Ольга Погодина: «У меня потребность преодолевать препятствия»

0

Продюсер и актриса Ольга Погодина рассказала о своих детских воспоминаниях, частых походах в кино и поделилась рецептом молодости.

— Ольга, на какой московской улице вы родились?
— Представьте себе, на Погодинской, что уже фантасмагорично! Правда, тогда мои имя и фамилия были другие. Мама хотела дать мне свою фамилию и назвать Эмилией, так звали бабушку по папиной линии. И в роддоме я была Эмилия Погодина. Но когда нас выписали из роддома, мама плохо себя чувствовала. В загс отправился папа и дал мне свою польскую фамилию и имя моей прабабушки по маминой линии. До 18 лет я была Ольгой Бобович. А потом, уже учась в театральном, поменяла фамилию, решив, что маме будет приятно. Так я превратилась в Ольгу Погодину. Интересно, что у моего мужа Алексея Пиманова было примерно так же – он сначала был Олегом.
— Где вы росли, и с какими местами связаны ваши детские воспоминания?
— Все детство у меня ассоциируется со Старопанским переулком и улицей Сивцев Вражек. Туда мы с мамой часто ездили в поликлинику. А самое раннее детство связано с Ригой и мамиными родственниками, которые в основном латыши. Мы там часто отдыхали. Я очень люблю Прибалтику и эти места. Самые тёплые воспоминания — оттуда: крошечные уютные улицы, покрытые брусчаткой, дом-музей латышского писателя Андрея Упита, нашего дальнего родственника, красивый рижский трикотаж.
Школа сформировала мои характер и волю. А потом я, к счастью, перешла на домашнее обучение. Я всегда была не коллективным человеком, солистом. А коллективом впоследствии я стала неплохо руководить!
— Как же девочка со слабым здоровьем, которая училась дома, решилась ступить на трудный путь актрисы?
— Моё здоровье стало лучше. Да и сложности закаляют характер, если он есть от природы. Тогда человек становится непобедимым. Актрисой я решила стать в пять лет — уже тогда начала смотреть взрослые фильмы. Мама говорила, что это русская рулетка, страшный труд и 98 процентов, что не повезет, каким бы ты ни был умным, трудолюбивым и талантливым. Я с ней абсолютно согласна. В моей профессии надо быть фанатом своего дела. Но я никогда не пыталась и не буду пытаться заниматься ничем другим.
— Но ведь вы еще и продюсер.
— Последние десять лет — да. А вообще, всегда чувствовала себя продюсером.
— Где черпаете силы для интенсивной работы?
— В мечте, во вдохновении, в азарте, в сложностях! Я очень азартный человек, игрок! Теперь уже профессиональный. Чем хуже ситуация, тем больше она меня заводит, тем лучше работает мозг. И я начинаю получать удовольствие от решения проблемы, повышается адреналин. В спокойствии мне скучно, у меня потребность преодолевать препятствия. Это мой необыкновенный дар.
— Как и когда вы заработали свои первые деньги?
— В 16 лет поступила в институт. И на первом курсе, еще до моего дня рождения в сентябре, мне и еще нескольким студентам поручили вести какой-то праздник. У меня был небольшой выход – я объявляла пару номеров. На заработанные деньги купила в подарок маме чучело белки, которое до сих пор стоит в её квартире. А тогда она пришла в ужас от такого странного подарка.
— Это был ваш первый выход на сцену?
— Нет, я и в школе часто выступала. Тогда проводились городские конкурсы чтецов. Я от школы ездила на них, читала Паустовского, Достоевского, Лермонтова, Есенина, даже Маркеса. А вот первый театральный выход был в институте – играла с актером Васей Седых в спектакле по рассказам Чехова. Волновалась. Раньше я вообще очень волновалась перед выходом на сцену. Мне это мешало. А сейчас расслабилась, научилась получать от этого огромное удовольствие. Теперь есть только легкий мандраж и вдохновение, которое заводит и подстегивает.
— Чем для вас стала работа над ролью Маргариты Назаровой, за которую вы получили кинопремию «Золотой орёл»?
— Это мой самый откровенный разговор о любви и потерях, о смелости и потрясениях, об одиночестве и о смысле жизни. Первоначальную идею этой картины подарила мне Ольга Субботина, талантливый режиссёр Центра драматургии и режиссуры Казанцева и Рощина. Она хотела сделать со мной историю первой укротительницы львов Ирины Бугримовой. Но у моих друзей братьев Запашных не было столько львов, поэтому Эдгард сказал: «Будем снимать об укротительнице тигров — о Назаровой!» До нас никто не делал кино, в котором драматические артисты играли бы вместе с тиграми, пантерами и медведями и по-настоящему, в прямом контакте, без дублёров, сами выполняли все трюки, которые только возможны в мировой дрессуре. Незабываемый был аттракцион! В этом фильме есть все, что нужно для шедевра: уникальные смертельные трюки, честность исполнения и умопомрачительная, страстная история любви. Вообще, все мои фильмы — о любви.
— О какой любви ваш новый фильм?
— «Любовь прет-а-порте» — одна из самых забавных лирических картин, со страстью, нежностью и всеми атрибутами романтической комедии. И с самым фантастическим и неожиданным переодеванием героя, какое только можно себе представить, если вообще такое может прийти в голову нормальному человеку! История рассказана смешным легким языком с итальянским юмором, остроумно поддержанным автором русского текста Эдуардом Радзюкевичем.
И это первая картина, на съемках которой мы с партнером Андреа Прети находились в постоянной конфронтации. Полемика шла такая, что вот-вот убили бы друг друга! Но ведь артисты не должны быть равнодушны. И неважно, по какой причине искрит. Это был забавный опыт.
— Есть ли у вас хобби?
— Очень люблю и часто хожу в кино. У нас в доме огромный домашний кинозал, но мне всегда хочется посмотреть на реакцию зрителей. Я прихожу в кепке и очках в кинотеатр. Сажусь на последний ряд. Мне так нравится ощущение темного зала и экрана! Мир иллюзий — это мой волшебный мир, который я люблю больше всего на свете. Дома не могу так отключиться.

Юлия Ванина,
«Москва. Северо-Запад» (szaopressa.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты