Ольга Арнтгольц: Я не хотела афишировать свою свадьбу

0

Говорят, между близнецами есть связь – они чувствуют друг друга на расстоянии, одновременно радуются или переживают. «Это преувеличение, – уверена звезда фильмов «Живой» и «Глянец» Оля Арнтгольц, – мы с сестрой Таней разве что ссоримся реже других сестер».
– Оля, вы известная актриса, но сейчас сидите в кафе в центре Москвы и спокойно пьете чай. Вас вообще часто узнают?

– Вы забыли про темные очки (смеется). Я полюбила их еще в юности и теперь, выходя на улицу, обязательно надеваю. Мне очень нравится разглядывать людей – их лица, руки, манеру одеваться. Без очков это сделать сложно, поскольку не все одобрят мою привычку. Люблю сидеть в метро, слегка опустив голову, и глазеть на пассажиров, которые сидят напротив. Этот способ мне подсказал преподаватель в институте, который считал, что подготовиться к роли можно только в общественном месте.

– И часто ради этого спускаетесь в подземку?

– Сейчас уже нет, а раньше это был мой единственный способ передвижения. Конечно, часто темные очки не помогали, и люди меня узнавали. Я всегда замечаю, «рассекретили» меня или нет. При этом смущаюсь, начинаю отводить глаза, судорожно теребить телефон, делая вид, что пишу СМС. Недавно сдала на права и купила машину. Правда, сама в город еще не выезжала – авто пока не застраховано, и я боюсь его повредить. Хотя друзья говорят, что я осторожный водитель.

– Наверно, машина очень дорогая?

– Я считаю, что такая покупка, как автомобиль, в принципе не может быть дешевой. У меня машинка-купе, хотя я больше люблю джипы. Но пока буду рулить на ней – не так жалко будет побить.

– Судя по последним приобретениям, кризис на вас не отразился?

– Когда он начался, мне предложили сниматься в очень серьезном проекте. Мы работали с октября по май. Но, кроме кино, у меня есть еще театр, где я играю постоянно. Конечно, зарплата там небольшая, зато выдают ее всегда вовремя (улыбается).

– Оля, а в студенческие годы вы с сестрой подрабатывали?

– Мы довольно рано начали сниматься, на втором курсе. Были роли в сериалах «Простые истины», Next, «Трое против всех». На первом курсе, когда работу еще не предлагали, Таня пару раз подрабатывала. Мы тогда жили в общежитии, вчетвером в комнате. Сестра вместе с одной нашей соседкой пошла вести корпоратив, посвященный Пушкину, а мы с другой девочкой остались. Наутро мы проснулись и увидели на столе большую тарелку с тарталетками и живые лилии в вазе, которые девчонки принесли с мероприятия. Это было очень веселое время. Помню, им заплатили по тем временам неплохие деньги.

– Тяжело было в общежитии?

– Да. Первый год жили на деньги, которые заработали от продажи щенков. Мы родом из Калининграда, и как-то раз папа принес домой девочку тойтерьера, которую ему отдали знакомые. Они сказали, что если мы будем сильно ее любить, то она нас озолотит. Я запомнила эту фразу. Через какое-то время Софья родила пятерых щенков, которых мы впоследствии продали за очень хорошие деньги. Кстати, собака до сих пор жива. Ей уже 14 лет.

– Сейчас скучаете по своей прежней жизни?

– Нет, только по родителям. Они часто бывают в Москве, но мне всегда тяжело с ними расставаться. Последний раз приезжали несколько недель назад – нас пригласили на очень серьезное мероприятие в Кремле, и мы пошли на него с мамой и папой. Впервые за много лет всей семьей провели вместе три дня. Тогда я поняла, что мне очень не хватает их общества. Мы так мало разговариваем, видимся… Хочется свозить их за границу, показать мир, ведь они нигде не бывали. Мы с сестрой посовещались и решили в ближайшее время перевезти родителей в Москву. Надеюсь, получится.

– Большую часть жизни вы с Таней прожили вдвоем. Сложно было разъезжаться?

– Мы просто пережили тот период и осознали, что у каждого будет своя семья. Невозможно же быть вместе всю жизнь. Теперь созваниваемся несколько раз в день, встречаемся. У меня ощущение, что мы с Таней – это один человек, настолько мы дружны. Думаю, дело в том, что мы вместе выросли. У нас никогда не было такого, что вот это мое, а это – твое. Со старшим братом, например, у нас бывают конфликты.

– Но какие-то явные отличия между вами с сестрой есть?

– Конечно. У меня, как мне кажется, нелегкий характер. Часто близкие не понимают мое нежелание делиться своими мыслями и чувствами. Я, например, могу надумать себе что-то и принять неверное решение. Сестра же более эмоциональная и открытая. А вообще все наши с Таней знакомые считают, что мы наивные девочки, живем как будто в мультиках.

– Я думаю, вы еще и скрытные. Например, о свадьбе Тани все узнали только через полгода.

– А зачем афишировать такие интимные подробности? Тем более что никаких церемоний они с Ваней не устраивали. Свадьба прошла в узком дружеском кругу. Не было ни свадебного платья, ни фрака… Расписались, поужинали в ресторане. Знаете, я думала, что буду очень переживать – все-таки не каждый день сестру-близняшку замуж выдаешь, но не проронила ни слезинки. Наверно, потому, что все происходило без пафоса, по-домашнему.

– Вы и о своей свадьбе не рассказываете, отрицаете…

– Я действительно вышла замуж, но не хочу об этом говорить. Все узнали об этом событии, когда мы с Вахтангом (Вахтанг Беридзе – актер, муж Оли. – Авт.) приехали на «Кинотавр» с кольцами. В газетах сразу стали писать, что мы муж и жена. Но для меня обручальные кольца ничего не значат – главное то, что в сердце. Как видите, сегодня на моем безымянном пальце ничего нет, но при этом муж сидит вон за тем столиком (показывает рукой и смеется).

София Даль,
«Только звезды»

Поделиться.

Комментарии закрыты