брошен своей подругой Сарикой, он внезапно сделал предложение Хелене Люк после 10-ти дней знакомства. «Мне всегда не везло в отношениях, — говорил Митхун в то время, — смотрите, что получилось у нас с Сарикой. Когда мы расстались, я почувствовал, будто вокруг меня пустота, будто бы земля уходит у меня из-под ног». В те времена Митхун много работал, редко появлялся дома, и Хелена чувствовала себя брошенной. Они разъехались спустя 4 месяца после свадьбы и развелись после 3-х лет раздельного проживания.

21 июля 1982 года Митхун женился на Йогите Бали, которую называл Пинки. Она говорила: «Этот брак навсегда. Я чувствую это сердцем». Ее муж, однако, не был так категоричен: «Я не могу дать расписку, что буду женат на ней вечно, — смеялся он. — Я не пытаюсь дразнить ее этим. Просто никто не может заглянуть в будущее, а я ведь верю в судьбу. Конечно же, я хочу, чтобы мы были вместе, не только в этой, но и в следующей жизни, но все в руках божьих. Я не слишком верю в любовь. И у меня есть для этого причины — я слишком много страдал из-за того, что влюблялся. То, что я чувствую к Йогите — больше чем любовь. Она — все, что мне нужно. Она — единственный человек, которому я доверяю, не считая моей матери».

Митхун никогда не отрицал своей ревности: «Я предупреждал Пинки, что если я только услышу, что ее имя связывают с именем другого мужчины, я брошу ее моментально». Однако эти правила не распространялись на него самого: «Никто, даже Пинки, не сможет остановить меня. Я все равно буду флиртовать с девушками. Конечно, у меня будут романы». Что самое удивительное, Йогита поддерживала его. «Да, я ревнива, но я отдаю себе отчет, что мужчина не может быть только с одной женщиной, — говорила она. — Хотя я и хотела бы, что бы он был мне верен, я не буду сердиться, если услышу, что у него с кем-то романчик. Главное, чтобы он не влюблялся».

Двоеженец

И все же, это случилось. Митхун познакомился с Шридеви, знаменитой актрисой Болливуда. Она уже в пятилетнем возрасте стояла перед камерой, а в одиннадцать стала самой юной героиней индийского кино. Почти десятилетие позже она была награждена настоящим успехом. Возможно, Митхун был так заинтересован Шридеви, потому что она не пала жертвой его шарма так же быстро, как другие женщины. Она была единственной из всех его дам сердца, которая пользовалась особым отношением — он так беспокоился о ее имидже, что вся их связь и позже брак держались в строгом секрете. Митхун изо всех сил выставлял напоказ свой роман с Анитой Радж, чтобы отвлечь внимание от Шридеви.

В апреле 1986 года пресса сообщала своим читателям, что Шридеви бросила Митхуна. Именно тогда, когда он уже был согласен на все, был готов на развод с Йогитой. Чакраборти был просто разбит: «Я никогда не смогу больше быть собой, — твердил он. — Я просто раздавлен. Я схожу с ума. Все мои женщины доставляли мне лишь боль. Боль, боль, боль!» Никто толком не знал, что же произошло между ним и Шридеви. В 1989 году актриса поведала: «Я выйду замуж за Митхуна только на одном условии — если он сможет дать мне уважение общества. А это значит законный брак. Он должен будет развестись со своей женой».

Митхун действительно собирался развестись с Йогитой, но когда он узнал, что та беременна, передумал. Однако рассказал жене о своих отношениях со Шридеви и дал ей понять, что остается с ней только из-за ребенка. Йогита же рассказала Шридеви, что они с Митхуном помирились и счастливы как никогда. Женщины стали подругами. Чакраборти не мог понять, что происходит, когда же все узнал, то решил проучить Йогиту и тайно женился на Шридеви, не оформив развод с первой супругой. Двоеженцем ему удалось пробыть лишь несколько месяцев: когда Шридеви узнала, что Митхун ее обманул, брак был аннулирован, и актер вернулся к Йогите.

Их сын Мимох также начал играть в кино. «У меня никогда не было желания быть актёром, — говорит он. — Меня интересовала наука, я хотел стать космонавтом, работать в НАСА, но моей мечте не суждено было осуществиться. Возможно, мне на роду было написано сниматься в кино. В 2000 году Бабар Субхаш, друг моего отца, сказал, что у него есть сценарий, который он хочет запустить в производство. Тогда отец сказал ему, что Мимоху ещё рано думать о кино, а мне заявил, что надо определиться, буду ли я сниматься в фильмах. Когда я выбрал кино, то отец дал мне возможность подумать как следует несколько лет. Тогда я был ещё тот толстяк. Весил 120 кг. Пришлось сбавлять вес. Занимался дзюдо, карате, верховой ездой. А сейчас играю в кино. Но сам не смотрю фильмы на хинди, чтобы не попасть под влияние какого-либо актёра. Хочу, чтобы у меня был свой стиль актёрской игры».

«Он имеет все, что нужно для славы, — говорит о сыне Митхун. — У него внешность матери. Представьте, как трудно бы ему пришлось, если бы он был похож на меня! Если серьезно, люди, которые приезжают в город мечты, смотрят на меня и говорят себе: “Если он смог сделать это, сможем и мы”. Почему каждому нужен крестный отец? Люди смеются, что я не продюсер фильмов моего сына. А кто-то был продюсером моего первого фильма? Даже если я дам Мимоху 40 фильмов, они не сделают его звездой, если его не примет аудитория. Я могу привести Мимоха к воде. Но пить ее будет он. Я не могу дать ему большее».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Indiatv.ru, Sitaara.narod.ru, Bollywoodtime.ru, «Википедия»

Поделиться.

Комментарии закрыты