Олег Янковский: «В жизни многое определяет случай»

0

Олег Янковский — последний, кто удостоился звания народного артиста СССР. Сегодня он вспоминает об этом лишь как о курьезном факте биографии, а зрительская любовь к Янковскому определяется отнюдь не званиями и регалиями.

В театральный привела судьба

Олег Янковский родился 23 февраля 1944 года в казахском городке Джезказгане в семье ссыльного белогвардейского офицера и был младшим из трех братьев. Со временем Янковские перебрались в Саратов — город с богатыми культурными корнями.
Старший из братьев Олега — Ростислав — окончив саратовское театральное училище, уехал в Минск играть в Русском театре. 14-летнего Олега он забрал к себе, чтобы снять с родных хотя бы часть материальных забот. Там Янковский-младший дебютировал на сцене — нужно было заменить заболевшую исполнительницу эпизодической роли мальчика в спектакле «Барабанщица». Правда, Олег не сразу осознал всю ответственность — куда больше театра его волновал футбол, он спал и видел себя вратарем или нападающим. Однажды он просто проспал свой выход в спектакле. Рассерженный Ростислав категорически запретил брату на пушечный выстрел подходить к футбольному полю.

Позднее Олега вернули в Саратов. Школьные годы подходили к концу, пора было решать, что делать дальше. Засобирался он в медицинский институт, чтобы выучиться на стоматолога. Но как-то летним днем покупая на рынке картошку, Олег увидел на столбе затертое объявление о приеме в театральное училище. Вспомнил свой минский опыт и решил: «Зайду-ка, посмотрю». Так и произошла совершенно фантастическая и судьбоносная история. Узнав о том, что экзамены давно закончены, Олег осмелился зайти к директору — узнать об условиях приема. Тот, не дав юноше объяснить цель визита, спросил его фамилию. Янковский ответил, и директор неожиданно объявил, что Олег принят в училище.

Тот вернулся домой ошарашенный: его судьба сама собой определилась. Янковский думал, что все из-за того, что в театральном мог быть недобор. Но лишь спустя несколько месяцев он узнал, в чем дело. Оказывается, его второй брат Николай также втайне грезил театром. Он работал на заводе сталеваром, но мечта о сцене не давала ему покоя. Вот он и пошел поступать, никому ни о чем не сказав, — сдал все экзамены, прошел все туры… А когда узнал о том, что Олега в училище приняли за него, он просто промолчал. Мол, пусть учится младший, а ему нужно кормить семью — маму и бабушку. А в училище еще долго считали, что они просто перепутали имя абитуриента Янковского.

«Актеру нужны столичные подмостки»

Все трое братьев Янковских женились в ранней молодости и на всю жизнь. Олега его недремлющая судьба настигла на втором курсе училища. Его избранница Людмила Зорина училась на курс старше. Она была очень заметной, красивой, рыжей и безумно талантливой. Однажды за хорошую учебу их обоих премировали поездкой в Москву. «Мы вышли тогда из поезда, купили на Павелецком вокзале саечки по шесть копеек, сидели на скамейке, ели эти булочки и мечтали о будущем, — вспоминает Янковский. — Тогда и не задумывались, что Москва станет нам родным городом».

После училища Зорину сразу пригласили в Саратовский драмтеатр, и она очень быстро стала звездой. Смотреть на нее ходил весь Саратов, а про Олега тогда говорили: «Это — муж самой Зориной!» Но однажды во время гастролей во Львове Олег зашел пообедать в гостиничное кафе, где по воле случая сидели несколько человек из съемочной группы фильма «Щит и меч», которые решали нелегкую задачу — где взять актера на роль Генриха Шварцкопфа, с умным лицом и внешностью истинного арийца. К Олегу подошли на всякий случай, уверенные, что он какой-нибудь физик или филолог. А в итоге благодаря этому фильму Олег Янковский и стал знаменитым.

«Я уже достаточно активно снимался в кино, пользовался спросом в столице, но при этом продолжал жить в Саратове, играл в местном театре, хотя по всем законам должен был отчалить в Москву, — вспоминает актер. — И дело не в том, что я не любил город, не чувствовал себя патриотом и все такое прочее. До сих пор чту Саратов, он мне много дал, но наступает момент, когда надо уезжать, если хочешь расти дальше. У нас в театре служил очень известный — по саратовским меркам! — актер, любимец местной публики. Услышав, что я раздумываю, не пора ли податься в Москву, он искренне сказал: “Бегите, Олег! Посмотрите на меня, проведшего здесь жизнь, и — бегите!” Нет, ему не было плохо, но долгая работа на периферии неизбежно накладывает отпечаток, понижает планку. Актеру, стремящемуся к настоящей популярности, нужны столичные подмостки».

Янковский понимал, что переезд неизбежен, но не спешил. Его жена мечтала о работе в «Современнике», грезила Москвой. «Помню, “Современник” приехал к нам на гастроли, — рассказывает Янковский. — Мы не пропустили ни одной постановки, сидели в проходе на приставных стульях и представляли, как пойдем знакомиться со столичными звездами. Долго не осмеливались приблизиться к ним, но после спектакля “Строится мост” решились. Стояли у служебного входа и смотрели на выходивших из театра в окружении поклонников Михаила Козакова, Игоря Квашу… За Ефремовым подкатила “Волга”, он сел и уехал. Только Лилия Толмачева оказалась одна, без сопровождения. К ней мы и обратились. Я стал рассказывать, что жена хочет проверить свои силы, показать себя московским гостям. Толмачева спокойно ответила: “Подойдите к Ефремову. Мы берем молодых артистов”. Однако у нас с Людой не хватило смелости явиться на просмотр. Испугались. Наверное, к счастью».

Лаэрт вместо Гамлета

Янковский мечтал работать у Марка Захарова, но у того долгое время не было «своего театра». Олег Иванович ждал, и, наконец, любимый режиссер все же пригласил его в свою труппу: Захаров тогда возглавил «Ленком».

После первого же спектакля толпа поклонников ждала Янковского у выхода из театра: «Это была пьеса Юрия Визбора и первая постановка Марка Захарова в “Ленкоме”. По киноролям меня узнали, конечно, раньше, я успевал сняться в 6-7 картинах за год. Что касается театра, то здесь все шло поступательно, не скажу, будто роли так и сыпались. Захаров редко, почти никогда не ставит пьесы специально для артистов. Он берет тему и уже под нее подыскивает подходящего исполнителя. Не устаю повторять: в жизни многое определяет случай. К примеру, не окажись я в нужный момент на “Мосфильме”, почти наверняка не довелось бы поработать с Андреем Тарковским. В первоначальном сценарии “Зеркала”, носившем название “Белый, белый день”, роли у моего героя, по сути, не было. Но Лариса, жена Тарковского, столкнулась со мной в коридоре “Мосфильма” и вдруг увидела поразившее ее сходство с собственным свекром. Так эпизодический персонаж приобрел вес, роль переписали, видоизменили, домыслили. В картине появился Отец».

Уже потом была «Ностальгия». «За десять лет между этими фильмами у нас много чего было с Андреем Арсеньевичем, — вспоминает Янковский. — И очарование, и дружба, и даже период охлаждения. Тарковский ведь именно мне предложил сыграть Гамлета на театральной сцене. Я принес идею Захарову, тот с радостью ее поддержал. Два года я ждал, пока приступим к репетициям, но за несколько дней до их начала Тарковский неожиданно сказал: “Меняем концепцию. Гамлета будет играть Солоницын”. А мне предложили роль Лаэрта. Я взбрыкнул и отказался. Потом, спустя годы, Тарковский позвонил: “Олег, обиды не держишь?” Я ответил: “Все забыто, Андрей Арсеньевич”».

«Я почувствовал вызов и принял его»

Янковскому часто приходилось выезжать за границу на различные кинофестивали, и там с ним часто случались разные казусы. Однажды впервые приехав с группой в Париж, он немедленно пошел на почтамт и отправил в Москву телеграмму: «Все в порядке. Остановились в таком-то отеле». После этого отправился гулять по городу и заблудился. Елисейские поля, башня, выставки… Ближе к вечеру зашел в какой-то ресторанчик. Короче говоря, кинулся искать отель, да забыл его название и улицу, где он находится. После долгих поисков, истратив на такси почти все деньги, Янковский отправился снова на почтамт и отправил домой еще одну телеграмму: «Срочно сообщите название моего отеля!»
Поклонниц у Янковского было много не только в странах бывшего Союза. Как-то в Японии один российской артист выронил в парке кошелек с деньгами и, не заметив потери, пошел дальше. Вскоре его догнала молоденькая японка, которая служила в этом парке, и вернула кошелек. Артист был тронут до глубины души как поступком, так и красотой девушки, и решил ее отблагодарить. На следующий день купил коробку конфет и, поскольку ее самой в тот день не оказалось, оставил конфеты коллегам девушки. Приложил и собственный портрет с автографом и адресом гостиницы. Вскоре артисту передали фотографию японской девушки с какой-то дарственной надписью, как же он был разочарован, когда эту надпись перевели: «Господин русский артист, передайте мой портрет артисту Олегу Янковскому, в которого я влюблена».

Сейчас Янковский один из самых высокооплачиваемых российских актеров, а ведь когда-то даже у него бывали трудные времена: «Был момент, когда вместе с разваливающимся Советским Союзом посыпался и кинематограф. На время я перестал активно сниматься, но до полных остановок не доходило. Компенсировал возникший дефицит игрой в “Ленкоме”, театральными ролями на Западе. Я тогда на полгода уезжал во Францию. Потом российское кино встало на ноги, и все вернулось на круги своя. Сегодня чувствую себя вполне востребованным, не жалуюсь на отсутствие внимания».

В последние годы у него множество ролей, различных наград. «Что касается призов, тут вот какая штука, — говорит Янковский. — Однажды мне вручали очередную премию, сейчас уже точно не скажу, за что именно. Словом, нужно было выйти на сцену и произнести полагающуюся в подобном случае речь. Говорить банальности не хотелось, и я рассказал эпизод из своей молодости. Как мой товарищ, режиссер по профессии, решил порекомендовать меня коллеге. Мол, предложи Олегу роль в картине, пусть сыграет. Но вместо благодарности за совет услышал: “Янковский? Да он же отработанный материал!” Помню, я страшно разозлился: отработанный?! Еще посмотрим! И пошли роли – “Мой ласковый и нежный зверь”, “Тот самый Мюнхгаузен”, “Обыкновенное чудо”, “Влюблен по собственному желанию”, “Полеты во сне и наяву”».

В Янковском тогда проснулся настоящий азарт: «Я почувствовал вызов и принял его. Доказывал состоятельность игрой. Спустя годы ситуация повторилась. Когда мне предложили стать президентом “Кинотавра”, одна критикесса ехидно спросила: “Наверное, вам, Олег Иванович, больше нечего сказать как артисту, вот и решили податься в члены президиума?” Опять страшно разозлился! И сыграл новые роли».

«Ника» для отца и сына

Жена Янковского когда-то решила пожертвовать своей карьерой ради Олега. Бросив все, она последовала за мужем в Москву, с головой ушла в семью: пока супруг занимался развитием своего таланта, Людмила создавала ему надежный тыл. Кроме жены, самые близкие люди для Янковского — сын Филипп, невестка Оксана Фандера и, конечно, внуки. «Из меня получился неважный воспитатель, — признался артист, — я очень люблю своих внуков и балую их. И все свободное время, которое у меня есть, стараюсь отдать им».

Олег Иванович очень ценит семейные отношения и не раз говорил, что если бы пришлось выбирать между творчеством и семьей, он, не задумываясь, пожертвовал бы карьерой. Больше всего он гордится не своими театральными и киноработами, а тем, что построил для своей семьи дом, и по-прежнему считает, что семья — самая большая удача в его жизни. Успехи сына в режиссуре также невероятно ценны для Янковского: «В моем кабинете висит одна фотография. Она сделана в 2003 году. Это редко бывает, чтобы отец и сын вместе получили “Нику”. Филипп — за фильм “В движении”, я – за “Любовника”. Я считаю, что в тот год мы оба достойно поработали. И вот на этой фотографии мы стоим и держим две “Ники” — прекраснее момента для меня быть не может».

Но недавно грянула новость, что Янковский тяжело болен: у него возникли проблемы с поджелудочной железой. Прежде актер никогда особо не следил за своим здоровьем: съемки в кино, гастроли и спектакли не оставляли свободного времени. К врачам Олег Иванович обратился, когда его прижало так, что он не мог разогнуться от боли. Приступ случился на очередной репетиции в театре «Ленком». По совету друзей Янковский решил лечиться в Германии в клинике, которая специализируется на онкологических заболеваниях. Туда актер вылетел в конце января, рассчитывая вернуться быстро, пройдя лишь обследование. Но в больнице пришлось задержаться, хотя и ненадолго: Янковский заявил, что возвращается на сцену в роли жениха Жевакина. Серьезный артист поразил публику еще год назад своим комедийным талантом. Такого Янковского зрители еще не видели — его Жевакин в тесном мундирчике нелепо-наивно-смешон, клоун, да и только. А клоун в данном случае — лучший комплимент для любого артиста.

Подготовила Лина Лисицына
По материалам [link=http://www.itogi.ru]«Итоги»
[/link],[link=http://www.novaya.com.ua] «Новая»
[/link],
[link=http://www.zapiski-rep.sitecity.ru] «Записки журналистов» [/link],
[link=http://www.peoples.ru]People’s History [/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты