Олег Жаков: «Две вещи привели меня в кино — спорт и фантастика»

0

Он прославился после фильма «Семеро смелых»
Народный артист, лауреат всяческих премий, актер, сыгравший в 70 фильмах, Олег Жаков оставался загадкой для своих современников.

Клуб «ХЛАМ»
Он родился 1 апреля 1905 года на Урале в городе Сарапуле. В 1912 году семья переехала в Казань, где Олег учился в церковно-приходской школе. Отец Жакова был преуспевающим врачом, и в детстве Олег ни в чем не нуждался. Родители вместе с гостями часто устраивали домашние спектакли и концерты, водили сына в театр и отпускали в походы. Но настоящей страстью юного Олега было чтение и кино. Причем страсть к кинематографу в семье не приветствовалась, так как киносеансы считались развлечением для бедных, а мальчику из хорошей семьи больше подходило участие в любительских спектаклях. Но, несмотря на неодобрение родных, Олег при каждом удобном случае сбегал из гимназии в кинотеатр «Палас», находившийся неподалеку от их дома.
Семья Жаковых в 1919 году переехала в Екатеринбург, где Олег окончил среднюю школу, некоторое время проработал на электростанции и поступил в политехникум на педагогическое отделение, который оставил, проучившись три курса. В то же время он начал посещать клуб под названием «ХЛАМ», аббревиатура которого расшифровывалась, как «художники, литераторы, артисты, музыканты». В «ХЛАМе» Жаков подружился с лучшими представителями екатеринбургского авангарда. Его друзьями стали Григорий Александров, поставивший «Мистерию-буфф» Маяковского в цирке, будущий известный актер Петр Соболевский, сыгравший в то время в «ХЛАМ» роль Жевакина в гоголевской «Яичнице», и Сергей Герасимов.
Сам Жаков проявил себя в «ХЛАМе» в качестве спортсмена и одно время даже подрабатывал спортивным инструктором, превращая обычные упражнения на перекладине в настоящее шоу. «Две вещи привели меня в кино — спорт и фантастика», — вспоминал потом Жаков. Он был не единственным приверженцем спорта из известных в будущем актеров. Спортсменами, и даже – чемпионами, были выдающиеся актеры тех годов Игорь Ильинский, Мария Бабанова и Юрий Завадский.
Когда екатеринбургские друзья уехали учиться в город на Неве, то вслед за ними решил переехать и Жаков. Он приехал 16 января 1926 года, когда Герасимов и Александров уже занимались в студии у Григория Козинцева и Леонида Трауберга в фабрике эксцентризма (ФЭКС). Они помогли Олегу попасть туда же. Об экзамене Жаков вспоминал: «Козинцев попросил меня изобразить Плюшкина. Я изобразил и был принят». Вскоре он впервые снялся в массовке в экранизации гоголевской «Шинели». «Жаков — актер?! Скромный, застенчивый, сутулый, ходит, словно скосившись набок — от смущения, что ли. Куда ему?!» — говорили о тяге к актерскому мастерству некоторые знакомые Жакова. Но Козинцев сумел разглядеть в юноше будущего хорошего актера.

«Мы снимались на черно-белой пленке»
В фильмах, сделанных в ФЭКС, Жаков успел сыграть крошечный эпизод в «Шинели» и сцену гибели молодого парня в фильме «Новый Вавилон». Несуразный юноша-солдатик в этой картине должен был умереть на глазах любимой девушки. Жаков построил эту сцену на контрастном переходе от безмятежной радости жизни к смерти с поразительной эмоциональной силой. Во время работы он познакомился с композитором Юрием Тыняновым, оператором Иваном Москвиным и композитором Дмитрием Шостаковичем. Олег Петрович вспоминал о своей работе в ФЭКС: «Мы снимались на черно-белой пленке, при примитивном освещении, в немом кинематографе — и были счастливы!» Это было, действительно – так. Козинцев и Трауберг учили молодых актеров думать над каждым жестом и ценить каждую секунду экранного времени. Их актеры должны были передавать психологическое состояние героев без внешнего нажима и добиваться предельной выразительности, тщательно передавая детали поведения.
Именно под влиянием Козинцева и Трауберга Жаков выработал свою манеру игры. Принципы актерского мастерства, преподаваемые мастерами, были чрезвычайно практичны — они одними из первых в кино решили, что актеру на экране мало работать одним лицом и произносить бесконечные монологи. Сильные переживания режиссеры показывали сугубо кинематографическими средствами.
От актеров в их фильмах требовалась харизма и предельный минимализм выразительных средств. И даже когда ФЭКС прекратил свое существование, Жаков сохранил верность формалистским идеям Козинцева и Трауберга в своей игре. И их принципы актерского воспитания помогли Олегу стать мастером исключительно точного рисунка в каждой своей роли.
После студии ФЭКС Олег Жаков учился на киноотделении института сценических искусств, а затем работал на студиях «Ленфильм» и «Мосфильм», где судьба его еще не раз столкнула с Сергеем Герасимовым. В первой звуковой картине Герасимова «Семеро смелых» Олег Жаков сыграл роль немецкого эмигранта Курта Шеффера, в образе которого режиссер стремился раскрыть героизм в естественных и будничных поступках людей. У Жакова в этом фильме почти не было реплик, и ему было трудно создавать образ молчаливого героя. Но скудость текстового материала актер обратил в драматургическую силу, и сдержанность Курта Шеффера, сыгранного Жаковым, помогла держать в напряжении зрителей в течение всего фильма.
Сорок лет спустя, Герасимов предложил Жакову сняться еще в одной своей картине «У озера», где актер сыграл роль профессора Барвина — ревностного хранителя Байкала. Одним из партнеров Олега Жакова в этом фильме стал Василий Шукшин.
В фильме «Депутат Балтики» артист великолепно сыграл доцента Воробьева в дуэте с Николаем Черкасовым. А немного позже роль бывшего заключенного Федора Таланова, жертвующего жизнью на войне ради своей страны, стала одной из лучших из работ Олега Жакова.
Всего за свою творческую карьеру Олег снялся более чем в шестидесяти фильмах, им было создано много разных, непохожих и неожиданных характеров. Жаков не только воплотил в кинематографе образ целеустремленного и полного внутреннего достоинства мужественного интеллигента. Последней работой актера был фильм «Жаркое лето в Кабуле», где он снялся без малого в восемьдесят лет. Во время съемок в этой картине у него случился инфаркт, но, даже несмотря на это, Жаков завершил работу над этой картиной.

«Я люблю тебя, Таня!»
С артисткой филармонии Татьяной Новожиловой Жаков познакомился на концерте, в котором они оба участвовали, причем каждый из них к этому моменту был в браке, и имел по двое детей. Татьяна Ивановна долго не принимала всерьез ухаживаний Жакова, который, тем не менее, проявил завидное упорство и изобретательность. Он задарил свою избранницу охапками цветов, а однажды Татьяна Ивановна увидела на снегу выложенную из красных яблок фразу: «Я люблю тебя, Таня!» Все это происходило после блокады, и яблоки зимой стоили дороже, чем любые цветы. Позже Жаков признался супруге, что ради покупки этих яблок ему пришлось по ночам разгружать вагоны.
Когда Татьяна Ивановна из-за болезни почек вынуждена была переехать на родину в Пятигорск, Олег Петрович, не раздумывая, переехал вслед за ней. Но при этом со своими родными детьми, дочерью Галиной и сыном Олегом, Жаков продолжал поддерживать отношения и помогал в течение всей жизни, отправляя посылки и деньги. Соседка семьи, Лидия Марцен, рассказывала о Жакове: «Он до старости был статный, высокий. Детишки вечно его одолевали, караулили возле дома, чтобы взять автограф, часто просили расписаться прямо на дневниках. Он охотно отвечал на вопросы, любил рассказывать о своих путешествиях».
Со временем дочь Татьяны Ивановны Лия уехала в Америку, а ее сын Юрий продолжал жить в пятигорском доме родителей. Приехавшим взять у него интервью журналистам про своего знаменитого отчима Юрий Олегович рассказывал с трепетом, извиняясь, что не сохранил из-за ремонта старого дома интерьер, который был при Олеге Петровиче: «Отчество у меня — от моего родного отца, он тезка с Олегом Петровичем. Жаков меня не усыновлял. Нас с ним познакомила мама, когда я приехал поступать в железнодорожный институт. Мы очень подружились. Олег Петрович был немногословным, но с отменным чувством юмора. Как скажет, так не в бровь, а в глаз. Всегда звал меня на рыбалку и охоту. Мог неделями жить один или в компании егерей в лесах и на озерах. Его много раз звали жить в Москву, ведь снимался он часто. Но он отказывался переезжать, говорил, что лучше будет постоянно летать, но Пятигорск не покинет. Тем более что маме подходил только здешний климат».
Свою любовь к природе Жакову удалось выразить в фильме «Белый клык». Жаков, по сути, сам был похож на героев Джека Лондона, он был так же смел, хмур и замкнут, скромно жил вдали от столичной суеты со своей любимой женой. Когда Татьяна Ивановна умерла, он очень тяжело пережил ее смерть, но никому не показывал свое горе. Невестка актера Таисия Абрамовна рассказывала, что Жаков незадолго до смерти очень хотел увидеть свою родную дочь: «Он очень ждал Галю. Но от нее получили известие: “Папа, я лежу в онкологии”. Эту телеграмму мы ему показывать не стали, хотели, чтобы у него оставалась надежда встретиться с Галочкой. Так он ее и не дождался. Вскоре после его смерти мы узнали, что Гали тоже не стало.
Когда Олег Петрович заболел и стал редко выходить из дома, он любил сидеть рядышком, когда я что-то готовила. Пытался учить меня варить борщ, сетовал, что я очень мелко режу овощи, брал нож и показывал, как это делать правильно. В последнее время он терял память, часто находился в каком-то забытье. Однажды, вернувшись с работы, я уловила сильный запах газа. Олег Петрович сидел у плиты в пальто. В руках он держал топор. Что ему привиделось? После этого случая мы с Лией решили его одного не оставлять, дежурили по очереди, так как обе работали. 31 декабря 1987 года у нашего дедули случился инсульт. Эта последняя зима была для всех нас очень тяжелой, но он старался держаться стоически. А в начале мая, после приезда к нам “скорой помощи”, я спала очень тревожно. И вдруг какая-то сила меня буквально подняла с кровати. Я посмотрела на часы, они показывали пять утра. Вдруг среди тишины и мерного дыхания Олега Петровича я услышала его глубокий последний вздох. Умирая, он никого не потревожил. Ушел спокойно и достойно. Так же, как и жил». Его не стало 4 мая 1988 года.

Подготовила Лина Лисицына,
По материалам Chtoby-pomnili.net, Russkoekino.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты