Натан Чен: «Я молод и чувствую, что могу прыгать четверные»

0

На чемпионате мира по фигурному катанию он выиграл золото
Чен уже вошел в историю как первый одиночник в мире, кто сделал в одном прокате шесть прыжков в четыре оборота.

«Купить коньки мне было просто не по карману»
Он родился 5 мая 1999 года в Солт-Лейк-Сити, в семье выходцев из Китая. «Мое китайское имя — Чэнь Вэй, — говорит Натан. — Я немножко могу говорить на китайском, а в целом, неплохо понимаю язык. У меня есть два брата и две сестры, и изначально, когда девочки были еще маленькими, они говорили только на китайском, но когда появились мои братья, семья уже общалась на английском».
В детстве Натан хотел быть хоккеистом, но мама предложила ему: «А ты попробуй фигурное катание». Он начал заниматься, хотя было не так уж просто. Семья не была богатой, а платить приходилось за все: лед, услуги тренера, экипировку. «Даже свою первую пару коньков я получил достаточно сложным путем: уговорил отца пойти в компанию, которая занималась производством спортивного инвентаря для фигуристов, и попросить хоть какие-нибудь коньки с ботинками в подарок. Мне в итоге их подарили, и все последующие пары я получал примерно по такой же схеме. Купить коньки в магазине мне довольно долго было просто не по карману».
Потом ему стали помогать благотворительные фонды: «За эту поддержку я очень благодарен – всем тем людям, которые не оставались равнодушными к тому, что один маленький мальчик очень хочет кататься на коньках. Если бы эти люди не встретились на моем пути, я бы не добился успеха».
На международной арене Натан появился в предолимпийский сезон, осенью 2012 года, на юниорском этапе Гран-при в Австрии, который он выиграл. Уже через два года он впервые успешно выполнил прыжок в четыре оборота. Сейчас же в его техническом арсенале имеются пять различных четверных: «Если честно, с двумя первыми прыжками никаких проблем не было вообще. Через неделю после того, как я выехал свой первый четверной тулуп, я попробовал прыгнуть сальхов и сразу сделал это удачно. Мы с тренером тогда были очень воодушевлены. Одно дело, понимать, что готов выполнить четыре оборота, пробовать выполнять их со страховкой и убеждать себя, что ничего экстремально сложного в этом нет, и совсем другое — выйти на лед и сделать прыжок.
Почти сразу я стал экспериментировать с четверными флипом и лутцем, но тут все оказалось сложнее. Я никак не мог поймать нужные ощущения во вращении. И почти смирился с тем, что освоить эти два прыжка просто выше моих возможностей. Что касается тулупа и сальхова, в них я продолжал набирать уверенность и, соответственно, принял решение включить и тот, и другой в произвольную программу и выступить с этим прыжковым набором на чемпионате США».

«Нужно тренировать не только мышцы, но и голову»
На том турнире Натан получил травму. Восстановление отняло много сил, но за это время он реально изменился – как физически, так и ментально. Прибавилось мощности, вращение в воздухе стало более быстрым и компактным, это чувствовалось, прежде всего, по тому, как легко стали получаться тройные прыжки. Четверные тоже выходили все лучше. Именно тогда в голове Чена замаячила мысль: «Почему бы не прыгнуть все пять?»
«В программе самое сложное заключалось в том, что, приземлившись с одного четверного, мне нужно было тут же выбрасывать из головы всю информацию, связанную с этим конкретным прыжком, и настраиваться на совершенно иной комплекс действий и ощущений. И так – несколько раз подряд. Если где-то я не успевал переключиться или сконцентрироваться, сразу возникал слишком сильный дополнительный стресс, и все начинало рушиться, — вспоминает Натан. – Но я довольно быстро понял, что, если хочу выполнить задачу, нужно в равной степени тренировать не только мышцы, но и голову. Причем заниматься этим постоянно».
В олимпийский сезон он понимал, что «перепрыгать» соперников — его единственная возможность подняться на подиум в Пхеньчхане, поскольку его компоненты программы далеки от идеала. Но при этом он не думал только о прыжках: «Я молод и чувствую, что могу прыгать, — говорит фигурист. — Но не всегда нужно “давить”, иногда стоит “отступить” и поработать над компонентами».
Однако на Олимпиаде Чен не сумел подняться на пьедестал. После короткой программы американец шел 17-м, но победил в произвольной, исполнив шесть четверных прыжков, и поднялся на 12 позиций. «Я думаю то, что такое катастрофическое выступление в короткой программе, когда я был так низко в рейтинге, ниже, чем когда-либо, позволило мне полностью забыть о результатах. Помогло полностью сконцентрироваться на том, чтобы наслаждаться своим выступлением на льду», – сказал Чен.
Олимпийским чемпионом вновь стал Юдзуру Ханю. Однако чемпионат мира в Милане тот решил пропустить. И в этот раз Натан воспользовался своим шансом. Он чисто исполнил короткую программу, заняв промежуточное первое место. Через день Чен вышел на лед последним, когда на трибунах зрители уже стали заключать пари на количество падений, равных которым история мирового форума еще не знала. Неприятности, словно цепная реакция, затронули всех его соперников.
Чен мог себе позволить отказаться от половины своих четверных прыжков. Но он этого не сделал. И привел в восторг переполненные трибуны. Когда на табло загорелся совершенно невероятный результат 219,46 балла (рекорд сезона и вторая сумма баллов в мире), тренер чемпиона, Рафаэл Арутюнян, приняв поздравления, заметил: «Когда спортсмен попадает в подобную ситуацию, ему все начинают говорить: “Зачем ты делаешь шесть четверных? Сделай три и всех обыграешь!” Натану вообще неважно, кто как катается. Важно, что он намерен исполнить. Запланировал шесть четверных? Значит, нужно выходить и делать. Не надо играть с соперниками в какие-то игры, надо уметь играть с собой. А еще важно, чтобы спортсмен понимал: если все его соперники откатаются по максимуму, и он в том числе, то он их обыграет. А то, что соперники не смогли избежать ошибок, это их проблемы. Натан был просто великолепен».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Sportarena.com, Tulup.ru

Поделиться.

Ответить