Одри Тоту: «У меня никогда не было женского шарма»

0

Супруги Тоту – стоматолог и его жена – наверное, не догадывались, что, дав дочке имя в честь Одри Хепберн, одной из звезд кинематографа ХХ столетия, тем самым предрешили судьбу своего чада — Одри Тоту.

«Мне хотелось жить в джунглях»

Одри Тоту родилась 9 августа 1976 года в городе Бомон во Франции в семье хирурга-стоматолога и учительницы. В детстве Одри мечтала быть приматологом, изучать обезьян, но совершенно не знала, в какое учебное заведение обращаться: «Меня невероятно привлекала перспектива жизни в джунглях, где я бы изучала горилл, мне бы это понравилось. Лет в 12 меня вынули из клетки с обезьянами в парижском зоопарке — настолько они мне нравились».

Родители были против, хотя им было не легко справиться с навязчивым желанием Одри завести дома какое-нибудь животное, кроме кошки и собаки. «Сначала мне хотелось козу, — вспоминает актриса. — Но вот наши соседи не захотели, чтобы она паслась повсюду со своими козлятами, и от этой идеи пришлось отказаться. Еще я мечтала о своем тюлене. Ну, и наконец – обезьяны, которых я люблю безумно!»

В какой-то момент Одри всерьез увлеклась живописью и искусством, записалась в студию драматического искусства родного лицея. Мало того, папа с мамой – рядовые жители департамента Пюи-де-Дом – отправили дочь на курсы в парижскую театральную школу: «Меня, на самом деле, актерская профессия интересовала мало, — позже рассказала Одри. — Но мои родители смотрят на жизнь практически, и учебу они оценивали с точки зрения перспективы трудоустройства. От Парижа я была в восторге. Особенно от того, как много красивых женщин вокруг. Высоких неотразимых блондинок, не то, что я сама: рост 160 и одни глаза. И я думаю: “Париж – это столица всего идеального. На что я-то могу рассчитывать, когда здесь столько женской красоты?!” И только потом узнала, что живу рядом с тремя модельными агентствами. Это был шок!»

Одри записалась в парижский университет на филологический факультет, но вместо того, чтобы сидеть на лекциях, бегала по бесчисленным просмотрам, на большинстве которых ее попросту не замечали. Но все же после эпизодического участия актрисы в телевизионных сериалах о полицейских «Жюли Леско» и «Кордье» Тоту пригласили к известному режиссеру Тони Маршал на просмотр претендентов для участия в ее будущей картине «Салон красоты Венера». Одри ужасно волновалась, готовилась к прослушиванию, пока ехала, потерялась на выходе из парижского метро. Долго разбиралась в паутине столичных улиц, опоздала почти на час. Просмотр уже завершался. «До свидания, — сказали ей. — В следующий раз не будете опаздывать». Одри разревелась, хотя никогда не была из породы плакс. Просто в тот момент ей стало очень обидно. И тут девушку увидела Тони Маршал. «Ладно, — говорит, — раз уж пришли, заходите!»

Специально для Одри устроили дополнительный просмотр. Он, на удивление, длился всего пять минут. «Я поняла: мне ничего не светит, — вспоминает актриса. — Так расстроилась, что уехала из Парижа домой. Однако через несколько дней раздался звонок. Это была Тони Маршал, которая сказала, что роль — моя. Мне это показалось настолько невероятным, что я сперва подумала: “Это наверняка ошибка. Что-то здесь не так!” Прямо об этом режиссеру и сказала: “Проверьте. По-моему, речь тут идет не обо мне”. Однако — о, счастье! — все оказалось верно».

«Я была без сознания от успеха»

За роль наивной Мари в картине «Салон красоты Венера» Одри была удостоена премии «Сезар» как «молодая надежда французского кино». И сразу же началась её большая кинокарьера, о которой Тоту и не мечтала. В 2000 году на экраны вышли стазу четыре фильм с участием Одри – комедия Хариетт Марен «Давай поженимся», смешливая драма Сержа Мейнара «Проходимцы», историческая лента Габриэля Агийона «Распутник» и картина Лорана Фирода «Взмах крыльев бабочки». Но именно на постере дебютного «Салона красоты Венера» на актрису обратил внимание режиссер Жан-Пьер Жене. В то время от съёмок в его долго вынашиваемом фильме «Амели» отказалась Эмили Уотсон, а ведь никого кроме неё (видимо, после фильма «Рассекая волны») в роли чудесной официантки с Монмартра Жене даже не рассматривал. Но вот теперь, осмотревшись по сторонам, он открыл для себя Одри, просто прогуливаясь около афиш недалеко от своего дома близ Бастилии.
Режиссер прислал Тоту сценарий, попросил подготовиться к пробам. «Я разыграла перед режиссером несколько сценок, — вспоминает актриса. — Он смеялся, но никакого вердикта не вынес. Попросил сыграть еще несколько эпизодов и пригласил на просмотр своего помощника. Опять они оба хохотали-заливались. Я ничего не понимала. Остановилась и спрашиваю: “Ну а как роль-то? Моя?” Они оба удивились: “Конечно твоя! Ты же ее уже играешь”».

«Амели» стала событием мирового кинематографа, на Одри обрушилась слава, и девушка не потеряла голову лишь благодаря своему окружению, родителям, которые делали все для этого: «Я читала поменьше статей о себе и не обращала внимания на критику, — говорит актриса. — И я была без сознания от успеха. Потребовалось много времени, прежде чем смогла осознать вкус этого феномена. Я пыталась справиться с ним, живя своей обычной жизнью. А потом успех как бы сбежал от меня, словно чего-то испугавшись».

А актриса осталась все той же самой Одри. «Разве что раньше я была более свободной, — говорит Тоту. — Одно время одевалась в то, что находила на распродажах. Я была чуть более округлой и пыталась это скрыть. Сейчас над этим смеюсь, но в тот момент мне было совсем не до смеха. Тогда я достаточно много боролась со своей натурой. Я не очень-то верила в себя. А сейчас странным образом иногда удается оказаться на одной ступени, например, с Гвинет Пэлтроу или Анджелиной Джоли».

«Никогда не критикую людей»

Одри всегда была очень суеверной, хотя сейчас это проявляется меньше – с тех пор, как с профессиональной точки зрения все наладилось. «Но я по-прежнему суеверна в отношении своих проектов, — признается актриса. — Никогда не критикую людей, с которыми мне хотелось бы работать, из страха, что это помешает сотрудничеству с ними. Хотя и понимаю, как это скучно для журналистов – не услышать от меня ничего плохого о других».

Она много снимается. Недавно появилась в приключенческом французском фильме «Одиссея», где сыграла роль верной жены исследователя Жак-Ива Кусто. Также сыграла второстепенную роль в ленте «Ночь в Париже». Здесь главный герой – обаятельный и красноречивый директор парижского театра Луиджи. Его театр находится в плачевном финансовом положении – актеры и персонал уже два месяца не получают зарплату и поэтому устраивают забастовку накануне премьеры новой пьесы. У Луиджи есть всего одна ночь, чтобы найти деньги для своей труппы, а еще ему нужна шимпанзе для спектакля. Одри сыграла одну из его помощниц.

А вот в «Вечности» ее роль уже главная. Это невероятно красивая и пронзительная история о трех поколениях женщин, которые любят, отчаиваются, упиваются счастьем материнства и горем утрат, но пытаются сберечь и приумножить любовь, таящуюся в их сердцах. Вьетнамский режиссер Чан Ань Хунг, известный поклонникам артхауса по кинолентам «Норвежский лес» и «Я прихожу с дождем», в это раз снял нечто, похожее не столько на фильм, сколько на двухчасовую зарисовку из жизни буржуа. Здесь красиво все, даже страдания, но сюжета как такового нет. Синефилов такие мелочи обычно не пугают, а вот неподготовленному зрителю на сеансе «Вечности» будет скучновато.

«Я очень закрытый человек»

Один из французских кинокритиков как-то сказал о карьере Одри: «Единственное, в чем можно быть уверенным: если будущее французского кино пройдет без нее, оно лишится значительной доли очарования». Самой же актрисе странно, когда ее называют образцом парижанки: «У меня никогда не было женского шарма, фигуры – вплоть до последнего времени». В жизни она очень пряма в своих высказываниях, любит смотреть футбол и по-мужски водит машину.

Одеваться на распродажах Одри уже перестала — попробовала другую одежду ради кино. Когда первый раз надела элегантный костюм, чувствовала себя не в своей тарелке. Но понемногу роль стала переходить в характер: «Мы срослись. Костюмы, обувь действительно имеют свойство детонатора, они генерируют некоторые поступки людей. Чтобы сыграть одну из ролей, прекратила красить ногти в красный цвет. И это заставило выработать новый образ и новую манеру игры. Правда, при этом у меня появилось ощущение, что я полная идиотка.

Вообще, моя работа учит выглядеть хорошо. Мы должны носить красивые платья и стараться быть прекрасными. Это ужасно – следить все время за тем, что ты ешь, потому что я настоящая гурманка. Но это, повторюсь, моя работа. Так как я участвую в рождении мечты, должна играть свою роль.

Даже если внутри не нахожу от этого никакого удовольствия. Вот я была на телесъемке в простых брючках и обуви. Сказала себе: это уже достаточно трудно – найти смешные фразы, зачем же еще мучить себя высокими каблуками? Бывают моменты, когда я позволяю себе подобное».

Актриса не соблюдает никаких диет, у неё это просто не получается. Её решение – спорт: 2-3 часа в неделю упражнения дома на коврике. Одри Тоту бегает, ходит под музыку. Это не очень сложно и доставляет удовольствие. «Я запретила себе многие вещи за столом, хотя и ненавижу худобу, — говорит Тоту. — Люблю добавить себе несколько килограммов. Да, я ем много овощей и фруктов, но от шоколада редко когда могу отказаться».

Она очень любит фотографию, из каждого путешествия привозит сотни снимков. Не меньше ей нравятся живопись и скульптура. «Правда, боюсь, Бог не наградил меня этими талантами в нужной степени. Так что, не стань я актрисой, на моем увлечении изящным искусством многого б не достигла. Если бы можно было выбрать что-то одно, я стала бы скульптором. Этим я и займусь в старости».

Одри Тоту приписывали романы со многими знаменитыми актерами, в том числе с партнерами по кино – Томом Хэнксом («Код да Винчи»), Матье Кассовицем («Амели»), Чюителем Эджофором («Грязные прелести») и даже Бенуа Поэльворде, с которым она снялась в «Коко до Шанель». Но доподлинно известно лишь об двух романах Тоту – с американским поэтом Лансом Мазманяном и французским музыкантом Матье Шедидом.

«У меня было ощущение, что с приходом известности я стала героиней парада уродов. На улице, как в цирке, все таращат на тебя глаза, а ты должна вести себя, будто это совершенно нормально. Поэтому я тщательно скрываю личное от посторонних. Мне кажется, войдя хоть раз в воду, дороги назад не будет. Я чуть-чуть поделюсь с вами личным, а вы захотите еще и еще, и в результате у меня не останется ничего сокровенного. Я искренне не понимаю, откуда сейчас у всех такое желание рыться в грязном белье знаменитостей.

Так что в вопросах личной жизни я сама себе напоминаю гробницу фараона. Оттуда ведь ничего не попадает наружу, даже мельчайшие пылинки. Я очень закрытый человек. А еще я люблю одиночество, мне никогда не бывает скучно одной. Я даже нуждаюсь в этом». Так что связывать себя узами брака актриса не собирается: «Замуж? – говорит Одри Тоту. – Я лучше хорошенько высплюсь».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Fancy-journal.com, Audrey Tautou, Metro, Lostfilm.info

Поделиться.

Комментарии закрыты