Нина Ургант: «Я дама строгих правил»

0

Сейчас Нина практически не снимается в кино: «Как-то приглашали в российско-французский проект играть княгиню, которая живет на свалке и совращает молодых мальчиков. Я такое, понятное дело, играть не стала. Французы удивлялись: “Но мы же платим!” Конечно, если бы жила я на Западе и снялась в полусотне картинах, могла бы не думать о своей старости. Но у меня ситуация материальная такова, что все время будто начинаю жизнь».

«Хочу играть в вашем театре!»

Нина Николаевна Ургант родилась 4 сентября 1929 года в Ленинградской области, в городе Луге. Отец Нины был военнослужащим, и семья колесила по всей стране. Война застала их в латышском городе Даугавпилсе. Немцы пришли без единого выстрела. «Ехали по дороге на танках, машинах, мотоциклах, сытые, веселые, хорошо вооруженные, пели песни. А наши солдаты метались по дворам с жалкими винтовками, глаза безумные! – вспоминает актриса. — И следом — стайка подростков, с которыми бегал и мой четырнадцатилетний брат. Он пропал тогда, и мама долго искала его среди убитых». Они осталась вчетвером — мама, Нина, младший брат Гера и грудная Галечка. От страха и неизвестности Нина бегала в церковь, становилась на холодный пол коленями и, не зная молитв, просила вернуть отца и брата. Детская молитва доходчива — вернулись и брат Володя, и отец.

После окончания школы в Даугавпилсе Нина Ургант приехала в Ленинград и подала документы сразу в политехнический и педагогический институты и заодно… в слесарную школу, но в итоге поступила в Ленинградский театральный институт имени Островского (ныне — Академия театрального искусства), где ее педагогом была Татьяна Сойникова.

Окончив в 1953 году институт, Нина Ургант стала актрисой Ярославского академического театра имени Волкова, где сразу заняла место ведущей лирической героини. В 1954 году Георгий Товстоногов пригласил ее в Ленинградский театр имени Ленинского комсомола. «Поначалу я жутко стеснялась мастера, — вспоминает работу с Товстоноговым актриса. — Не то что играть, слова сказать при нем стеснялась. Товстоногов, исчерпав все подходы ко мне, заявил, что он меня выгонит, так как во мне ошибся. Я была в шоке. И тут выручил главный художник нашего театра Семен Соломонович Мандель, который сосватал меня сняться в эпизоде в картине “Укротительница тигров”, и великий Гога (так за глаза все звали Товстоногова, которого все бесконечно любили и страшно боялись!), на мое счастье, увидел эту картину. После этого вызвал меня на честный разговор, сказал, что мне надо раскрыться, и прибавил к моему окладу в 650 рублей еще сто. Товстоногов потом звал меня в Большой театр, но я со своим характером вечно считала себя всем обязанной. А мне от театра тогда дали маленькую квартиру-распашонку в “хрущевке”, дали звание, репертуар на мне строился — как я могла людей подвести?!

А когда много лет спустя собралась было уйти из Пушкинского театра, то пришла к Товстоногову: “Георгий Александрович, хочу играть в вашем театре!” На что он сказал: “Нинуля, ты уже не та актриса, которую я могу взять просто так. Я должен дать тебе роль, а мы сейчас уезжаем на гастроли за границу…” Отказал с огромным уважением. Когда хоронили великого актера Юрия Толубеева, то Георгий Александрович неожиданно подошел ко мне, обнял за плечи и сказал: “Я всегда уважал вас, прежде всего за то, что вы всего добились своим трудом…”»

«С Высоцким не было любви»

Судьба подарила Нине Ургант множество встреч с великими актерами: «Я часто снималась в Москве и благодаря Ие Савиной была вхожа в дом Фаины Георгиевны Раневской. Когда ей нездоровилось, то Раневская просила меня: “Н-н-и-н-н-а, м-м-о-ж-ете п-п-огулять с м-м-оим Мальчиком?” Мальчик — так звали обожаемого пса.
Помню, я поразилась несоответствию: на стенах у Раневской портреты с автографами и личными надписями Есенина, Ахматовой, Цветаевой, Шаляпина, а сама она лежит на каком-то развалившемся топчане с проволокой. Я предложила: “Фаина Георгиевна, давайте мы вам купим какую-нибудь кровать или хотя бы новый топчан. Ну так же нельзя!” На что она ответила: “Милочка, так случилось, что у меня была молодая домработница, которая однажды пришла ко мне и объявила: “Фаина Георгиевна, я выхожу замуж, отдайте мне вашу кровать из карельской березы! Вас же никто трахать не будет!” Я подумала-подумала: действительно, меня никто… не будет, и подарила ей эту кровать!” Причем Раневская называла все своими именами, по-русски. Смешная была, удивительная!

Раневская была прикреплена к кремлевской больнице, и однажды я попросила ее достать какие-то таблетки для желудка. Она поинтересовалась, сколько я принимаю. Я ответила: одну-две в день. Фаина Георгиевна: “А я — всю упаковку. Знаешь, Ниночка, какая моя самая большая мечта? Вот иду по полю, вижу огромную коровью кучу и думаю: ну почему она — не моя!”»

Нине приписывали романы со многими мужчинами-актерами: на съемках Ургант обязательно надо было кем-то увлечься, иначе роль не получалась. А потому влюблялась часто и самоотверженно, большей частью, платонически, но все равно жила под сильным впечатлением. Когда влюбленность проходила, расставалась безболезненно, без надрыва.

«У меня все романы начинались уже после того, как я была утверждена на роль, — рассказывает актриса. — Так было и с режиссером Андрюшей Смирновым на “Белорусском вокзале”. Да и какие это по нынешним меркам романы?.. Скорей, влюбленности, которые позволяли лучше сыграть ту или иную роль. А чтобы довести дело со мной до постели, мужчинам надо было преодолеть столько препятствий, что они, как правило, находили другие, более легкие варианты… А вот с Володей Высоцким никакой любви не было, хотя в прессе мне приписывают с ним чуть ли не интимную связь. Но я тогда была замужем за Кириллом Ласкари, а я дама строгих правил. С Володей мы чудесно дружили. Так же, как и с Андрюшей Мироновым, Юрой Никулиным. Меня, кстати, внук Ванечка иногда просит: “Нинуля, расскажи мне про Миронова, про Никулина, про Высоцкого!” С удовольствием рассказываю».
Замуж Ургант официально выходила три раза, и все три мужа — актеры. А сын у Нины Николаевны один — Андрей Ургант, шоумен. Из-за огромной загруженности работой Нина Ургант не могла уделять много внимания сыну — он ходил в детский садик, два года провел в интернате, потому что мама была занята сразу в нескольких картинах. Ну, а внук актрисы Иван стал известным актером и телеведущим, продолжив семейные традиции. Именно бабушку он считает самым близким человеком.

«Приехала какая-то ленинградка, и наши звезды померкли!»

У Нины Ургант много «военных» ролей. И на каждой у нее болело сердце — она отдавала себя целиком, иначе не могла их сыграть. После съемок сцены получения похоронки в фильме «Я родом из детства» актриса на два месяца попала в больницу — у нее отнялись руки: «Я так волновалась, что к съемке похудела на пятнадцать килограммов. Режиссер все объяснил, я приготовилась. А когда начали снимать, и я взяла похоронку — не закричала, не заплакала. Просто вдруг повернулась и пошла, ничего не видя, карабкаясь по поленнице дров, пока не провалилась куда-то и не замерла…»

Самым известным фильмом Нины стал «Белорусский вокзал». Сыграв роли друзей-фронтовиков, артисты Анатолий Папанов, Евгений Леонов, Всеволод Сафонов, Алексей Глазырин и сама Ургант и в жизни притянулись друг к другу, как магнитом, став преданными друзьями. Но так было далеко не всегда. Поначалу отношение коллег-артистов к Нине Николаевне было холодным, если не сказать ледяным.

«Встретили меня холодно, – вспоминает Ургант. – Просто никак, не обращали на меня внимания, да и все. Ребята пришли на наш первый съемочный день крайне недовольными. Все злились и хотели скорее отсняться и закончить уже с “Белорусским вокзалом”. Ведь картина-то, по сути, была уже снята без меня. А роль медсестры Раи предназначалась для очень хорошей актрисы, замечательной Инны Макаровой. Они ее знали, жили все в Москве, вместе работали, часто встречались. И только режиссер Андрей Смирнов был на моей стороне. Руководство увидело первую пробу и сказало “нет”, но он, тем не менее, попросил меня остаться. Сделали вторую пробу. Худсовет сказал: “Нет, будет сниматься Макарова”. Я уехала. Прошел год! Уже сняли картину! И вдруг режиссер Смирнов мне звонит: “Нина Николаевна, надо приехать, сделать еще пробу”. Я в недоумении: “Как же так, ведь везде в прессе было уже сказано, что закончились съемки “Белорусского вокзала”. Андрей Сергеевич отвечает: “Да, закончились, за исключением сцен с медсестрой Раей”. Естественно, я приехала. И эту – третью по счету – пробу показали министру культуры Фурцевой. И она утвердила… Макарову! А я, как идиотка, по-прежнему находилась там. Ну что ж, я засобиралась домой. Тогда режиссер снова попросил меня не уезжать, перекантоваться там. И лег в больницу, сказав начальству: “Если вы мне не доверяете как молодому режиссеру снимать того, кого я хочу, то назначайте другого!” Директор киностудии “Мосфильм” Сурин помучился-помучился и сказал: “Черт с тобой, снимай кого угодно, только заканчивай мне картину!” Так я попала в “Белорусский вокзал”».

Актриса навсегда запомнила свой первый съемочный день в этом фильме: «Я отыграла сцену, когда ребята звонят в дверь, я открываю им двери и говорю: “Мальчики мои…” И я их мою в ванной. Как только закончилась эта кинопроба, мои партнеры цепочкой потянулись в просмотровый зал. Первым оттуда вышел Женя Леонов. Он подошел ко мне, поцеловал руку и сказал: “Приехала какая-то ленинградка, и наши звезды померкли!” Вслед за ним подошли и все остальные, поздравили меня, и я поняла, что очень им понравилась. Все. Дорога мне была открыта. И я избавилась от всех комплексов и была счастлива… А потом они жить без меня не могли. Мы общались, разговаривали, проводили вместе время. Параллельно со съемками я играла в двух спектаклях, ездила в Ленинград. А когда возвращалась на съемки, они все вчетвером на вокзале меня встречали. Знаете, я не помню, когда мы сдружились. Просто Алексей Глазырин в один момент уехал на съемки куда-то на север, а я – в Ленинград отыграть спектакли. Глазырин внешне, на первый взгляд, был самым мрачным из нас, самым нелюдимым. И вдруг, когда я вернулась, он пришел и принес мне огромную рыбину. Он положил ее в тумбочку и сказал: “Нина, не забудь, это тебе. И учти, больше ни в одной картине без тебя я сниматься не буду”. Я ему очень нравилась как актриса, не как женщина».

«Мальчики оберегают меня и с того света»

Когда в фильме медсестра Рая поет про то, что «здесь птицы не поют, деревья не растут», сдержать слезы невозможно. Но далеко не всеми и не сразу песня Булата Окуджавы воспринималась так. В первую очередь, она не понравилась самой Нине Ургант. «Мелодия мне показалась какой-то маршеобразной, жестокой, резаной. Пою и чувствую, что она у меня не получается. Пою второй раз. Снова не получается. Ну, машинально я как-то это делала, без души, без всего. А в студии было такое окошко, где велась запись, и около него ждали своей очереди Папанов, Леонов, Глазырин, Сафонов: один куплет мы должны были записать вместе. И вдруг смотрю – а мои партнеры плачут. Только после этого песня получилась.

Сразу после записи песни помощник звукооператора сунул пленку под мышку и тихо-тихо удалился из студии. Звукооператор прокомментировал: “Все, песня пошла в народ”. И действительно пошла. Теперь ее все поют и маршируют под нее, и в День победы она звучит бесконечно. Недавно меня приглашали опять в Москву петь ее, но я уже не могу петь, голоса нет, я уже все прокурила. Да и не спеть мне уже так никогда, потому что и партнеров моих нет уже, ушло уже время. Поют другие артистки, но удивительно: никто не может их воспринимать. И я понимаю почему. Не потому, что я лучше пела. А потому, что песня навсегда связана с образом – прекрасным, удивительным образом медсестры Раи».

Даже спустя много лет после съемок фильма Нина ощущает рядом с собой мистическое присутствие своих ушедших из жизни коллег-актеров: «Мальчики оберегают меня и с того света. Несмотря на то, что ребят – замечательных актеров Анатолия Папанова, Евгения Леонова, Всеволода Сафонова, Алексея Глазырина – уже нет в живых, я чувствую, что они по-прежнему рядом со мной. Я часто захожу в Никольский храм, ставлю свечки за упокой и разговариваю с ними: “Ребята, пока я хожу по этой земле, поддержите меня, вы же все видите”. И мне становится не так страшно жить».

Подготовила Лина Лисицына
по материалам [link=http://www.zhizn.ru,]«Жизнь» [/link]  [link=http://www.smena.ru]«Смена»[/link],  [link=http://www.peoples.ru
]People’s History[/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты