Наталья Крачковская: «Мне повезло, что я встретила Гайдая»

0

Она не считала комедийной актрисой, пока не нашла «своего» режиссёра

Ее запомнили по прекрасным, хоть иногда и эпизодическим, комедийным ролям – мадам Грицацуева в «Двенадцати стульях», покупательница картин из «Не может быть!», жена Бунши из «Иван Васильевич меняет профессию».

«Розы — это, конечно, хорошо, но меня этим не проймешь»
Наталья Крачковская (в девичестве – Белогорцева) родилась 24 ноября 1938 года в Москве в актёрской семье. Ее мама, Мария Фонина, актриса Театра имени Пушкина, прослужила в нём 57 лет, была ведущей актрисой Таирова. Отец Леонид Белогорцев тоже был актёром этого театра. Хотя одно время мечтал быть военным, потому что в роду многие служили.
«Характер у меня от отца, — говорила Крачковская. — Прожить такую страшную жизнь, как он, и не потерять чувства юмора, это дорогого стоит. Он ушёл на фронт 27 июня 1941 года, а погиб 1 ноября 1945 года. Когда на фронт уходил мой отец, я не понимала этого. Как-то раз он вернулся домой и принёс целый рюкзак мандаринов, а я помнила: если мандарины в доме, то, значит, будет что-то очень хорошее. Ну, а потом помню только колени, на которых я сидела, и аллею липовую. А по липовой аллее уходил отец, и я кричала: “Папа, ты только не убивайся!” Но он погиб. Моя мать осталась вдовой в 28 лет с двумя девочками».
Родные совсем не пророчили Наталье карьеру актрисы. Они хотели, чтобы она стала историком. И поэтому одновременно были поданы документы во ВГИК и в Историко-архивный институт. Пройдя конкурс в театральный вуз, Наталья все же убедила всех, что здесь ее место. Однако до 1971 года ее карьера складывалась неудачно – она снималась в основном в эпизодических ролях.
Еще в 1962 Наталья году познакомилась со звукооператором Владимиром Крачковским, вскоре вышла за него замуж. Он покорил ее сердце необычным образом: «Это было на съемках. Мы жили в гостинице, и он начал за мной ухаживать. Однажды утром он открыл дверь нашего номера и протянул поднос, на котором стоял творог, сметана, булочки. Я еще спала, а девчонки закричали: “Наташка, тебе твой Володя принес завтрак!” Я надела халат, спустилась вниз в вестибюль, где он меня ждал, и сказала ему: “Володя, такие вкусные булочки, я их просто обожаю”. Он решил, что розы — это, конечно, хорошо, но меня этим не проймешь. А вот утренний завтрак — свежая сметана, творог и мягкие булочки — это аргумент посильнее. И, в общем, он оказался прав». В браке у них родился сын Василий.
Когда Владимир умер, больше Наталья замуж не выходила: «Я так и не встретила подходящего человека. А мой первый муж был настолько хорошим, что после него уже не хотелось чего-то хуже. Он был старше меня на двадцать лет, но эта разница в возрасте никогда не мешала. За ним я была как за каменной стеной и в финансовом плане, и в моральном. И всегда было полное доверие в семье. Я могла прогулять всю ночь, и никто мне не говорил ни слова, единственная просьба была: “Если задерживаешься, звони и предупреждай”».

«В итоге у меня было 18 разных Остапов»
Порой Крачковская сопровождала на съемках своего мужа, который работал звукооператором на фильме «Двенадцать стульев». Гайдай как раз мучительно искал актрису на роль мадам Грицацуевой и говорил: «Мне нужна такая женщина… как жена Крачковского». На что Владимир ответил: «Ну, так и снимайте мою жену, она же по образованию актриса!»
Однако Наталью эта ситуация вначале оскорбила: «Когда я прочитала описание героини: “Мадам Грицацуева, женщина необъятных размеров с арбузными грудями”, я настолько была возмущена! Думаю, ну, гады, подождите. Я вам устрою. Я приехала на пробы только после второго приглашения. Подвели меня к Гайдаю. Он посмотрел, одобрил: “Оденьте её, загримируйте, посмотрим, что можно сделать”. Меня повели в костюмерную к Зиночке, которая была выше меня на голову. Она встретила меня словами: “Во что я тебя одену-то?” Долго искали. Наконец, нашли платье очень красивого тёмно-сливового цвета, сзади оно всё было на пуговицах. Натянули на меня это платье, а оно сзади на локоть не сходится. Меня успокаивают, что платье сейчас на мне сзади зашнуруют. А под шнуровкой-то – ничего! А как же я пойду на съёмку: спина-то у меня голая. И то, что ниже спины, тоже. Мне говорят: “Ну и что? Тебя же со спины снимать не будут! Вот накинь павлопосадский платок”.
Гайдай посмотрел, одобрил: “Цвет очень хороший, мы платье это берём. Давайте с партнёром порепетируем. Он вам будет петь, а вы его обольщайте. Но разговаривать не надо, слов нет”. Подводят ко мне молодого актёра. Он нервничает, играет рвано, а у нас только три дубля. Думаю: надо брать бразды правления в свои руки. Я встаю к нему лицом, к камере спиной, сбрасываю с себя платок, приглашаю его к танцу. И тут за моей спиной раздался громоподобный смех. Смеялась вся группа. Когда я оглянулась, за камерой никого не было: они все лежали. В общем, красивое зрелище, ничего не скажешь. Я бросилась за декорацию, у меня слёзы ручьём. Гайдай меня утешает: “Ничего страшного, будем работать дальше”.
В итоге у меня было 18 разных Остапов: Александр Белявский, Владимир Басов, Николай Рыбников, Владимир Высоцкий, Александр Лазарев – все ведущие актёры того времени пробовались на роль Остапа. А сыграл молодой артист Арчил Гомиашвили».

«Но упала-то я на булыжник!»
Как-то на съемках фильма Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию» Наталья Крачковская заболела и похудела на 20 килограмм. Тогда расстроенный режиссер строго заявил: «Наташа, это невозможно смонтировать. В дверь ты вошла в одной весовой категории, а вышла в другой. Срочно поправляйся!» Пришлось Крачковской исправить свой «изъян».
К своей полноте она относилась без комплексов и считала все диеты изуверствами, выдуманными худыми людьми от зависти к полным. И была уверена, что именно крупные габариты способствовали ее популярности у режиссеров. Кстати, в детстве актриса была очень худой и одно время даже мечтала о балете. Ее полнота началась с обожающих ее бабушек, которые раскормили любимую внучку булками и калорийными блюдами. Так что о балете пришлось забыть.
Она никогда не любила жаловаться. Тем более публично. «От встречи со мной у зрителей должно остаться светлое впечатление, — говорила Крачковская. — Хотя на самом деле частенько съёмки проходили с риском для жизни или оборачивались серьёзными испытаниями. Например, в фильме “Не может быть!” я играла покупательницу картин. Снимали мы эту сцену в Астрахани, в обычном дворе. Двор был вымощен булыжником, а сверху посыпан песочком. Я играла роль властной супруги. Моим партнёром был Игорь Ясулович. На репетиции я с картиной спускалась по лестнице, ставила картину возле себя, а следом спускался мой партнёр, тоже с картиной. Он должен был упасть, разбить и свою картину, и мою. Падал только он, но не я! Сцена была отрепетирована, готова.
В этот день я взяла на площадку своего сына. Ему было тогда 12 лет. Он очень любил животных. Вот он сидел и играл с каким-то поросёнком. Настало время съёмки. Я спускаюсь по лестнице, ставлю картину. Кричу своего Лёлика. В это время мой сын выталкивает мне под ноги поросёнка. Естественно, я упала! Но упала-то я на булыжник! Ногами я пробила свою картину, на ногах у меня рамка от неё застряла. Не помню, что я кричала, но перекричала всех вокруг. А режиссёр Леонид Гайдай не останавливает съёмку! Я ору: “Поднимите меня, мне же больно!” Игорь Ясулович бросился мне помогать. Поднимал он меня 14 раз. А я его одной рукой подняла, посадила и сказала: “Хватит, уже сняли”. Эта сцена и вошла в фильм. Кстати, этот фильм был мне дорог ещё и потому, что настал момент, когда я поняла, что стала настоящей большой актрисой».
В этом была немалая заслуга режиссера. «Мне очень повезло в жизни, что я встретила Леонида Гайдая, – моего самого любимого, неповторимого, самого дорогого для меня человека в кинематографе и великого режиссёра: что ни фильм, то шедевр, — говорила Крачковская. — Гайдай всегда приходил на съёмку с раскадровками. Он дома прорисовывал, продумывал каждый кадр. Я не знаю, когда он спал или ел, он работал 24 часа в сутки, и получался фильм мирового значения. Гайдай сразу всё понял про меня. До встречи с ним я не считала себя комедийной актрисой. На что он сказал: “Мне лучше знать”. И я поняла, что ему действительно виднее. Я не знала, как играть комедию, а он уверил меня, что от этого я её сыграю лучше. “Когда будете знать, ничего не сыграете”».

«Пусть меня запомнят красивой»
В начале 2000-х годов Наталья Крачковская перенесла тяжелейший инсульт. Врачам удалось спасти жизнь актрисе, но болезнь повлияла на ноги. Актриса могла передвигаться только при помощи специального кресла. В начале 2010-х у артистки проявились дальнейшие проблемы со здоровьем: в 2010 году она попала в больницу с сердечным приступом, второй последовал в 2013 году. После этого артистке была проведена операция на сердце, после которой ей установили кардиостимулятор.
В кино ее уже не звали: «Зла я за это ни на кого не держу, — говорила актриса. — Конечно, мне хочется еще что-нибудь сыграть в кино. Но это ведь не значит, что еще могу. Я человек разумный, понимаю, что все это было можно когда-то. Но приходит время, когда все заканчивается. А если честно, за последнее время не видела ни одной картины, в которой мне действительно хотелось бы сняться. У меня было несколько коммерческих вещей, но когда попробовала порепетировать, поняла, что это не для меня. Старые, хорошие фильмы, в которых я снималась, до сих пор показывают по телевидению. Разве я могу после этого сыграть не пойми в чем? Нет, пусть меня запомнят красивой. Без ложной скромности скажу: да, я хорошая актриса! И я это чувствую по любви зрителей. Была бы я пустым местом — обо мне никто бы и не вспомнил. А меня помнят, любят и относятся с колоссальным уважением к моему труду. И мне ни за одну свою роль не стыдно.
А новые режиссеры? Так они меня даже не помнят. Никогда не забуду, как на одном фестивале один молодой режиссер (не запомнила его фамилии) на моих глазах подошел к своему коллеге и, показывая на меня, громко спросил: “Кто это?” А тот говорит: “Ты что, больной?” После этого я сама подошла к нему и говорю: “Молодой человек, меня зовут Наталья Леонидовна. Фамилия — Крачковская”. Он: “Да, я что-то слышал”. Я не выдержала: “Вы не просто что-то слышали, я — легенда нашего кино. Вы об этом не знали?” Он весь покрылся пятнами, стал извиняться. Но я это нормально воспринимаю. Мною столько сыграно и сделано, что я могу уйти спокойно, меня все равно будут помнить».
В июле 2015 года Крачковская попала в реанимацию с гидростатическим отёком лёгких. А 28 февраля 2016 года была госпитализирована с острым инфарктом миокарда. 3 марта актрисы не стало.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня» (segodnya.ua), «Невское время» (nvspb.ru)

Поделиться.

Ответить