Петр Алейников: самый народный артист

0

«Таланта у Алейникова было на десятерых, да еще и останется, — вспоминал народный артист СССР Николай Крючков. — Отличный актер, легкий, искристый, пластичный, со своей знаменитой улыбкой. И в жизни был такой же, как на экране. Хотя невзгод да горя в жизни этой тоже было на десятерых с лихвой».

Из беспризорников — в актеры

Петр Алейников родился 12 июля 1914 года в деревне Кривель Могилевской области в Белоруссии. В пять лет он остался без отца: Мартын Алейников работал сплавщиком леса на Днепре, однажды во время сплава он свалился в холодную осеннюю воду, простудился и надолго заболел. Встать с постели ему было уже не суждено. Мать осталась одна с шестерыми детьми на руках, прокормить их она не могла, потому дала Пете и его старшей сестре немного еды, перекрестила их и отправила в свет, просить милостыню. Катя через год вернулась, а Петя продолжал бродяжничать.

Хорошие люди, видя, как мается ребенок, устроили его в Шкловскую спецшколу для детей-сирот. Но тут же нашлись «доброжелатели», подсказавшие, что у Пети жива мать, и мальчишке перестали выделять бесплатный продпаек. Чтобы заработать себе на пропитание, он колол дрова чужим людям и даже подрабатывал нянькой. По интернатам, приютам и коммунам для сирот он скитался еще долго. Учился хорошо, а в свободное время любил посмотреть кино. Еще в Шклове сдружился с киномехаником, помогал ему крутить в парке кино, а потом пародировал артистов. Однажды так удачно изобразил местного батюшку, что тот благословил мальчишку: «Быть тебе известным актером», — и вручил ему первый гонорар — червонец.

Попытка Алейникова сбежать из школы-интерната, чтобы поступить учиться, как он говорил, на Чарли Чаплина, не увенчалась успехом. Но в колонии, куда попал парень после побега, существовал драмкружок, и Петя довольно скоро стал в нем самым активным участником. А находясь уже в Могилевской коммуне, сам создал самодеятельный театр.

Когда ребята показали спектакль, посвященный революции, в котором Алейников сыграл одну из главных ролей, его судьба тут же была предопределена. И в 1930 году он с рекомендательным письмом от руководства коммуны отправился в Ленинград, в Институт сценических искусств. «Уже само его появление было аттракционом, — вспоминала Тамара Макарова, которая как раз тогда была студенткой. — Длинный детина, с изумительными глазами – в красной футболке, босиком. Он пришел учиться к режиссеру Сергею Герасимову». Из тысячи желающих приняли только 40 человек. В их числе был Петя. Говорят, педагоги так увлеклись его игрой, что напрочь забыли о сотнях абитуриентов, которые томились за дверью.

Муки и волнения

Свою первую эпизодическую роль в кино Алейников сыграл еще во время учебы в 1932 году в фильме «Встречный». А по-настоящему раскрылся он в фильмах Сергея Герасимова: в 1935 году актер исполнил роль остроумного и обаятельного поваренка Молибога в картине «Семеро смелых». Это был фильм о молодых полярниках, о стойкости и смелости героев в суровых условиях далекого Севера. Съемочная группа стремилась рассказать историю как можно достоверней. Актеры поднимались на ледники Эльбруса, жили на островах Баренцова моря, осваивали лыжный и парашютный спорт в Хибинах.

«Первая большая роль. Огромное волнение, боязнь киноаппарата, — вспоминал Алейников. — Опять же разочарование, муки, самобичевание. Муки и волнения кончились, начался счастливый момент успешно законченного труда. Картина на экранах. Большей радости у актера, по-моему, нет, как в момент хорошего приема зрителем его картины».

Когда на экраны вышел фильм Леонида Лукова «Большая жизнь» о шахтерских буднях Донбасса, множество писем было адресовано персонажу Алейникова, Ване Курскому, — весельчаку и балагуру, простому парню с гитарой. Снялся Петр и в «Донецких шахтерах». А в «Трактористах» не потерялся на фоне блистательных Николая Крючкова и Бориса Андреева. И вскоре их актерское трио стало предметом безудержного всенародного обожания. В их дружеском союзе Борис Андреев обычно был немногословен, а вот Алейников за словом в карман не лез. Когда однажды на крупном кинофестивале он и Крючков встречали зарубежную делегацию, Николай кивнул на симпатичную азиатскую актрису: «Петь, смотри, какая корейка хорошенькая!» Тот тут же отреагировал: «Да брось, Коль! Корейка-то она ничего, да только грудинки никакой».

«Вы играете, как никто»

О приключениях Алейникова и Андреева ходили настоящие легенды. Однажды в Киеве после очередной гулянки актеры уснули в витрине мебельного магазина! Наутро их арестовали, выпустив по ходатайству директора того самого магазина, смекнувшего, что узнаваемые лица в его заведении — отличнейшая приманка для покупателей. Впрочем, выпустили бы и без этой помощи: когда директор пришел спасать звезд, они уже вовсю распевали вместе с начальником КПЗ «Здравствуй, милая моя!».

На съемках фильма «Небо Москвы» Петр Алейников, работая в одном из эпизодов, едва остался в живых. Фильм посвящался летчикам-защитникам столицы. Во время одной из сцен артиста подвесили в кабине самолета под крышей съемочного павильона. А далее случилось невероятное. Неожиданно кабина сорвалась и полетела вниз. Все, кто был на съемочной площадке, оцепенели. Но не растерялся сам Алейников и, проявив ловкость своего героя, выпрыгнул из кабины. Уже на лету он успел захватить край задника сцены и на какие-то секунды зависнуть. Это погасило инерцию падения и спасло ему жизнь. От кабины же остались только щепки.

Зрители обожали Петра Мартыновича, его называли самым народным артистом. Рассказывают, что когда в концертах объявляли его выход, к сцене бежала целая толпа поклонников. Кто-то дарил своему любимому актеру цветы, кто — коробку конфет, кто — шампанское. И главным для каждого из них было увидеть кумира близко, сказать ему какие-то пожелания или попросить желаемый автограф. Этот процесс часто затягивался настолько, что у артиста уже просто не оставалось времени для выступления.

При всей популярности Петра Алейникова, киноначальство его не любило. У актера был непростой характер, он не признавал никаких правил и «партийного политесу». Не имел каких-либо наград и званий, и часто лишался интересных предложений в кино, в то время как зрители болезненно переживали длительное отсутствие любимого актера на экране и писали Алейникову огромное количество писем, которые приходили домой к артисту, в редакции газет и журналов, на киностудии. «Я скажу вам лично, — писал один школьник, — здорово вы играете. В ряде фильмов вы играете незначительные роли, но играете, как никто». От зрителя с Камчатки пришло письмо с просьбой приехать, в котором было написано: «Вы человек, который поднимал дух молодежи моего времени, вселяя бодрость, уверенность».

«Этот фильм — утоление моей актерской жажды»

В первый раз Петр влюбился еще в институте — в свою однокурсницу Тамару Макарову. Но она предпочла ему их педагога Сергея Герасимова, который был старше ее на 15 лет. Алейников очень переживал, а через несколько лет женился на монтажнице «Ленфильма» Валентине Лебедевой, которая родила ему сына Тараса и дочь Арину. Говорят, Петр Мартынович всю жизнь был верен жене, и все же при всей его привязанности к семье ей было с ним непросто. Алейникова трудно было назвать домоседом, и Валентине приходилось искать его по друзьям и чуть не силой приводить домой.

Что же касается его пристрастия к алкоголю, то мнения людей, знавших актера, расходятся. В то, что он злоупотреблял, многие верить отказываются. Да и племянник Петра Мартыновича Николай, который не раз ходил со знаменитым дядей на охоту на зайцев, на рыбалку, уверял, что если тот и выпивал, то только по поводу и не до потери сознания. А режиссер Булат Мансуров как-то в интервью передал журналистам слова медиков, что печень у Алейникова была совершенно здоровой. А от себя добавил: «Просто он легко пьянел от одной-двух рюмок, вот и давал повод для сплетен».

Народный артист СССР Евгений Весник вспоминал: «Мы жили с Алейниковым в одном доме на площади Восстания. Помню, в последние годы он все больше уединялся от людей. Просто ему, обожаемому публикой актеру, было неприятно, когда его, изможденного болезнями, сравнивали с тем, красивым и жизнерадостным, каким помнили по фильмам. И потому он проводил свое время не на прогулках по Москве, а, как правило, ходил в зоопарк, который располагался рядом с нашим домом. Оказалось, что там он подружился с… волком. Причем настолько, что мог спокойно зайти к хищнику в клетку, чем приводил в ужас сотрудников зоопарка. И волк не только его не трогал, а даже “дружески” облизывал лицо. А Петр Мартынович всем говорил, что это и есть его самый настоящий друг».

В последние годы жизни Алейникова почти не снимали, а если и приглашали, то все больше на эпизодические роли. И все же ему дали драматическую роль Марютина в «Утолении жажды», и она ему удалась. В картине был такой момент: герой Алейникова украл деньги, после товарищеского суда корреспондент хочет написать о его проступке в газету, и Марютин умоляет его этого не делать, ему невыносима мысль, что обо всем узнает его любимая дочь. Сыграл он так искренне, что у его молодого партнера по фильму Анатолия Ромашина потекли слезы.

Знал ли Алейников, отправляясь на съемки в Каракумскую пустыню, что фильм будет для него последним? Неизвестно. Но, говорят, незадолго до смерти он попросил режиссера Мансурова не менять рабочее название картины. Сказал: «Этот фильм — утоление моей актерской жажды».

На Новодевичьем

Работал артист на износ. В Ил-18, летевший из Ашхабада в Москву, Алейникова принесли на медицинских носилках. Никто из пассажиров даже не признал в изможденном худощавом мужичке неунывающего деревенского парня, который был предметом обожания всей страны. Хирург Иван Глотов, лечивший Петра Мартыновича в кремлевской больнице, где тот провел последние часы жизни, вспоминал: «Сначала мы вырезали ему одно легкое, пораженное раком, но потом опухоль перекинулась на второе. Заглянули как-то к нему в гости Крючков с Андреевым. Я прихожу в палату — койка Алейникова пуста. Всю больницу на уши поставил, спускаюсь в подвал, а он там напился с шоферней и на столе пляшет!»

Актера не стало 9 июня 1965 года. Его отказывались хоронить на Новодевичьем кладбище. Борис Андреев, узнав об этом, немедленно отправился в ЦК. «Вот, — говорит, — какое дело: Петя Алейников перед смертью мне говорил, что мечтает лежать на Новодевичьем. Так уж нельзя ли?» — «Никак нельзя, — отвечали ему, — на Новодевичьем положено только народным артистам СССР, да хорошо бы, чтобы лауреат Госпремий и Герой Соцтруда. А ваш Алейников заслуженным РСФСР только был!»

Тогда Андреев грохнул по столу огромным кулачищем: «А я помру — меня куда снесут? На Новодевичье? Так вот официально требую: положите Петьку в мою могилу, а меня уж — хоть под забором!» В итоге Алейникова действительно похоронили на Новодевичьем. А для Андреева, которого не стало несколько лет спустя, места там уже не нашлось, его отнесли на Ваганьковское. На могиле Петра Мартыновича написано: «Народному Пете Алейникову». Это ли не высшее признание?

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Советская Белоруссия», «Донбасс», «Киевский вестник», Chtoby-pomnili.com

Поделиться.

Комментарии закрыты