Разуверившийся Хазанов

0

Кто бы подумал, что любимец публики Геннадий Хазанов никогда не хотел смешить своего зрителя. Добившись оглушительного успеха в разговорном жанре (помните студента из кулинарного техникума?), он не остановился на любимом образе — все время шел вперед.

Может, некоторым это покажется странным, но тяга к серьезным ролям у мэтра появилась еще в начале карьеры. А став двенадцать лет назад руководителем Театра эстрады, известный артист всеми силами пытался решить два главных для себя вопроса: вернуть зрителя и отвернуть его от «желтизны» репертуара. Поэтому 6 октября в Киев Геннадий Викторович привезет не концерт, а вечер-откровение под названием «Я вспоминаю».

«Потребность выйти из амплуа юмориста была всегда»


— Геннадий Викторович, вы слывете жестким человеком, частенько закрывались от людей за стеной колкости. Не оттого ли, что ваше чувство прекрасного много раз не принимали, попирали?

— Бывало по-разному. Жизнь зависит от Всевышнего — это он формирует судьбу человека, все время посылает какие-то сигналы, знаки. Не всегда удается их расшифровать, в том числе знаки, посланные на сегодня. Но думаю, что на протяжении всей жизни нужно пытаться их прочесть.

Я всю жизнь хотел, чтобы меня не воспринимали только лишь как такого шутника-юмориста. Потребность выйти из амплуа была всегда, но началось это в 80-х годах. Сначала я работал в формате концертных выступлений, сам стал меняться — в творчестве, как мне кажется, углубляться и расширяться. Именно тогда начались проблемы с той частью аудитории, которая хотела видеть только то, к чему она привыкла.

— Хотите сказать, что зрителю подавай только «желтуху», в лучшем случае что-то веселое?

— Зритель разный. Если говорить о массовом восприятии, то, я думаю, вряд ли люди что-то смотрят или читают, чтобы улучшить свой душевный мир. Мне кажется, что в основном они делают все возможное ради удовольствия. Если бы человечество менялось от того, что было написано и сыграно, мы бы на сегодняшний день имели… идеальное человечество!

«Ремесло без души — холодное»

— Вы руководите Театром эстрады двенадцать лет. Можете вспомнить какие-то особенные для вас встречи?

— Эти годы действительно мне подарили прекрасные, интересные профессиональные встречи. Прежде всего, с режиссером Леонидом Трушкиным, с потрясающими артистами — Инной Чуриковой, Олегом Басилашвили, Анатолием Равиковичем, Марией Ароновой, Марком Захаровым. Много чего было, а вот новых людей не так много. Скорее много людей ушло из этого мира…

— А как вам молодое поколение? Некоторые ваши коллеги сетуют на безграмотность и сквернословие молодых артистов, дескать, культура куда-то исчезла.

— Бороться с этим все равно, что бороться с ветряными мельницами. Не то что бы я когда-то чувствовал восторг по этому поводу — отсутствия культуры… Да и не удивляет меня это, я воспринимаю все как реальность. Человек должен делать то, что ему кажется правильным и интересным, опираться на потребности души.

— В таком случае актерская карьера для вас — больше ремесло или творчество?

— Ремесло — это прежде всего изготовление продукта, но не только для продажи. Все, что создает человек своей деятельностью, предполагает наличие зрителей, обратите внимание — все. И это неплохо. Но когда ремесло существует без подключения собственного сердца и души, оно остается холодным.

— Месяц назад Гарик Козулин (администратор, эмигрировавший в Штаты) мне много хорошего о вас рассказал. Говорил, что вы иногда гастролируете по Америке. Какой туда репертуар возите?

— Знаю такого. (Улыбается.) Не подбираю специально ничего, просто еду с концертной программой. В последний раз был там в 2005 году, но думаю, что больше оснований для поездок у меня нет. Объяснять долго — это целый комплекс причин, теперь поездка в Соединенные Штаты мне не представляется с какой-либо точки зрения интересной.

— А куда бы вы поехали с удовольствием?

— Вот я с удовольствием приеду в Киев. Но, как мне известно, на сегодняшний день интерес к моему приезду не такой большой, как я предполагал.

— Неужели? Ведь вас, у кого ни спроси, все любят!

— Любовь к артисту все равно трансформируется в желание идти и смотреть. Я понимаю, что не у каждого есть такая возможность. Но мне казалось, что для такого мегаполиса, как Киев, наполнение 700 мест в театре — не такая большая проблема… И я настаиваю на том, что это не концерт — вечер-откровение.

«Жена моей работой не интересуется»

— Обычно знаменитости бегут от навязчивого внимания за границу. А вы куда сбегаете от поклонников, чтобы отдохнуть?

— У меня, как у любого человека, есть отпуск, и в это время я стараюсь находиться за пределами России, больше всего люблю Рижское взморье. Там и лес, и прекрасный берег.

— Отдыхаете наверняка с супругой. Вы уже много лет вместе — что же она больше всего любит в вас?

— За 40 лет совместной жизни… Не знаю. Это достаточно большой промежуток времени, и за это время в любом человеке происходят разные процессы. Могу сказать одно: моей работой жена не интересуется.

— Ваша дочь, как и жена, была балериной, танцевала в Большом театре. А потом ушла в кинематограф и за последние 4 года снялась в нескольких фильмах. Как относитесь к ее творчеству?

— Мы со Златой (женой. — Авт.) с трепетом следим за дочкиным творчеством, все работы смотрим. Мы очень уважаем настойчивость Алисы в том новом деле, которым она занимается, но говорим ей постоянно: «Дорогу осилит идущий». Мы никогда не судим поверхностно о ее работах, всегда высказываем личное мнение, но не на уровне указаний и советов.

— У вас есть две очаровательные внучки. Чем интересуются они? В театр с собой берете?

— Одной моей внучке шесть с половиной, второй нет и трех лет. В театр еще пока их не брал. Да и мамины фильмы они вряд ли видели — девочек пока интересуют только мультики.

P.S.

Хазанов — идейный артист. Его абсолютно не интересуют выступления перед жующей публикой на корпоративах — не соглашается на это ни за какие деньги. Хазанов играет в четырех спектаклях своего театра. В каждой постановке — философский подтекст. Хазанов взывает к умению видеть важное, ценное в клубке жизненных событий. Считает, что докопаться до сути во всем человек должен сам. А артист ему может в этом только помочь.

Кстати, Злата, вопреки утверждению мужа, что она не интересуется его работой, часто приходит на спектакли Геннадия Викторовича, иногда по нескольку раз на один и тот же, и всегда говорит ему о неточностях и ошибках. На это Хазанов иногда обижается.

Юлия Фролова,
«Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты