Олег Масленников-Войтов: «Съемки в кино — стечение обстоятельств»

0

Он снялся в сериалах «Тайны дворцовых переворотов», «Тяжелый песок», «Маргоша», «Бабье царство», «Морские дьяволы».

Когда вам было 11, ваша семья военных переехала из Душанбе в Москву. Поселились в Лефортово. Олег, что еще связывает вас с этим районом?
Олег Масленников-Войтов: Собаки. У нас два огромных ньюфаундленда. И я гулял с ними там по улицам, по Лефортовскому парку. Когда наша собака родила, мы отдали щенков «хорошим людям», и потом иногда приезжали и проверяли, как им там живется. И вот приходим к одному, и видим, что наш щенок там в таком «загоне», что в годовалом возрасте весь поседел! Конечно, мы его сразу же забрали. Так что теперь воспитываем двух собак. В Лефортовском общежитии для военных мы оказались, приехав из Душанбе. Родители живут там до сих пор. Отцу обещали квартиру, но пока так и не дали.

Как в семье военных вы стали актером?
Олег Масленников-Войтов: Тяга к этой профессии зрела в нашей семье не одно поколение: в церковном хоре пел прадед, а дед, служивший в пограничных войсках, пел в краснознаменном – у него был хороший баритон. Мама в молодости немного занималась актерской деятельностью, но потом стала педагогом. А я всегда мечтал, что буду петь. И в школе, и в армии у меня была своя группа, мы пели все, в том числе Фредди Меркьюри Time, переделывали и пели песни «Парка Горького».

Что отвлекло от музыки?
Олег Масленников-Войтов: Мама говорит: «Кто тебе нравится из актеров»? Я отвечаю: «Караченцов». Она: «Ну, видишь, он поет, но он же актер»! И я поступил в школу-студию МХАТ.

Почему туда?
Олег Масленников-Войтов: Я учился в 11-м классе театрального лицея, собрал товарищей и в сороковой раз повел их в «Ленком» на «Юнону и Авось». Мы пробрались за кулисы и подошли к артистам взять автографы. Направились к Караченцову. Николай Петрович говорит: «Слушай, какой раз ты уже приходишь?» Я испугался, что нас сейчас выгонят, и нагло говорю ему: «А вам что, жалко»? Потом спрашиваю: «Какой институт вы заканчивали?» Он: «Школу-студию МХАТ». Я говорю: «Вот туда-то я и поступлю».
Я возвращался в Москву из армии и прямо в поезде готовил программу для поступления в вуз. Стал поступать сразу в несколько, но нигде не прошел. Потом полгода учился на подготовительных курсах в школе-студии МХАТ, и поступил туда к замечательному педагогу Евгению Лазареву. Он со мной пообщался так по-отцовски, и я понял, что хочу учиться только у него. (Я к тому времени прошел по конкурсу в несколько вузов и выбирал, куда пойти). Оказалось, что и Николай Петрович учился у Евгения Лазарева, светлая ему память.

У вас огромная фильмография. Какими качествами надо обладать, чтобы попасть в обойму телесериалов?
Олег Масленников-Войтов: Самое главное, чтобы у тебя не опускались руки. Ты можешь обладать суперкачествами, но если у тебя не складывается, и если тебя «не видят» режиссеры, то они тебя так и не увидят. Съемки в кино – это только стечение обстоятельств. У меня бывали простои по шесть-восемь месяцев. С одной стороны, для актера долгоиграющий проект – это очень хорошо, ты все время занят и ты на виду, но если режиссеры слишком долго видят тебя на экране в одной роли, ты им надоедаешь. После «Маргоши» я очень долго не шел сниматься в длинные сериалы, чтобы на меня не «замылился» глаз у режиссеров.

Ваша муза – супруга Алина. Она продюсер. У вас прекрасная, крепкая семья, вы сами сказали: «Всем бы такую». Расскажете вашу историю любви?
Олег Масленников-Войтов: Девять лет назад Алина, с которой мы были знакомы уже несколько лет (она продюсер нескольких картин, где я снимался), отмечала день рождения. Я был в компании и пригласил ее на танец. И вдруг что-то произошло. Стоял теплый летний вечер, мы оба перестали слышать музыку: мгновение остановилось. Алина была замужем, но с супругом уже не жила. Мы долго переписывались, слали друг другу SMS, и, наконец, было назначено свидание на Фрунзенской набережной. Моя машина была в ремонте, и я приехал на старенькой шестерке родителей, которая уже несколько лет ржавела в гараже, но была еще на ходу. Загадал: если сядет ко мне в такую машину – все получится, и мы будем вместе. Если нет – значит нет.

И она?
Олег Масленников-Войтов: Она села. Правда, потом призналась, что жутко боялась, что вылетит дверь. Но все обошлось, и с тех пор мы вместе.

Чем занимается ваш сын?
Олег Масленников-Войтов: Мы делаем все, чтобы он мог учиться в хорошей школе, занимался математикой, языками, не надо бы ему быть актером. Но он, кажется, считает по-другому. Он раз 20 посмотрел «Поющие под дождем», где в конце спектакля мы все танцуем, заставил нас отвести его заниматься степом. Еще освоил фехтование, которое я несколько лет преподавал в школе-студии МХАТ. Но, надеюсь, профессию он выберет все-таки другую.

А правда, что когда на больших гонках вас забодал бык, вы поехали с сыном в «Диснейленд»?
Олег Масленников-Войтов: Бык тут не причем. Я вышел на «бой с быком», заменив члена нашей команды, получившего травму. С быком к тому времени уже познакомился: заходил к нему в вольер, гладил по рогам. Так что отношения у нас были хорошие. Там мне надо было прыгнуть на маты в огромной маске быка, а их, оказывается, успели сдвинуть, и приземлился я неудачно. Но, в пылу соревнования, не заметил, что сломал ногу и продержался до конца. А потом – больница, три штифта. Но я обещал сыну после гонок свозить его в «Диснейлэнд» и решил обязательно это сделать. И каким-то чудесным образом все сложилось: там же огромные очереди, а, так как я был на костылях, нас ко всем аттракционам пропускали первыми.

Расскажите о съемках в сериале «Доктор Анна».
Олег Масленников-Войтов: В первой же серии, когда мы с Сергеем Пускипалисом на черной «Волге» подхватывали у сбербанка доктора Анну (Карину Андоленко), увозя ее от толпы возмущенных вкладчиков, как только мы заезжали за угол, машина глохла. Сначала за рулем сидел я, а Сережа Пускепалис толкал ее, потом он за рулем – я толкал. Когда машина заглохла окончательно, ничего не оставалось делать, как посадить за руль Карину, и толкать эту «Волгу» уже вдвоем. А на «Волге» гидравлики нет: чтобы повернуть руль, надо приложить большое усилие, так что Карине пришлось нелегко. А в последней серии я должен был выхватывать пистолет, трясти им, угрожая выстрелить. А у меня из него все время выскакивал магазин! Так что никого застрелить из него я бы при всем желании не смог.

Мария Анисимова, «Юго-восточный курьер»

Поделиться.

Комментарии закрыты