Николай Андрианов: из сорванца – в чемпионы

0

Легендарному спортсмену исполнилось бы 65 лет

Только олимпийских медалей у него было 15 (включая 7 золотых). А сколько наград и титулов завоевал он на прочих состязаниях! Впервые в истории гимнастики он исполнил тройное сальто в соскок с перекладины, вдвое увеличил трудность упражнений на брусьях, коне и в вольных упражнениях. По итогам проведенного BBC опроса всех международных спортивных федераций он был признан лучшим гимнастом XX века, дважды занесенным в Книгу рекордов Гиннесса.

«Способности средние, ершист, упрям»
Николай Андрианов родился 14 октября 1952 года во Владимире. Помимо него, в семье было еще четверо детей — сестры. Когда Коле было 7 лет, умер отец. Мать работала на заводе, а Коля частенько пропадал на улице и не горел желанием учить уроки. Судьбоносным для Андрианова стал 1964 год. Тот самый, когда по приглашению директора детской спортивной школы во Владимир из Нижнего Новгорода приехали два тренера — супруги Толкачевы. Именно они сумели разглядеть в сорванце талант, хотя при первом знакомстве Толкачев написал в своем дневнике: «Коля Андрианов, 5-й класс. Способности средние, ершист, упрям».
Через пару месяцев после начала занятий Андриянов пытался бросить гимнастику и перестал ходить на тренировки, но тренер сумел вернуть его, видя в мальчике потенциал – Коля быстрее других запоминал элементы упражнений, выполнял их легко. Все было подчинено будущим звездным результатам. Распорядок дня Коли был жесточайший. Тренировка начиналась уже в шесть утра. Через два часа – 15 минут на сбор в школу. После занятий опять тренировка – основная. Потом небольшой отдых, подготовка домашних школьных заданий. А отбой – после десяти вечера! При таком суровом режиме Толкачев смог подобрать ключик к непростому ребенку, чтобы изо дня в день соблюдать такой ритм. Это были не просто тренировки. Толкачев изобретал всевозможные гимнастические игры. Разжигал в нем азарт. К примеру, ты не можешь сделать вот это. А вот так? И тут же придумывались гимнастические шарады и конкурсы. Николай Григорьевич заменил Коле отца – поселил в своей квартире после того, как мальчик заболел, а мама из-за работы не имела времени уделять сыну много заботы, учил с ним уроки, ходил в школу на родительские собрания и при этом постоянно заставлял заниматься гимнастикой — по три раза в день. «Его мышцы звенят», — с гордостью говорил о мальчике тренер.
«Мой муж был человеком идей, — с улыбкой вспоминала Любовь Толкачева. — Он долго вынашивал их, писал в блокноте план, а потом добивался их осуществления. После первой же идеи сделать из Коли чемпиона юношеских игр его тренер замахнулся на мировые старты». Но путь наверх не был быстрым и легким. К своему великому огорчению, на юношеском первенстве страны Андрианов стал всего-навсего тридцать пятым, а на международном турнире «Олимпия» — только семнадцатым.

Борьба за медали
И сразу же нашлись такие, кто поспешил поставить на Николае крест. Но, к счастью, Толкачев имел дело уже не с мальчиком, который мог неделями дуться на «обидевших» его судей, а с окрепшим и телом и, что самое главное, духом молодым мужчиной, готовым к любым испытаниям. На первом же своем чемпионате страны Николай показал, чего он стоил, и сразу же был призван под знамена сборной, которая должна была участвовать в очередном чемпионате мира. Правда, выступить на нем ему так и не удалось, и за свой вынужденный простой он отыгрался на первенстве Европы 1971 года в Мадриде. Став третьим в многоборье, Николай выиграл золотые медали в опорном прыжке и на коне и опередил таких асов мировой гимнастики, как Воронин и Клименко.
На чемпионате страны 1971 года, который Андрианов выиграл, стало совершенно ясно, что в мировой гимнастике появился новый лидер со своим неповторимым почерком. Более того, это был не только прекрасный гимнаст, но и самый настоящий боец со стальной волей, решительный и очень уверенный в себе. И когда на очень ответственных соревнованиях в Киеве Толкачев посоветовал ему не рисковать и не делать переднее сальто в упражнениях на брусьях, Николай только покачал головой: «Я сделаю его». И сделал!
Еще через несколько месяцев он в блестящем стиле выиграл Кубок страны, и прославленный Михаил Воронин, отдавая должное своему товарищу по сборной, заявил, что Андрианов пришел надолго и ему по силам бороться с японцами на Олимпийских играх в Мюнхене. Тем не менее, начало турнира сложилось для Николая не совсем удачно, и после обязательной программы он занимал второе место после Савао Като. Не заладилось выступление и в абсолютном первенстве, где из-за падения с коня он шел лишь четвертым. И все же особенно удивляться было нечему: обстановка на Играх была накалена до предела, даже самые стойкие не выдерживали нервного напряжения, а уже висевшее на Николае бремя лидерства мешало ему выступать так, как он привык: раскованно и красиво. Но отступать было некуда, Николай продолжил отчаянную борьбу за медали в отдельных упражнениях и стал олимпийским чемпионом в блестяще исполненных им вольных упражнениях.

«Решил, что уйдет победителем, чего бы это ему ни стоило»
Конечно, эта была не та победа, на которую он рассчитывал, и, покидая Мюнхен, Николай поклялся отыграться в Монреале. И надо отдать ему должное: за прошедшие после Мюнхена годы он сильно прибавил. Произошли изменения и в его личной жизни: он женился на знаменитой гимнастке Любови Бурде, и их шумную и очень веселую свадьбу долго помнили во Владимире.
В Монреале Андрианов не только стал абсолютным чемпионом Игр, но сумел завоевать еще пять медалей на отдельных снарядах, среди которых три были самой высокой олимпийской пробы. А на чемпионате мира 1979 года ведомая им команда выиграла золотые медали в командном первенстве, хотя сам Николай и уступил абсолютное первенство уже набиравшему свою «крылатую мощь» Дитятину. Именно он стал главным «обидчиком» Андрианова на московской Олимпиаде, где только в опорном прыжке Николай сумел обыграть своего основного конкурента.
Для поклонников спорта очередной успех гимнаста, которому было доверено произнести Клятву о честности участия в Олимпийских играх на их открытии в Москве от имени всех участников Игр, был прогнозируем и очевиден. Однако, те, кто был в эти дни в числе «посвященных», надеялись лишь на чудо и силу воли Андрианова. Николай Ефимович рассказывал, что еще в апреле, на соревнованиях в Киеве, где проходил отбор в олимпийскую команду, он неудачно спрыгнул с коня. Как ему показалось – потянул межреберные мышцы. А оказалось, что получил серьезную травму. Сильная боль долго не проходила. Уже в Москве гимнаста отправили на консультацию к знаменитому хирургу-травматологу Мироновой. Она жестко заявила, что выступать нельзя.
О том, что травма была очень серьезной, через пару десятилетий рассказала тренер-преподаватель по массажу Роза Киямова. С ее слов, Андрианов сломал ребро: «Тем не менее, вопрос об участии в Олимпиаде им даже не подвергался обсуждению. Он наверняка знал, что это последняя его Олимпиада – возраст уже 28 лет, а значит, пора прощаться с большим спортом. И он решил, что уйдет победителем, чего бы это ему ни стоило. А команда, которую он возглавлял, также должна была стать первой на Олимпийских играх. Потому и Клятву о честности, которую Николай произносил от имени наших спортсменов, и дальнейшие соревнования предваряли многочисленные уколы обезболивания».
Сам Андрианов о своей травме ни в одном интервью не говорил.

«Он так и остался простым парнем»
О его жизни после ухода из спорта известно куда меньше. Между тем, она тоже была яркой. Двенадцать лет Андриянов в качестве международного арбитра принимал участие в судействе крупнейших соревнований планеты. Десять лет занимался подготовкой молодежной сборной страны по спортивной гимнастике. И настолько успешно, что за это время его подопечные не проиграли ни одного международного соревнования — как в абсолютном, так и в командных первенствах. Кроме того, Андриянов взрастил 15 олимпийских чемпионов и чемпионов мира. «Продолжал жить с семьей во Владимире и постоянно ездил на сборы, — рассказывает тренер по спортивной гимнастике Геннадий Копытцев. — В гости приходил и к нам».
В 90-е годы развалилось и финансирование спорта. Наставник юниорской сборной остался без работы. А тут как раз приглашение от непримиримого соперника на помосте и друга по жизни Мицуо Цукахары — тренировать японских спортсменов. И под его руководством сын Цукахары, который до приезда Андрианова в Токио был лишь в третьей десятке японских гимнастов, попадает на пьедестал чемпионата Японии. В итоге, Цукахара-младший стал олимпийским чемпионом Афин-2004 в составе японской сборной и шестикратным победителем первенства страны.
В Японии Андрианов планировал пробыть два года, а задержался аж на восемь лет. «Коля очень тосковал там, — вспоминает его друг Виталий Акимов, ставший потом его заместителем по владимирской школе гимнастики. — Андрианов и сам по себе очень закрытый человек, да и японцы не стремились пускать его в свой круг. В последний год пребывания в Японии — Коля рассказывал — уже “крыша ехала” от однообразия: зал — гостиница — зал, уже вынужден был сам с собой перед зеркалом разговаривать, чтобы хотя бы голос свой услышать».
Домой Андрианов вернулся в 2002 году и сразу же возглавил родную владимирскую спортивную гимнастическую школу олимпийского резерва имени Николая Толкачева. «Он так и остался тем простым парнем, которого я увидел больше сорока лет назад, — рассказывает Геннадий Копытцев. — Никакой “звездности” не чувствовалось, зазнайства не было».
По-настоящему трудно ему было в личной жизни, рассказывают друзья. Расставание с супругой Любовью Бурдой он переносил болезненно. А тут еще и неизлечимая болезнь подкралась к знаменитому спортсмену незаметно. Все началось с периодических болей в правом боку, на которые бывший атлет поначалу не обращал внимания. Образа жизни не менял: работал от зари до зари, в редкие выходные выбирался на охоту и рыбалку. После Японии появилось и еще одно пристрастие: игра в гольф.
Болезнь, поразившая великого атлета, относится к редкой группе генетических заболеваний, которые характеризуются отмиранием отдела головного мозга, отвечающего за координацию движений и речь. Согласно статистике, эта беда настигает только двух человек из ста тысяч. И, увы, способа излечения человечество еще не придумало.
«Он и у немецких врачей консультировался. Но и там развели руками, — добавил Геннадий Копытцев. — Болезнь его настолько подкосила, что последние два года он почти не появлялся в школе. Ухаживала за Андриановым его младшая сестра Галина, не оставляя брата ни на минуту». Постоянно приходили друзья, коллеги, приезжали бывшая жена и сыновья. Кстати, сыновья Сергей и Владимир Андриановы — мастера спорта по спортивной гимнастике. А старший Сергей и дальше пошел по стопам отца. Долгое время работал тренером в Японии, в том же самом клубе, из которого в 2002 уехал сам Андрианов. За год до смерти Николай Ефимович перестал вставать с постели. Трудно поверить, что это произошло с человеком, которому когда-то под силу были самые невероятные спортивные элементы. 21 марта 2011 года его не стало. В родном городе Владимире установлен памятник Николаю Андриянову, именем выдающегося гимнаста назван сквер и остановка общественного транспорта около дома, где жил спортсмен.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Владимирские ведомости» (vedom.ru), Peoples.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты