Николай Годовиков: «Не уйди я в армию, все было бы иначе»

0

Известный артист умер от рака
Николай Годовиков стал знаменитым в одночасье, когда на экраны страны вышел ставший впоследствии культовым фильм «Белое солнце пустыни». Петруха, которого он сыграл, многим зрителям показался таким же родным. Казалось, впереди юного актера ждет череда новых успешных ролей. Получилось иначе.

«Зачем мне велели пригласить этакое чудо на пробы?»
Годовиков родился 1 января 1950 года. В кино дебютировал еще старшеклассником в легендарной картине «Республика ШКИД» режиссера Геннадия Полоки. «В том фильме я переиграл много эпизодов. А в одной сцене при монтаже появлялся одновременно в двух лицах — шкидовца и беспризорника. Мне даже нос задирали скотчем, чтобы изменить внешность. Однажды Саша Кавалеров, знаменитый Мамочка, возмутился: “Что такое! Я играю главную роль, а Годовиков постоянно в кадре”».
Далее сыграл эпизод в картине Владимира Мотыля «Женя, Женечка и «катюша»». На съемках этого фильма актер сильно повредил ногу и вообще едва не погиб: запал, сорвавшийся с шеста во время инсценировки пулеметной очереди, попал ему в ногу. Пришлось делать операцию и долго восстанавливаться. Работать пошел на завод.
Но вскоре о нем вспомнил все тот же режиссер Владимир Мотыль, который позвал Годовикова в картину «Белое солнце пустыни» на роль Петрухи, сделавшую Николая звездой. «На пробах мне, заводскому пареньку, сразу дали сыграть перед камерой знаменитую впоследствии сцену под условным названием “Гюльчатай, открой личико!”, — вспоминал Годовиков. — Я, к слову сказать, шансов обойти профессиональных актеров не имел. К тому же накануне меня сбросила резвая лошадь, и я проехался по дороге лицом. Когда помощник режиссера меня увидел, недоумевал: “Зачем мне велели пригласить этакое чудо на пробы?” Ссадины загримировали, как смогли. Я попросил вызвать меня, только когда очередь подойдет: боялся скопировать что-нибудь из показов других кандидатов, кажется, среди них был и Савелий Крамаров. Походил-побродил по коридорам, прикинул, что буду делать. Меня вызвали — сыграл. Подошел Владимир Мотыль и пожал мне руку: “Поздравляю!” Я сразу понял, что победил».

«Раскрыл в себе художественные способности»
Но слава не обрушилась на него: когда фильм вышел на экраны, Годовиков маршировал на плацу. «У меня имелась “бронь”, но после съемок был настолько взбешен, что вспылил и ушел в армию. Не соверши я этого странного поступка, моя судьба, возможно, сложилась бы более счастливо. Когда я вернулся из армии, страсти по “Белому солнцу пустыни” несколько поутихли — стать востребованным актером было уже не суждено».
На самом деле еще на съемках «Белого солнца пустыни» Годовикова задержали за кражу студийного оборудования. От тюрьмы его и спасла срочная служба в армии. Демобилизовавшись, Годовиков женился, но вскоре – в 1979 – угодил за решетку. Новые проблемы начались в 1990, когда жена выставила его за дверь. Ему пришлось бомжевать. Николай вновь начал воровать и снова попался. Суд состоялся 1 мая 1991 года — Годовикову дали 2,5 года заключения, которые он провел во Владимирской колонии строгого режима для рецидивистов. Еще находясь в СИЗО, Николай познакомился с Майклом — местным криминальным авторитетом (настоящее имя — Михаил Шапкин). Как говорил сам Годовиков, Шапкин ему здорово помог после зоны.
Выйдя в 1993 году, Годовиков устроился рабочим в «Метрострой». Параллельно снимался в кино в эпизодических ролях и играл в театре, рисовал картины: «Не смейтесь, но я, говоря высоким штилем, совершенно неожиданно раскрыл в себе художественные способности. О чем прежде и не подозревал. Услышал от писателя Андрея Кивинова, что есть в Петербурге такой живописец-педагог Александр Кравчук, который за 32 часа занятий совершает чудеса: в его мастерской каждый становится художником. Ну, думаю, попробую. Дома иронически к этому отнеслись. Но когда увидели, что я каждый день работаю над холстом, когда показал родным фотографии с каждого этапа создания картины — они онемели. Спрашивают: “Ты точно сам?!” Искренне поверила только жена. За два месяца я написал натюрморт маслом. Причем его не стыдно было вставить в приличную раму и повесить на стену. Что до кино, то я уже пенсионер, так что время сниматься есть. Правда, почему-то приглашают играть исключительно негодяев. Но я соглашаюсь, потому что съемки для меня — почти всегда праздник.
Почти — из-за словечка “кастинг”. Такие идиотские требования на этих кастингах! К примеру, я прихожу, а меня просят попрыгать или повизжать. Спрашиваю: “Зачем? В чем моя задача в этом эпизоде?” Отвечают: “Да никакой задачи. Просто попрыгайте или побегайте”. Прошу поставить камеру, дать сыграть эпизод, а они говорят: “Займемся этюдами. Не хотите? Тогда расскажите анекдот”. Какие этюды-анекдоты?! Мы же не на первом курсе театрального! Эти игрушки в серьезной работе не нужны. Не скрою, однажды даже вспылил и хлопнул дверью. Я привык к нормальной работе, а не к идиотизму».
Еще после выхода из тюрьмы Николай познакомился со своей третьей женой. Знакомство было случайным — он искал телефон одного из своих знакомых, а ему дали по ошибке номер Людмилы. Она умерла в канун Нового 2015 года. Годовиков говорил: «С Люсей мы душа в душу прожили 27 лет. И вдруг очень быстро она сгорела. Несколько дней помучилась – и все. У нее не онкология была, а другая страшная болезнь – диабет. Сахар в крови зашкаливал. Но даже когда становилось совсем худо, Люсенька запрещала мне «Скорую» вызывать, лечилась народными методами. Штудировала журналы о здоровье, травы собирала и пила отвары из них. А накануне смерти она в баню решила сходить. Попарилась, но, видимо, высокая температура все и спровоцировала».
Сам артист пережил ее на пару лет. 23 ноября его не стало, у него была онкология. У Годовикова остались двое взрослых детей – дочь Мария и сын Артем, а также двое внуков – шести и девяти лет.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Смена» (smena.ru), Penzalife.info

Поделиться.

Комментарии закрыты