Мультяшное счастье Олега Педана

0

Традиционно на Украине игрушки делали из дерева, соломы, глины и сыра. А вот чтобы из горы железок, да еще и заводные, — такой техники у нас в отечестве замечено не было. Тем более удивительно было увидеть работы нашего мастера-аниматора Олега Педана, которому удалось открыть свою творческую звезду, ведь его механические игрушки ни на что не похожи.

Они остроумны и забавны, светятся, жужжат и машут крыльями, невольно погружая всех в мир детства. За 20 с лишним лет Олег их «нарукотворил» около тысячи. Некоторые из них — герои мультяшек, созданные в творческом тандеме с художником-постановщиком Игорем Котковым, а иных мастер просто не смог не сделать — они сами просились на свет. Учитывая то, что отечественная мультипликация гибнет «на корню», уже вкусивший славы аниматор продолжает создавать маленькие шедевры из старых часов, прищепок и ложек, теперь и на продажу.Ложконос, Папа Карло и Светляк

«Это Ложконос", — ласково глядя на своего игрушечного зверя, говорит Олег Педан. Такое дивное название это чудо получило потому, что сделано из алюминиевых ложек и пинцета для фотографии. "У меня валялись ложки, и я подумал, а чего это они лежат без дела? — вот так запросто объясняет мастер мотивацию своего творческого порыва. — У меня много чего валяется, а потом из этого получается какая-нибудь живность".

Ложконос — не просто трогательное и забавное создание, это еще и анимационная кукла. У нее есть все для того, чтобы ее можно было снимать в мультфильме: может двигаться, танцевать, прыгать, бегать, летать — да все, что угодно. Тем не менее, Ложконосу еще не приходилось сниматься, и в этом он не одинок. У мастера есть и другие куклы, которые еще ждут своего звездного часа, дабы ожить на экране.

«Я просто не могу их не делать, потому что некоторые из них просто зависают в моем сознании и ждут этого выхода наружу, — делится сокровенным Олег. — Их проще сделать, чем все время о них думать».
А вот Папа Карло — заводная игрушка. Он держит на руках маленького Буратино, и если его завести специальным ключом, то Карло начинает укачивать своего деревянного сынишку (при этом у нежного родителя светится голова — наверное, от счастья). Обаятельный же Авиатор (такой себе современный Икар) с пропеллером на спине очень смахивает на самого автора, и ничего, что он железный. Этот Икар так уверенно машет крыльями, что кажется — еще чуть-чуть и он таки взлетит.Одна из последних работ автора — эдакий Жук-светляк. Когда его заводишь ключом, то внутри начинаются какие-то немыслимые световые процессы и он переливается огнями. Светляк запросто может быть настоящим ночником или служить объектом для медитации. У этого непростого жука имеются специальные зеркала, которые можно направлять в разные стороны.Куда деваются куклы

Многие куклы «разошлись по людям» или уехали в дальние заморские страны. Все, что осталось у мастера на руках, — считанные единицы. «Созданные для мультфильма куклы придумываются, делаются, снимаются, а потом как бы и не существуют. Их, как правило, “крадут” прямо со съемочной площадки. В лучшем случае, человек попросит: “Можно я себе возьму эту куколку?”» — говорит мастер.

И Олег их просто раздаривает. «А что с ними еще делать?» — удивляется он. Своей первой игрушки мастер не помнит, так как все началось еще в далеком детстве. Будущему мультипликатору еще в нежном возрасте не нравились куклы, которые продавались в магазине, а были по душе игрушки собственного производства. Уже тогда он считал, что в игрушке должно быть что-то особенное, а то, что продавалось для всех, его не «зажигало». И мальчик начал мастерить самолетики. А все потому, что во дворе, где он рос, жили пилоты, которые летали в заграничные рейсы, и у их детей было навалом замечательных привозных игрушек.

«Я смотрел на них и думал, что такое будет недоступным для меня всю жизнь, — вспоминает аниматор. — И есть только один выход — сделать самому нечто подобное. Поэтому понравившуюся вещь я пытался повторить, а потом понял, что лучше даже сделать “не так”. Потому что “так” уже есть».

Режиссер начинается с грузчика

«Как стал аниматором? Была осень, изнутри и снаружи, — продолжает вспоминать путь в анимацию Олег Педан. — Меня как раз уволили из очередного НИИ по сокращению. Я жил недалеко от киностудии, проходил себе по аллейке и зашел туда.

Меня взяли то ли грузчиком, то ли столяром. Ходил по студии, ремонтировал замки. Как-то зашел в мастерскую кукол и остался у них. Я понял, что мое умение здесь и нужно.

А через несколько лет Олег уже получил свою постановку совместно с известным мастером мультипликации Натальей Марченковой. Следующая работа — «Светлая личность» была уже самостоятельной, в ней он выступил в качестве режиссера и автора сценария. В этом необычном добром мультике действующими лицами были обыкновенная лампочка, выключатель, фонарь и ворона. На фестивале «Молодость» фильм получил приз за лучшую короткометражку. Как эта, так и все последующие работы Олега Педана, созданы в творческом и дружеском тандеме с Игорем Котковым.

Они и сейчас неразлучны, как две пальчиковые батарейки с разными зарядами. И если нет одной из них, любой процесс останавливается.

Конечно, успех и мастерство пришли к будущему аниматору не сразу. В начале пути были удивительные и талантливые учителя.

Главное — ушами шевелить

«Был у нас на студии замечательный мультипликатор Жан Таран, — говорит Олег. — Говорят, он сейчас в кузнице где-то работает, молотком машет. А раньше, до мультипликации, был токарем. Он почти каждое объяснение “нового материала” начинал так: “Когда я работал токарем, у меня был такой шаблон. С куклами точно так же”. Мне очень жаль, что он уже не работает с нами».

Многие мультипликационные шедевры, которые запомнились и полюбились зрителям, — многосерийные «Запорожские казаки» (Владимира Дахно), «Айболит» и «Остров сокровищ» (Давида Черкасского и Радны Сахалтуева), как объясняют аниматоры, были сделаны командным способом.

«Каждый из этой команды умел делать что-то свое и уникальное, подчас не касающееся кино, — вспоминает Олег. — Мастера тех лет все так работали. В сценарии была написана одна строчка, но как сделать ее смешной, придумывали все. Когда я пришел наниматься на работу, Давид Черкасский спросил: “А что ты особенного можешь делать?” — “Не знаю, — ответил я. — Ушами шевелить умею”. — “Подумаем”», — сказал Давид.

Смерть анимации?

Анимация — это, прежде всего, люди, считает Олег Педан, а потому, несмотря ни на что, утверждать, что она умирает, неправильно. Сейчас в Киеве много коммерческих студий, на которых «взращиваются» и трудятся отечественные аниматоры. Однако государственная система производства мультиков в лице «Укранимафильма», который, по мнению Олега, уже «на ладан дышит», давала единственную возможность снять свой, авторский фильм. Теперь же оазис украинской мультипликации на грани закрытия: разогнали всех пенсионеров, из творческих работников почти никого не осталось в штате. Процесс этот происходил постепенно. При запуске нового фильма очередного штатника переводили на контракт. Когда же сроки контракта истекали, ему говорили: «Пока!»

«Юридически я там числюсь, — вздыхает Олег, — а фактически можно не ходить на работу». Художник Игорь Котков еще более категоричен (его недавно уволили с работы). Он считает, что пришел конец не только отечественной мультипликации, но и всему украинскому кино. «Нашего кино не будет, потому что оно никому не нужно, — уверен Котков. — Покупается американское, русское, европейское. Продюсер нашей студии («Укранимафильма». — Прим. М. М.) тоже почему-то решил, что все нужно делать “под американцев”. Имея такую уникальную школу рисованного кукольного кино еще в 60-х, блестящих мастеров, таких как Черкасский и Сахалтуев, мы все это постепенно растеряли. А теперь и остатки советского кино рухнули. В той же России, например, есть канал, по которому почти круглосуточно идут все мультики “Союзмультфильма” — потрясающее зрелище. Кстати, идут без рекламы. Мультфильмы такого же уровня были сделаны и здесь, но у нас нет такого канала, который бы занимался раскруткой наших мультфильмов. И вообще, в этом году выделено на все кинопроизводство 5 миллионов гривен! Стыдно, но это бюджет студенческого кино.

Частнику же, который нанимает мультипликаторов на работу, авторское кино, увы, совершенно не нужно. Потому что там идет адаптация зарубежной продукции и снимается вся наша реклама».
«Мне даже приходилось снимать ролик для молдавского оператора мобильной связи, — говорит Олег. — Владельцы частных студий — частично украинские, частично зарубежные, и даже есть руководители студий, вышедшие из “лона” “Укранима”».

На одной из таких студий Олегу отказали в работе со словами: «Вы слишком опытный. Вы не сможете подчиняться двадцатилетнему человеку, который знает гораздо меньше вас». И таких вопиющих фактов не перечислить. В позапрошлом году, например, ушел из жизни автор любимых всеми «Запорожских казаков» Владимир Дахно. Он умер, так и не сумев завершить последнюю работу — серию «Как казаки в хоккей играли». Два года неоконченная работа пролежала у него в столе из-за отсутствия денег, несмотря на тщетные попытки автора найти спонсоров.

Удивительно, что в «эпоху нефти и газа», в которую мы живем, еще находятся люди, которые считают, что «анимация — это самый короткий путь к счастью». Один из них — Олег Педан.

Марина Марченко,
«Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты